Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
14 декабря 2012, источник: Газета Коммерсантъ, (новости источника)

Банкротство в полный контакт

Топ-менеджеры небольших банков не скромничают перед отзывом лицензии. Как показала практика, объем сомнительных операций в них перед отзывом лицензии может быть практически равен размеру активов. Руководство небольшого регионального банка «Сибконтакт», например, успело полностью обнулить кредитный портфель и избавить банк от недвижимости. За это его топ-менеджерам в суде предъявлен рекордный иск о взыскании убытков на сумму 2,4 млрд руб.

Позавчера арбитражный суд города Москвы зарегистрировал иск АСВ (конкурсный управляющий банкротящегося банка «Сибконтакт») к двум его бывшим топ-менеджерам: экс-президенту Максиму Донину и его экс-заместителю Евгению Конькову. Эти лица руководили банком более года до отзыва у него лицензии, и теперь АСВ требует с них 2,4 млрд руб. Во столько агентство оценило ущерб, нанесенный их действиями банку. По объему это самые большие претензии АСВ к банкирам о взыскании убытков. По данным ЦБ, за период с 2005 по октябрь 2012 года таких попыток было чуть меньше двадцати. До описываемого случая максимальную сумму ущерба по иску о взыскании убытков требовали с предправления Традо-банка (1,68 млрд руб.).

Если рассматривать все иски АСВ о привлечении банкиров к материальной ответственности, в том числе и к субсидиарной (здесь используется другое основание для иска, а именно доведение банка до банкротства), то господа Донин и Коньков уступают по размеру предъявленных к ним претензий только экс-владельцу банковской группы ВЕФК Александру Гительсону и еще двум топ-менеджерам входившего в эту группу Инкасбанка.

В августе к ним был подан иск о привлечении к субсидиарной ответственности на общую сумму 10 млрд руб. Решения по этому делу нет: его рассмотрение неоднократно переносилось. Дата рассмотрения иска АСВ к руководству «Сибконтакта» еще не назначена.

Впрочем, второе место топ-менеджеров «Сибконтакта» в общем рейтинге материальных претензий к банкирам вовсе не означает, что ситуация в этом банке существенно лучше, чем в Инкасбанке. В некоторых отношениях она даже хуже. Как следует из искового заявления АСВ (имеется в распоряжении «Ъ»), согласно отчету независимого оценщика, рыночная стоимость прав требования по кредитам, выданным «Сибконтактом», составляет 0 руб. То есть возврату они не подлежат. При этом сами кредиты составляют 92,3% активов банка. «Замещение денежных средств в активах банка безнадежной ссудной задолженностью явилось результатом действий ответчиков по выдаче кредитов заведомо неплатежеспособным лицам»,-- считают в АСВ.

Произошло это в течение года до отзыва у банка лицензии. Согласно исковому заявлению, за этот период за подписью господ Донина и Конькова всего было выдано 23 кредита на общую сумму 2,4 млрд руб. При этом ссуды выдавались без документов, подтверждающих платежеспособность заемщиков, в большинстве своем кредиты были без обеспечения, а наличие тех залогов, что были заявлены, никто не проверял. Сами заемщики создавали видимость реальной деятельности (минимум налогов и других платежей в бюджет и минимальные зарплаты работникам) либо не озадачивались даже этим.

В Инкасбанке ситуация тоже критическая, но с кредитным портфелем дела обстоят все-таки чуть лучше. По искам о взыскании задолженности в конкурсную массу мизерные средства, но поступают — по состоянию на ноябрь это 12,7 млн руб. Впрочем, вряд ли это способно помочь кредиторам, потерявшим в Инкасбанке более 10 млрд руб. «Все эти банкротства криминальные,-- указывают в АСВ.-- Но у каждого свои особенности. Пример “Сибконтакта” — очередная яркая иллюстрация того, что и в мелких банках банкиры мошенничают по-крупному».

Согласно отчету АСВ о ходе конкурсного производства в банке «Сибконтакт», на текущий момент в производстве находится уголовное дело, возбужденное по заявлению конкурсного управляющего по признакам преступления, предусмотренного ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями). Его детали не раскрываются. Однако, по сведениям «Ъ» от источников, знакомых с тем, что происходило в банке до отзыва лицензии, речь в нем может идти о выводе с баланса банка практически всего недвижимого имущества. В ход, по словам источников «Ъ», пошли допофисы и филиалы банка, административные помещения и проч. Они были внесены в уставный капитал ряда специально учрежденных для этого ООО. Затем эти ООО были проданы, причем оплата фактически производилась несуществующими векселями крупных банков. Впоследствии в результате нескольких итераций они в активах банка были заменены заведомо невозвратными кредитами. При этом выведенные помещения банк потом сам же и арендовал у новых собственников, помогая им «гасить» выданные им же самим кредиты, указывают источники «Ъ». В АСВ не стали комментировать эту информацию.

Юристы считают, что перспективы иска АСВ к банкирам о взыскании причиненного ущерба лежат скорее в нематериальной плоскости. Банкиров, проигравших аналогичные судебные споры и заплативших причитающиеся с них деньги, единицы. В АСВ реальный финансовый результат от таких споров оценивают на уровне 1% от объема предъявленных банкирам претензий. Обычно к моменту вынесения соответствующего судебного решения имущества у них не оказывается, да и они сами уже находятся вне пределов досягаемости. По мнению начальника отдела корпоративного права юридической фирмы Sameta Ольги Сницеровой, выигрыш в арбитражном процессе позволит АСВ рассчитывать на реальный результат по уголовному делу. «Факты, установленные в арбитражном процессе, могут быть использованы в уголовных делах»,-- отмечает Ольга Сницерова. Ст. 201, по которой возбуждено уголовное дело, предусматривает максимум до четырех лет лишения свободы. Если будет дан ход второму заявлению АСВ в правоохранительные органы с просьбой возбудить уголовное дело уже по более тяжкой ст. 196 УК РФ (преднамеренное банкротство) — санкции жестче: максимально это лишение свободы на срок до шести лет.

Светлана Дементьева, Анастасия Горшкова