Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Ужасно великий: чем Стивен Кинг запугал все человечествоПопулярность Кинга у публики огромна, но академический литературный мир не может решить, причислять ли его к большим писателям
6 января 2013, источник: ИноСМИ.Ру

Большие цифры помогут решить проблемы оружия в США

Ежегодно в США продается примерно 4,5 миллиона единиц нового оружия и около 2 миллионов единиц подержанного.

Но в США нет национальной базы данных владельцев оружия, а также национальной системы учета покупок огнестрельного оружия и патронов. Простая арифметика в совокупности с силой общественности поможет определять потенциальных убийц, не прибегая к введению ограничений на оружие.

В распоряжении частного сектора есть все средства, чтобы остановить стремительное распространение оружия и помешать сомнительным лицам его приобретать. Нам не хватает только политической воли, чтобы получить возможность создать пусть даже самую примитивную базу данных.

Большие данные могли остановить массовые убийства в Ньютоне, Авроре и Оук-Крик. Но этого не произошло, потому что в США нет национальной базы данных владельцев оружия, а также национальной системы учета покупок огнестрельного оружия и патронов. В большинстве штатов для покупки и хранения оружия даже лицензия не нужна.

И это огромная трагедия, потому что простая математика в совокупности с силой общественности может обеспечить нас необходимыми инструментами для того, чтобы мы могли определять потенциальных убийц, не вынуждая нас прибегать к введению новых ограничений на оружие, которое любой из нас может приобрести. Защитникам частной жизни эта идея, скорее всего, не понравится, однако открытая национальная база данных покупок оружия и патронов может оказаться именно тем, что нам нужно, если мы хотим взять под контроль проблему массовых убийств.

Стоит только задуматься о том, каким образом оружие попало в руки убийцам, совсем недавно устроившим массовые бойни, и вы поймете, что я имею в виду. Джеймс Холмс (James Holmes), подозреваемый в совершении массового убийства в кинотеатре Авроры, приобрел свое оружие легальный образом в трех магазинах, расположенных друг от друга на расстоянии примерно 30 миль. Все три магазина входят в состав розничной сети, пользующейся хорошей репутацией. Затем уже в интернете он купил тысячи патронов и взрывчатку. За короткий период времени курьеры компании UPS доставили примерно 90 упаковок патронов в кампус медицинского университета, где жил Холмс. Не нужно обладать докторской степенью в области статистики, чтобы понять, что такой серьезный арсенал в руках одного человека – особенно такого, как Холмс, который имел определенные проблемы с психическим здоровьем – это весьма тревожный знак.

В Ньютоне Адам Ланза (Adam Lanza) имел при себе сотни патронов – такого количества было достаточно для того, чтобы расстрелять всех учеников начальной школы «Сэнди Хук», если бы его не остановили. Он также попытался уничтожить свои жесткие диски, чтобы скрыть следы в цифровом мире. Очевидно, он опасался оставлять после себя эти данные.

Список примеров можно еще долго продолжать. Сын Хи Чо, студент Виргинского политехнического университета, совершивший самое ужасное массовое убийство в истории Америки, купил два полуавтоматических пистолета вместе с экспансивными пулями у дилеров в течение всего одного месяца. Несколько недель спустя он приобрел 10-зарядные магазины у продавца в Айдахо через eBay. Более  того, он утаил часть информации, касающейся его психического состояния, при заполнении анкеты, необходимой для приобретения оружия (в частности, он не сообщил, что по решению суда он проходил амбулаторное лечение в психиатрической клинике).

Несмотря на то, что все это называется Большими данными, база данных покупок оружия и патронов может на самом деле оказаться довольно маленькой. Как человек, который ежедневно имеет дело с гигантскими объемами информации, наводнившими мир маркетинга, я могу сказать, основываясь на своем опыте, что ведение подобного учета покупок не вызовет никаких сложностей, а анализ этой информации не потребует никаких особых усилий. Гораздо больше усилий тратится на совершенно бессмысленные вещи, к примеру, на то, чтобы выяснить, какая телевизионная программа больше всего нравится любителям мыльных опер или какие пары питчеров и отбивающих способны показать первоклассный бейсбол.

Позвольте мне привести еще несколько цифр. По данным Управления по контролю за оборотом оружия, ежегодно в США продается примерно 4,5 миллиона единиц нового оружия, в том числе приблизительно 2 миллиона пистолетов, а также около 2 миллионов единиц подержанного оружия. Сколько в стране продается патронов, никому неизвестно, но в 2005 году только вооруженные силы США приобрели 1,8 миллиарда патронов.

Эти цифры могут показаться весьма внушительными, но это не так. По крайней мере, не в случае с современным частным сектором. Все данные об этих покупках могут уместиться на флеш-накопителе, который вы найдете в любом магазине Best Buy, и там еще останется место для записи всех шоу Раша Лимбо (Rush Limbaugh).

Для сравнения, в этом году 24 миллиона пользователей Netflix посмотрят на сайте несколько миллиардов фильмов. В Twitter появилось 150 миллионов твитов, касающихся Олимпийских игр в Лондоне, и 12 миллионов твитов в течение первого часа после убийства Усамы бен Ладена.

Данные о покупке оружия нельзя назвать объемной и сложной информацией. Однако политическая воля для создания единой базы данных о приобретении оружия и боеприпасов должна быть достаточно сильной, если мы вообще хотим создать подобную базу данных. Майкл Блумберг (Michael Bloomberg), разгневанный массовым убийством в «Сэнди-Хук» и вооруженный своей репутацией и личным капиталом, возможно, является единственным человеком, который способен и готов противостоять Национальной стрелковой ассоциации, чья ожесточенная борьба даже с минимальными «ограничениями» на оружие на десятки лет погрузила нас в состояние политического паралича, с которым мы не в силах справиться, в то время как десятки тысяч американцев ежегодно гибнут в перестрелках. Аргумент Национальной стрелковой ассоциации заключается в том, что любое ограничение – это вторжение в частную жизнь владельцев оружия. Однако в условиях нашего мира, пережившего трагедию 9 сентября, у нас накопилось достаточное количество серьезных прецедентов, чтобы сделать это. Попробуйте в любом аэропорту купить за наличные билет на уже объявленный рейс, и вы увидите, что случится дальше. Прежде чем вы подниметесь на борт самолета, вам придется ответить на вопросы службы безопасности. Зайдите в аптеку (в десятках штатов) и попробуйте купить лекарство от простуды – вас попросят предъявить удостоверение личности и проверят вас по базе данных NPLEx. В интернете вы можете прочитать, что владельцы сотовых телефонов сообщили в Конгресс о том, что только за 2011 год службы правопорядка сделали 1,3 миллиона запросов на распечатку текстовых сообщений, на установление местонахождения звонившего и получение иной информации. И за последние пять лет число подобных запросов удвоилось. Большая часть этой информации запрашивается даже без специального ордера, выдаваемого судьями.

Американская общественность не высказывает никакого недовольства по поводу подобных действий правоохранительных органов, хотя они причиняют им неудобства и нарушают их право на личную жизнь. Мы готовы многим поступиться, если нас убедить в том, что правительство заинтересовано в том, чтобы сделать нашу жизнь безопаснее. Эксперты Fox News не считают предъявление удостоверения личности при покупке лекарства от простуды ущемлением прав человека. Но правительство идет еще дальше. В большинстве штатов действуют ограничения на количество судафеда, которое вы можете приобрести в течение месяца, и местные власти продолжают уменьшать это количество. Такие законы ограничивают наши права даже больше, чем размер стакана газировки в Нью-Йорке. Между тем, в случае с патронами, винтовками и пистолетами не действуют даже такие простые механизмы отслеживания и проверок, которые обязательны в выше перечисленных ситуациях.

Почему?

В конце концом, покупка лекарств, полеты на самолете и использование мобильного телефона – это гораздо более привычные (то есть в этих ситуациях  можно проследить гораздо большее число людей) и значительно менее опасные действия, чем покупка оружия. Чтобы обеспечивать нашу безопасность, наше правительство решило, что ему необходимо привлечь лучших математиков и статистиков, чтобы проанализировать первое, но не второе.

Представьте, что ситуация была бы обратной. Вооруженные только данными, мы могли бы вычислить соотношение между числом покупок оружия и боеприпасов и ростом уровня насилия, а также отследить тех людей, которые потенциально имеют возможность убить десятки своих соседей.

Марк Парриш (Mark Parrish), «The Atlantic», США