Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
29 января 2013, источник: Ведомости

Нефтяники между двух огней

Антимонопольная и налоговая службы должны договориться, как определять рыночные цены на нефтепродукты, попросили премьер-министра Дмитрия Медведева нефтяные компании. В противном случае им грозят штрафы

Необходимо «урегулировать конфликт требований антимонопольного и налогового законодательства применительно к рынку нефтепродуктов». С такой просьбой к Медведеву обратились руководители «Роснефти», «Лукойла» и «Газпром нефти» — Игорь Сечин, Вагит Алекперов и Александр Дюков (копия письма, подписанная в конце ноября, есть у «Ведомостей»). Сотрудник одной из компаний подтвердил факт его отправки в правительство.

Нефтяники предлагают четко прописать, что цены, установленные по предписанию ФАС (а также госрегулируемые), являются рыночными и не подлежат проверке со стороны ФНС, следует из письма. Подобное положение есть в Налоговом кодексе, но с исключениями, что не страхует нефтяные компании от доначислений налогов, пеней и штрафов. За ценами на нефтепродукты пристально следят и ФАС, и ФНС, но пока у них нет единого подхода к определению рыночных цен, следует ввести «мораторий на начисление пеней и штрафов по сделкам по реализации нефтепродуктов», пишут Сечин, Алекперов и Дюков.

«Нефтяники оказались между двух огней, — соглашается замминистра энергетики Павел Федоров. — ФАС требует снизить цены, а потом компании получают доначисление из-за якобы занижения налоговой базы». Конкретных примеров он не назвал, как и представители трех компаний-заявителей.

Сотрудник одной из крупных нефтяных компаний не знает о случаях, когда налоговики доначисляли налоги за торговлю нефтепродуктами по ценам, установленным ФАС: ни в его компании, ни у конкурентов. Но проблема требует срочного решения, подтверждает он: «Два ведомства преследуют противоположные цели, а их методики определения цены не коррелируют между собой».

«У антимонопольного ведомства всегда есть опасения, что цены завышены, у налоговых органов — не являются ли цены ниже рыночных», — признает замруководителя ФАС Анатолий Голомолзин. Службы уже обсуждают проблему, говорит он, но каково ее решение, не раскрывает.

Вопрос актуален и для других отраслей, отмечает федеральный чиновник. «Что бы ты ни делал, ты будешь виноват — или для ФАС, или для ФНС», — жаловался еще в августе Медведеву владелец «Мечела» Игорь Зюзин. В 2008 г. антимонопольная служба обвинила «Мечел» в том, что его экспортные цены на уголь были ниже внутренних, и оштрафовала компанию на 798 млн руб. «Теперь мы получили уже обратное решение от ФНС за период 2009-2010 гг., что у нас внутренние цены ниже, чем экспорт», — рассказывал Зюзин и, как и нефтяники, жаловался, что налоговики «произвольно трактуют такое понятие, как рыночная цена».

Штрафы для нефтяных компаний в ходе антимонопольных дел с 2008 по 2011 г. были куда серьезнее: «Роснефть», «Лукойл», «Газпром нефть» и ТНК-ВР заплатили в общей сложности примерно 20 млрд руб.

Даже если новая методика будет принята, проблема до конца не исчезнет, предупреждает партнер компании «Налоговик» Дмитрий Липатов, ведь зачастую до вынесения предписания ФАС дело не доходит, а власти просто «просят» нефтяников сдерживать или снижать цены, как было перед выборами. Устные же договоренности вообще не имеют юридической силы, отмечает он.

Еще одна проблема — с 2012 г. заработали новые правила контроля за внутригрупповыми сделками. Но его механизм несовершенен, следует из письма. «Количество операций, попадающих под контроль только в наших компаниях, исчисляется сотнями тысяч, а объем первичных документов, который необходимо отразить в учете для заполнения уведомления о контролируемых сделках, — несколько миллионов листов», — убеждают нефтяники.

Сейчас рыночными, а значит, не подлежащими проверке налоговиками, считаются только биржевые цены. Но объем торгов на бирже слишком мал. По словам представителя Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой биржи (СПбМТСБ), на которой сконцентрировано более 90% всех биржевых торгов нефтепродуктами, в 2012 г. на этой площадке продано лишь 9,6 млн т топлива против 11,5 млн т в 2011 г. при общем потреблении в стране на уровне 70 млн т.

Зачастую биржевые цены оказываются выше спотовых — к примеру, на 18 января, по данным «Кортеса», средняя оптовая стоимость тонны Аи-92 составила 29267 руб., а биржевая — 30771 руб. А значит, ФНС может попросить компании доплатить, говорит Липатов. К примеру, если компания торгует со своими аффилированными структурами по ценам ниже рыночных, налоги ей будут все равно начисляться в зависимости от биржевых цен. Штраф за недоплату налогов будет чувствительным — от 20% от неуплаченной суммы в 2014-2016 гг. и 40% с 2017 г., добавляет он.

Чтобы решить проблему, Сечин, Алекперов и Дюков просят Медведева признавать рыночными еще и те сделки, что сложились в ходе тендеров, аукционов и конкурсов. Именно по результатам таких торгов «на практике и формируются рыночные цены, в том числе отражаемые ценовыми агентствами». Исключение, по их мнению, могут составлять сделки с взаимозависимыми лицами по итогам закрытых торгов, следует из письма.

Федоров с предложением нефтяников соглашается, но отмечает, что «аукционы и конкурсы должны удовлетворять требованиям ФНС и ФАС».

Пресс-секретарь Медведева Наталья Тимакова переадресовала вопрос в секретариат вице-премьера Аркадия Дворковича. Представители Дворковича, ФНС и Минфина от комментариев отказались. Чиновник Минфина говорит, что по Налоговому кодексу цены не могут стать поводом для ответственности, если они были снижены по письменному предписанию ФАС. Но это правило не может распространяться на устные рекомендации.