Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
«Я кричала и плакала»: истории оппозиционеров ВенесуэлыОни не были знакомы и никогда не представляли себе, что им вместе придется пройти через, возможно, самые травматичные переживания в их жизни
24 декабря 2012, источник: Газета Коммерсантъ

К делу Межпромбанка пристроили виллу

Конкурсному управляющему Межпромбанка — Агентству по страхованию вкладов (АСВ) впервые удалось обратить залог на имущество должника банка, обанкротившегося два года назад. После того как на сторону АСВ встал французский суд, у агентства появились реальные шансы продать виллу Сергея Пугачева в Ницце в счет долгов французской компании—заемщика Межпромбанка. Таких обеспечительных мер в России АСВ добиться до сих пор не может.

Французский суд отказал компании--заемщику Межпромбанка в снятии залога с виллы в Ницце, представляющей историческую ценность, рассказала «Ъ» партнер юридической группы «Яковлев и партнеры» Майя Чудутова. Межпромбанк, контролировавшийся Сергеем Пугачевым, обанкротился два года назад, и компания «Яковлев и партнеры» сейчас представляет в суде интересы его конкурсного управляющего — Агентства по страхованию вкладов. «17 декабря Tribunal de Grande Instance de Nice отказал в иске компании SNC Villacota 3 об оспаривании наложения временного залога на виллу Шато де Гаро»,-- говорит госпожа Чудутова. Вилла стала временным залогом по невозвратным кредитам, которые SNC Villacota 3 взяла пять лет назад в Межпромбанке. Причем владельцем французской компании (и виллы) источники российских и французских СМИ называют Сергея Пугачева. Когда залог станет постоянным, у АСВ будет возможность продать виллу — по предварительным оценкам, примерно за €30 млн. Общий объем задолженности Межпромбанка перед кредиторами — более 84 млрд руб. (около €2 млрд), однако для АСВ важен прецедент, когда французский суд пошел навстречу в принятии обеспечительных мер.

АСВ больше года пыталось наложить залог на виллу Шато де Гаро. Дело в том, что два кредита, которые компания SNC Villacota 3 в 2007 году получила от Межпромбанка, были необеспеченными. В совокупности с учетом процентов их сумма составила €13,6 млн. Кредиты не обслуживались, лишь за день до отзыва лицензии у Межпромбанка была попытка погасить разово €3 млн, но суд признал такие действия неправомерными. «В декабре прошлого года мы получили судебный акт в Ницце о наложении залога на Шато де Гаро, это применяется во Франции до решения суда как обеспечительная мера. Одновременно подали иск о взыскании по двум кредитам в России»,-- говорит госпожа Чудутова. В начале текущего года залог был наложен, однако SNC Villacota 3 в июле попыталась оспорить наложение залога в суде. Французский суд ей в этом отказал, оставив залог у АСВ.

По словам юристов, принятие обеспечительных мер в отношении имущества должников в российских судах проходит не столь успешно. В частности, пока принимать обеспечительные меры в отношении имущества заемщиков Межпромбанка АСВ в российских судах еще не удавалось. Так, в ходе банкротства Межпромбанка АСВ было отказано в принятии обеспечительных мер почти во всех арбитражных судах, рассказывает госпожа Чудутова. По ее словам, в частности, у Объединенной промышленной корпорации (ОПК) как одного из заемщиков Межпромбанка было обнаружено девять объектов ликвидного недвижимого имущества, однако арбитражный суд отказал в принятии обеспечительных мер.

Впрочем, в России по делам, связанным с Межпромбанком, юристам зачастую не удается вернуть даже то имущество, которое изначально было в залоге. Так, в июле начато банкротство ОПК, активы которой были заложены в ЦБ под кредит Межпромбанку. ЦБ удалось обратить взыскание лишь на часть этих активов, и только в конце декабря 2011 года. Аналогичным образом АСВ пока не достигло успеха в возврате единственного реального крупного актива Межпромбанка — акций Енисейской промышленной компании, заложенных более чем по 150 кредитным договорам на общую сумму более 60 млрд руб. Пока АСВ судилось за акции, они были проданы владельцам Русской медной компании.

Отсутствие в России возможности накладывать залог или арест на недвижимость или иное имущество, если речь идет о возврате денежных средств, уже привело к формированию негативной для добросовестных кредиторов судебной практики, отмечает председатель московской коллегии адвокатов «Николаев и партнеры» Юрий Николаев. «Накладывать залог или арест на недвижимость можно лишь в случае, если спор идет о самом объекте недвижимости»,-- отмечает он. Как правило, когда заканчивается судебный процесс и получен исполнительный лист, у должника просто уже не остается имущества, заключает госпожа Чудутова.

Ольга Шестопал, Светлана Дементьева