Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
31 января 2013, источник: Вести.Ru

Военные пенсионеры стали заложниками чиновничьей неразберихи

В Самарской области около тысячи семей военных пенсионеров могут лишиться своего жилья. Из-за юридических коллизий отставные офицеры не могут оформить в собственность квартиры, в которых проживают.

В свою очередь, местные власти обязаны выселить бывших военных из служебного жилья, поскольку те уже не проходят службу в вооруженных силах.

Объявления о собрании не было. О том, что в городок приехал уполномоченный по правам человека Владимир Лукин, жители узнали случайно. Обзванивали друзей и знакомых. Собрался полный зал. Вопрос, который в Рощинском волнует абсолютно всех, – квартирный. Особенно острым он стал после того, как многие военные пенсионеры получили письма из департамента жилищного обеспечения Министерства обороны.

«Учитывая то, что вы не проходите военную службу в Самарской области, занимаемое вами помещение подлежит освобождению. Вы в двухнедельный срок со дня получения требования, должны освободить жилое помещение в общежитии по адресу: Самарская область, Волжский район, поселок Рощинский». Это издевательство", — говорит полковник в отставке Валерий Костицын.

Ветераны вооруженных сил, вышедшие в отставку до того, как был принят закон об обеспечении военных пенсионеров жильем, оказались на пороге принудительного выселения. Жилищных сертификатов им не положено, квартиры выделить не могут, поскольку жилье вроде как есть. Но его надо освободить, так как квартиры ведомственные. Эта путаница возникла после того, как военный городок Рощинский под Самарой несколько раз сменил статус: то он был закрытым военным, то открытым муниципальным, то вновь возвращался в ведение военного ведомства.

Неопределенность нынешнего статуса ярче всего заметна на въезде: шлагбаум, вооруженный патруль, плакаты о запретной зоне. В реальности въехать и выехать может кто угодно. Но это сегодня. Завтра комендант может отдать приказ, и въезд будет только по спецпропускам. То же самое происходило и с жилым фондом. Дома передавались от одной организации к другой на основании приказов, юридическая чистота которых сомнительна.

«Сначала была КЭЧ (квартирно-эксплуатационная часть), потом жилгруппа. Писали туда, оформляли документы. Потом пришла “Славянка”. Все документы обнулили», — рассказывает Ольга Шувакина.

В этой семье и муж и жена военные пенсионеры. Четверо детей. Младший – Юра – делает уроки, старшие сестры стряпают праздничное печенье – завтра у отца день рождения. Все последние праздники получаются горькими – мысли о том, где будет жить семья и дети завтра, омрачают любые радости.

«1 марта бесплатная приватизация заканчивается. И все. Получается, что даже если нам дадут приватизировать это жилье, мы будем приватизировать его за свой счет по полной программе», — сетует военный пенсионер Сергей Шувакин.

Примерно половина населения городка оказалась в патовой ситуации. Никто не знает, где встретит завтрашний день. И таких городков по всей России десятки.

«Моя задача состоит в том, чтобы права граждан были защищены. Здесь они очевидно нарушены. Люди не виноваты, что вот так, зигзагообразно, сложилась история. Надо разобраться во всем. Разбираться должны компетентные органы, а мы им помогаем», — заявил уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин.

Жители Рощинского продолжают надеяться, что ситуация, которая запутывалась годами, все же будет распутана. Вот успеть бы только до 1 марта.