Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Сколько на самом деле мартышек в Удаве из «38 попугаев»?Помните первую серию кукольного мультсериала, в которой животные думают, как измерить рост Удава?
24 января 2013, источник: BFM.ru, (новости источника)

Анатолий Чубайс опроверг слухи о своей отставке

Глава «Роснано» Анатолий Чубайс опроверг появившуюся накануне информацию о своем увольнении. В интервью Business FM он заявил, что «это не имеет никакого отношения к действительности». Однако госкорпорацию, по его словам, ждет реорганизация

Генеральный директор государственной корпорации «Российская корпорация нанотехнологий» Анатолий Чубайс, который сейчас находится на форуме в Давосе, дал эксклюзивное интервью главному редактору Business FM Илье Копелевичу.

— Накануне на некоторых интернет-ресурсах появилась информация о якобы планируемой Вашей отставке. Это так или нет?

— Я видел эти чудесные тексты разных агентств о том, что «Роснано» разваливается, всех Чубайс увольняет, и сам заодно тоже увольняется, либо его увольняют. Разные варианты есть. Но ответа два.

Первое — это не имеет никакого отношения к действительности. Второе — ну, просто какой-то здравый смысл можно применить. Дело в том, что у нас действительно объявленная мной на прошлой неделе серьезная программа реорганизации компании, с ключевой задачей существенной ее эффективности. Ну, просто по здравому смыслу, зачем же мы будем одновременно объявлять о мерах по повышению эффективности, оптимизации численности, и одновременно я буду увольняться?

Так не делают в реальном мире. Так что хочу кого-то расстроить, кого-то наоборот, обрадовать. Мы, наоборот, собираемся стать еще сильнее, а я собираюсь продолжать работать в «Роснано» долго и всерьез.

«Мы будем преобразовывать наш инвестиционный блок»

— Какую-то причину для появления подобных публикаций вы видите?

— Наверное, то, о чем я сказал. Была объявлена мною разработавшаяся нами в течение пяти месяцев, чуть меньше, может быть, четырех месяцев, программа реорганизации компании.

Мы будем преобразовывать наш инвестиционный блок — самое главное наше подразделение, которое, собственно, является автором и всех наших успехов, и всех наших проблемных решений.

Мы понимаем, какую новую компетенцию там нужно создать. Она связана с тем, что компания «Роснано» в целом из стадии начала инвестиций перешла в стадию управления. И в стадии управления проектами у нас компетенции не хватает, ее явно нужно наращивать. Именно поэтому мы, собственно, реорганизуем наш инвестиционный блок.

Реорганизация — вещь серьезная, глубокая, она затронет не один десяток человек. Ну, естественно, в этой ситуации появляется кто-то, кому бы на этом хотелось сыграть какую-то свою игру. Это обычное явление, ничего нового в нем нет.

«Полемики просто совсем не было»

— Тогда об инвестициях и о Давосе, где вы сейчас и находитесь. Накануне прошла, как говорят, российская сессия, и одним из главных событий на ней стала корректная, но, тем не менее, полемика между, как мы называем в медиа, системными либералами — Грефом, Кудриным — и премьером Медведевым о трех сценариях экономического развития России. Какой из этих сценариев, на ваш личный взгляд, является наиболее вероятным в данный момент?

— Вы знаете, я был на этой сессии, и честно говоря, мое впечатление сильно отличается от того, какие я сейчас вижу в Интернете и СМИ. На сессии не было полемики между Грефом и Кудриным, с одной стороны, и Медведевым с другой стороны. Просто вот совсем не было. Я понимаю, что все ее очень ждут, поэтому, видимо, кто ее и придумал. Но, правда, честное слово, ее не было.

В чем суть позиции, которую, в общем, высказал впрямую и Греф, и Медведев, да и Кудрин тоже? Позиция была такая: вот есть три сценария, они все три плохие, по-разному, правда, плохие, каждый плох по- своему. Но чего в них не хватает в этих сценариях? В этих сценариях не хватает главного — активной роли правительства, государства по реформированию нашей экономики. И если эту роль не создать, то, в общем, мы скатимся к одному из этих трех сценариев. И в этом смысле, повторю еще раз то, что я говорил, и Греф, и Кудрин, и Медведев.

Другое дело, там был другой очень такой деликатный момент, весь зал голосовал. И главная проблема российской экономики, как оказалось в итоге голосования (честно говоря, ну, уж совсем необычное и для меня, хотя, я уже тут, по-моему, 24-й раз в Давосе, но такого я не видел) из пяти приоритетов, 79% выбрали один первый приоритет — первыми словами в котором была необходимость, наконец, настоящий борьбы с коррупцией в России.

Вот это вот дело серьезное, когда весь зал, а там, наверное, под тысячу человек мировой элиты, в один голос называют эту проблему. И в ответ на это Медведев сказал, что я понимаю эту позицию, я ее собираюсь учитывать, но я голосовал за другое. То есть фактически он сказал, что он не согласен с этой оценкой. Вот эта полемика была, но это не с Кудриным и Грефом, а скорее, с залом.

— Какую главную проблему Дмитрий Медведев обозначил?

— А он не сказал, за что он проголосовал. Он сказал, что проголосовал за другое. Но в выступлении, когда он определял приоритеты, у него просто явно прозвучал именно этот приоритет, приоритет под названием «борьба с коррупцией».

Если говорить шире — то таких неэкономических действий по совершенствованию системы управления в России в целом, и ровно это он и сказал в своем выступлении. Хотя начал с того, что отрейтинговал проблемы иначе.

В целом, мне понравилась эта сессия. Я знаю, что есть разные оценки в Давосе, но мне, как раз понравилось то, что, например, сильный состав.

Мы же все знаем, что взаимоотношения между Алексеем Леонидовичем [Кудриным] и Дмитрием Анатольевичем [Медведевым] не очень простые, и уход Алексея Леонидовича был не прост. Тем не менее, ситуация, когда на панелях сидят Кудрин, Греф и премьер, мне кажется, это такая демонстрация широты со стороны премьера, транспарентность.

Он сам показывает, что он готов к дискуссии, тем самым показывает, что он никого не переводит во врагов, и что у него есть свои аргументы, готов слушать другие аргументы. Вот это здесь в Давосе очень позитивно воспринимается, такая очень современная стилистика, спокойная реакция на имеющиеся разногласия по каким-то вопросам.

«Корни экономических проблем в России лежат за пределами экономических решений»

— Анатолий Борисович, борьба с коррупцией, которую подавляющее большинство участников голосования поставили на первое место, безусловно, является политическим вопросом. Но звучал, кстати, и другой термин достаточно активно: конкурентная среда в России. Говорили о том, что в российской экономике низкая конкурентоспособность и низкая конкуренция внутри, но это прекрасная возможность для иностранных инвесторов, потому что подразумевает большие-большие заработки. Если оценивать сейчас соотношение плюсов и минусов, как меняется настроение крупных иностранных инвесторов, их взгляд на Россию?

— Ну, то, что это одна из наших самых больных проблем — это очевидно. Мне как раз понравилось то, что об этом говорил Медведев в качестве главной, по сути, темы в своем выступлении. У него, собственно, такой стержень всего разговора был именно о необходимости усиления конкурентоспособности, причем внутри того, о чем он говорил, была, на мой взгляд, такая значимая мысль. Он, говоря об этом, о конкурентоспособности страны в целом, сказал: шаг номер один под названием существенный рост конкуренции между политическими силами. Шаг номер два — конкуренция между бизнесом. Шаг номер три — между компаниями, и так далее… В определенном смысле он, по сути дела, отфиксировал общеизвестный тезис о том, что экономическая конкуренция без политической конкуренции малореальна. Мне это показалось очень важным в его выступлении.

Ну, а насчет того, как воспринимает Запад. По-прежнему, двойственное отношение. С одной стороны, у нас очевидные успехи в макроэкономике, у нас прекрасные параметры по соотношению долга к ВВП, у нас неплохие темпы роста ВВП, ряд других параметров, финансовые резервы в стране более 0,5 трлн долларов. А с другой стороны, у нас отвратительная ситуация по сводной оценке бизнеса. Тот самый знаменитый рейтинг «Дуинг-бизнес», относит Россию на 112-е место. Вот это противоречивое отношение к нам здесь проявляется во всем.

— И оно не меняется пока?

— Я большого позитива за последний год или полтора не увидел.

— Как аудитория отреагировала на высказывания премьера?

— Мне кажется, что его выступление здесь в Давосе вчера было позитивно воспринято. Я со многими говорил из первых лиц компаний и даже лидерами государств неформально — в общем позиция позитивная. То, что привнес Медведев на этот Давос, воспринимается, ну, по крайней мере, с надеждой. Добавлю к этому, что, честно говоря, мне кажется, в общем, очевидно уже всем: позиция о том, что главные экономические проблемы в России не могут быть решены чисто экономическими мерами.

По сути, корни экономических проблем в России лежат за пределами экономических решений. Ну, и это и прозвучало в медведевском выступлении вчера, когда он говорил о политической конкуренции.