Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
26 января 2013, источник: Вести.Ru, (новости источника)

Жизнь на «Орлане»: больше нефти при меньших затратах

Необычное производство и необычная политическая подоплека. Впервые после начала там добычи нефти съемочная группа «Вестей в субботу» побывала на платформе «Орлан» у берегов Сахалина.

Вес платформы — несколько десятков тысяч тонн. Сначала — инструктаж по безопасности. Тест. Затем — облачение в гидрокостюм. Потом нас проверили на алкотестере, ведь на «Орлане» — строжайший сухой закон.

Журналистов, разумеется, предупредили, что безопасность на платформе и при подлете к ней — приоритет, но кто же мог подумать, что это будет настоящий Форт Боярд с облачением в гидрокостюм, на случай, если вертолет сядет на воду или — еще хуже — перевернется! Впереди — еще одно переодевание — в огнеупорный костюм. Но это уже на самой платформе.

Лететь от Сахалина до «Орлана» — 45 минут. Внизу — Охотское море, где живут киты. Плещутся они и по соседству с платформой, что говорит о чистоте воды в зоне добычи. На самой платформе, принадлежащей международному консорциуму, включая американскую Exxon Mobil и нашу «Роснефть», — интернациональная команда. Очередная лекция по безопасности.

В лабиринтах «Орлана» легко заблудиться — переходов много. Все двери огне-, взрыво- и сейсмоустойчивые. Оно и понятно — совсем близко находится нефть.

«Гиганским сверлом мы бурим шахту. Ближе подходить не можем по технике безопасности», — поясняет руководитель работ по бурению платформы «Орлан» Лдеф Вайтцел.

— Правильно ли, что бурение на такой глубине — это как игра в морской бой? Попал — не попал: Больше попаданий или промахов?

— С теми технологиями, которыми мы сейчас обладаем, однозначно попаданий больше.

Двадцать из сорока скважин проекта «Сахалин-1» уходят под воду с платформы «Орлан». Работа ведется ювелирная. Погрешность отхождения от оси — не больше метра.

«В день за 12 часов мы можем пробурить минимум 120 метров. Максимум — до 1000 метров», — рассказал бурильщик Михаил Хоптынский.

Кажется, что стоишь на крыше четырехэтажного здания. На самом деле, это похоже на голову гигантского осьминога, щупальца которого достигают 13 километров в длину, пронизывая нефтеносные пласты шельфа. Уникальность всех платформ «Сахалина-1» — это даже не то, как далеко простираются скважины, а то, как сильно они отклоняются от вертикали. Это означает больше нефти при меньших затратах. На очереди — многостволовые скважины — новая для мира технология, которую впервые применят на Сахалине. Все это — симбиоз опыта «Роснефти» и почти векового опыта работы в Арктических условиях Exxon Mobil. Правда, на «Орлане» понять, кто кого учит, а кто у кого перенимает, иногда сложно.

Представить, что иностранцы будут учить русский и передавать русским рабочие места в энергетических консорциумах, еще каких-то десять лет назад было невозможно. Условия былых соглашений о разделе продукции памятно называли колониальными. Такими же были и доходы России от собственных ресурсов. Даже 2006 году от проектов СРП мы получили 700 миллион долларов. Для сравнения: в прошлом — более 10 миллиардов.

Глен Митровиц — главный человек на «Орлане», руководитель платформы — указывает на новую строящуюся платформу на горизонте и рассуждает, как все поменяется через каких-то пару лет. «У нас на платформе работает около 140 русских. Мою ставку топ-менеджера, думаю, через 3-4 года тоже займет россиянин. И это касается не только нашей платформы, но и других. Я просто сужу по тому, как быстро русские учатся, вижу их прогресс», — подчеркнул Митровиц.

Повар Шушенду Ушанмонду приехал на Сахалин из Индии. Готовил он для нефтяников в Саудовской Аравии и в Катаре, но семь лет назад попал на «Орлан» и остался. Американцев от картошки фри и крылышек барбекю он отучил быстро. «Солянка — это было первое блюдо, которое я учил. Русские блюда американцы любят», — говорит он. Со своим знанием русского потерять работу повар не боится.

Работают на «Орлане» вахтами: месяц — здесь, месяц — дома.

«Некоторые люди ставят крестики, а я нет. Когда ты не считаешь, тогда работа отвлекает, идет самотеком», — считает инженер по технике безопасности Олег Николаев.

Таких местных, как Олег, здесь большинство. Именно здесь, у Сахалина, российские нефтегазовые госкомпании примериваются и к арктическому шельфу.

Почему комментарии платные?

Уважаемый читатель!

Мы ввели платную подписку на комментарии, чтобы удерживать общение пользователей в уважительном русле, исключив оскорбления, провокации, ненормативную лексику, а также спам, флуд и другие виды неконструктивного диалога. Чтобы добавлять собственные комментарии, необходимо оплатить подписку.