Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
31 января 2013, источник: Volga News

Виктор Альтергот: «В 2013 г. планируем собрать не менее 1,5 млн т зерна»

Новый 2013 г. станет стартовой площадкой для ряда беспрецедентных проектов в региональном АПК. О состоянии озимых, планах на год и изменении психологии аграриев рассказал министр сельского хозяйства и продовольствия Самарской области Виктор Альтергот.

— Виктор Вильгельмович, учитывая последние данные мониторинга (14% озимых находятся в плохом состоянии, 65% — в удовлетворительном), каковы прогнозы на урожай 2013 г. и чего могут стоить аграриям декабрьские «сухие» морозы?

— Сегодня делать точные прогнозы на урожай — неблагодарное дело. Они носят сугубо предварительный характер. К примеру, неудовлетворительное состояние посевов не значит, что они все погибли. Мы продолжаем мониторинг, в феврале и марте также будет проводиться анализ и тогда же появятся более точные данные. На их основании уже можно будет более точно говорить о том, что необходимо сделать: досевать, пересевать — и в каком объеме.

Тем более что у нас большая гибель урожая происходит весной. Но сейчас спрогнозировать погоду на этот период еще более сложно. Наша задача сегодня — держать руку на пульсе. В частности, готовить семена, чтобы в случае необходимости провести досев или пересев. Необходимый объем семян в хозяйствах есть, причем даже в большем объеме, чем может понадобиться, основываясь на текущем прогнозе. Но пока прогнозы на урожай 2013 г. не меняются: планируем собрать не менее 1,5 млн т зерна.

— То есть задача, которую поставил Николай Меркушкин в своем послании (а это — 5 млн т зерна в год), будет постепенно достигаться? Что для этого потребуется?

— В ближайшие пять лет нам необходимо соблюдать технологии, заниматься улучшением семенного фонда. В этом году мы практически в три раза увеличили в объеме сева озимых культур долю элитных и оригинальных семян. До 15% оригинальных и элитных семян будет и в яровом севе.

Будем мотивировать аграриев использовать минеральные удобрения. В феврале между губернатором и «КуйбышевАзотом» будет подписано очередное соглашение о снижении цены на удобрения для местных сельхозтоваропроизводителей. Но главное — будем сажать высокоурожайные сорта, в том числе кукурузу на зерно, сою, пивоваренный ячмень.

— Согласно данным мониторинга озимых, больше всего от холодов как раз пострадали высокоурожайные сорта. Действительно ли это верный путь?

— Надо уточнять, что погибли высокоурожайные не районированные для нашего климата сорта так называемых «южных селекций». В погоне за высоким урожаем аграрии покупают те сорта, которые могут погибнуть при минимальной минусовой температуре. А те сорта, которые у нас районированы и выведены местными институтами, вполне могут давать высокие урожаи и более приспособлены к климатическим условиям региона.

— Вы уже публично заявляли о том, что самарские крестьяне в 2012 г. скрыли порядка 300 тыс. т полученного урожая. Это тоже потенциал роста? И как бороться с таким явлением?

— Аграрии скрывают урожай больше из-за психологии. Можно сказать, что это в генах заложено. Они считают, что если они покажут полный объем, то кто-то придет к ним и придется платить дополнительные налоги и выплаты.Чтобы бороться с этим, придется вести разъяснительную работу. С этой целью мы сейчас планируем ряд поездок по муниципальным районам, где у нас будут проходить встречи с главами поселений, фермерскими хозяйствами и руководителями крупных предприятий, которым мы будем объяснять, что скрывать ничего не нужно.

Опять же с этим поможет бороться и новая система мотивационных выплат для районов, которая была разработана по поручению губернатора Николая Меркушкина. В соответствии с ней каждый уровень власти заинтересован в том, чтобы та продукция, которая произведена на территории района, была отражена в отчетности.

Руководство муниципалитетов и руководство минсельхоза будет денежно, то есть из-за собственной зарплаты, заинтересовано в том, чтобы работа велась продуктивно. Наша зарплата будет завязана на конечный результат. Она будет зависеть от показателей, которые будут достигнуты или, наоборот, не достигнуты в агропромышленном секторе.

— Как именно будет работать этот механизм? Люди будут без зарплаты?

— Все очень просто. Выполнил план на 110% — получил соответствующую премию. Если план исполнен на 15%, то и зарплата будет в размере 15% от того, что мог заработать.

А если план не выполнил вообще, то получишь только сумму, прописанную в трудовом договоре. Не будет стимулирующих выплат. Нужно, чтобы субсидии стимулировали муниципалитеты и аграриев к росту, а не проедались.

— Планируя большие объемы урожая, надо сразу продумывать варианты его сбыта. Куда будут реализовываться в будущем эти 5 млн т зерна?

— Спрос на продовольственную и фуражную пшеницу достаточно высок за пределами Российской Федерации, и каждый год объемы экспорта ограничиваются только объемами излишек, которые остаются у хозяйств. Потенциал экспорта огромен. Но ведь продавать зерно не совсем правильно — так же как продавать сырую нефть.

Сегодня нам необходимо развивать перерабатывающие предприятия. Мукомольные, крупяные заводы, чтобы реализовывать уже готовую продукцию, в том числе и на экспорт. Тем более что вступление в ВТО снимает очень многие преграды.

На сегодняшем этапе существующие в регионе мукомольные предприятия не загружены на полную мощность. Но если будут большие объемы производства, то значит больше будет и потребность в предприятиях переработки. Я думаю, что конкретные проекты в этой сфере появятся к моменту, когда вырастет объем спроса на услуги переработки.

Не малый объем зерна может взять на себя внутрирегиональное потребление — свиноводческие хозяйства, птицеводы. Если развивать эти сферы согласно посланию губернатора, то эти 5 млн т — это не такая уж большая цифра. Потребности этих сфер в фуражном зерне огромны.

— Возобновится ли производство сахара?

— Самарская область была традиционно в числе регионов, которые выращивали сахарную свеклу и перерабатывали ее. Но в последние 10-12 лет область этим не занимается ввиду большой конкуренции на рынке.

При этом сахарная свекла — отличный предшественник. Под нее вносится большой объем минеральных удобрений, качественно готовится почва. После сахарной свеклы можно получать отличный пивоваренный ячмень, яровую пшеницу с урожайностью в 30-40 ц с га.

Безусловно, сажать сахарную свеклу без организации производства не имеет смысла. Мы прорабатываем сейчас вопрос об организации переработки этой культуры. Переговоры еще в самом начале, я бы не хотел сейчас называть конкретные компании.

Но однозначно это будет происходить не на мощностях старого Тимашевского сахарного завода, который сейчас практически не существует. Будет строиться новый завод. Он будет построен в тех местах где есть необходимый большой объем энергии, доступ к очистным сооружениям и можно обеспечить хорошую логистику. Под эти цели подходят ближайшие к крупным городам региона муниципальные районы.

— Губернатор поставил задачу исключить такое позорное явление, как неиспользуемые земли. В то же время в Сергиевском районе сейчас, наоборот, число таких земель может увеличиться за счет ухода НАПКО. Какова ситуация там сегодня?

— Мы держим ситуацию по НАПКО под постоянным контролем. НАПКО не отказалось на сегодняшний день от весенней обработки почвы. Но такая ситуация возможна, и мы сейчас пытаемся подстраховаться и ищем, кто бы мог на сегодняшний день перехвать эти активы, для того чтобы они работали дальше. Брошенными эти земли не будут.

— Как продвигается реализация проекта по созданию «молочного кластера» в регионе — 10 молочных ферм и молокозавода?

— Работа началась еще в прошлом году. Уже выбрана площадка под строительство молочного завода в Отрадном. Им займется компания Николая Сомова. Также сейчас завершается выбор площадок под строительство 10 молочных комплексов, по 2,4 тыс. голов каждый. Молочные фермы появится в Богатовском, Борском, Алексеевском районах, в ряде северных районов: Исаклинском, Шенталинском, Челно-Вершинском. Активным участником проекта является бизнесмен Петр Фомичев.

Сегодня ведутся переговоры с немецкими, польскими, французскими компаниями по проектированию и поставкам оборудования на фермы. Уже заказана проектно-сметная документация по этим объектам. Ведется подготовка инфраструктуры.

Планируем, что завод будет построен в 2014 г., фермы же появятся уже в 2013-2014 годах.

Это будут заемные средства с субсидированием по тем программам, которые есть у минсельхоза.

— Действительно ли Фомичев может продать свои предприятия, например, «Новокуйбышевскмолоко», региону в рамках реализации этого проекта?

— Да, вполне возможно.

— Если говорить о развитии свиноводства, то какая судьба ждет крупные проекты прошлого в этой сфере — «СВ-Поволжское», «Доминант»?

— У «СВ-Поволжского» сейчас есть собственник — «Агроторг-Самара». С какой-то инициативой по реанимации они пока не выходили. Но, тем не менее, мы готовы к диалогу, если будет добрая воля собственника.

На «Доминанте» в прошлом году порезали всех свиней. Соответственно, в этом году как у сельхозтоваропроизводителя льгот у предприятия не будет. Можно предположить, что на предприятии будет банкротство. Все будет зависеть от ситуации и опять же от позиции собственника. Россельхозбанк пока к нам за помощью не обращался.

В то же время в этом году мы планируем, что выйдет на полную мощность, хоть и не такой грандиозный, проект свинокомплекса в Шигонском районе компании «Шпис».

В Сызранском районе также ведутся переговоры по строительству свинокоплекса на 100 тыс. голов с датской компанией.

— Свиноводческие проекты были запланированы и «Русагро». Идет ли еще работа с этой компанией?

— Да, работа с «Русагро» продолжается. Она не завершена. Там пока попросили тайм-аут для оценки ситуации с мясом свинины в России — в связи со снижением таможенных пошлин в рамках ВТО. Мы в постоянном контакте с компанией, ведем переговоры. По итогам первого квартала они хотят сделать окончательные выводы о целесообразности проекта в Самарской области и дать окончательный ответ, в каких объемах они будут инвестировать в Самарскую область и что будут реализовывать.

— Интересно ли инвесторам работать сейчас в регионе, так же как, например, в Белгородской области, где субсидируются все затраты на строительство инфраструктуры к проектам в сфере АПК?

— Самарская область сегодня находится в лучшем положении, чем Белгородчина. Распространен миф о том, что там строится за деньги региона вся инфраструктура к объектам. Нет, не полностью. Там другие виды поддержки. Причем те, о которых вы говорите, действовали там раньше, когда «Русагро» еще только развивалось.

Но стоит отметить, что в этом регионе действительно очень грамотно почувствовали момент, когда кредитные ресурсы были очень доступны и когда их можно было привлекать их большом объеме.

— Как будет меняться проект по реконструкции Сергиевской птицефабрики?

— По поручению губернатора проект будет изменен. В нем также будут задействованы две неработающие птицефабрики — Подбельская и Кротовская. Это будет одна компания, производство которой расположится на разных площадках: где-то будет родительское стадо с инкубатором, где-то будет площадка по доращиванию птицы.

Строительство будет начато в 2013 году. В течение двух лет планируется завершить эту работу. Объем работы просто огромен: в Сергиевском районе нужно построить птичники, комбикормовый завод, убойный цех, также нужно восстановить помещения Подбельской и Кротовской птицефабрик.

С основным инвестором проекта — ВТБ — сейчас ведутся переговоры о том, чтобы внести изменения в проект. Предварительно стоимость всего проекта не изменится — как и раньше, она оценивается в 8 млрд рублей.

— Губернатор говорил о том, что необходимо снизить объем просроченной задолженности в сфере АПК. В Самарской области он превышает 19 млрд рублей. Что для этого делается?

— Да, проблема с просроченной задолженностью — это не только проблема банков. Это мешает порядочным сельхозпроизводителям привлекать средства. Так что это наша общая проблема. Мы сегодня совместно с кредитными учреждениями и лизинговыми компаниями очень плотно работаем над тем, чтобы где-то пролонгировать и где-то списать просроченную задолженность. Но есть цифры, которые уже нельзя изменить. Такова ситуация, например, по долгам «Аликора».

— Учитывая предыдущий опыт, могут ли появиться в будущем проекты по аналогии с «Самараоблагропромснабом» (СОАПС) или Областной МТС?

— Аналоги СОАПС или ОблМТС вряд ли могут появиться в ближайшем будущем. Практика показала, что заниматься только оказанием услуг нерентабельно. Если сдавать что-то в лизинг и делать это экономически эффективно, то расценки будут очень высокими. Это невыгодно сельхозпроизводителям. А на заниженной стоимости услуг такие предприятия терпят убытки, и это путь в никуда, который приводит к банкротству.

Так что в ближайшее время не планируется каких-то гигантских компаний по оказанию услуг сельхозпроизводителям. Тем более что сегодня обновление машинно-тракторного парка у нас идет достаточно интенсивно, и мы надеемся, что техники у селян будет достаточно и причем это они смогут обеспечить собственными силами, за счет господдержки.

— Заявляемые проекты очень масштабны. Их много, и объемы финансирования очень объемны. Как показывает история, это может привлечь к ним недобропорядочных граждан. Как будут пресекаться аферы в сфере АПК?

— У каждой компании и человека есть история. Если в ней есть какие-то темные пятна, то им просто будет отказано в государственной поддержке и преференциях, а то и в кредитных ресурсах. Важно помнить, что 99,9% сельхозтоваропроизводителей — это нормальные, порядочные люди. Они нацелены на благосостояние собственной семьи. Это возможно обеспечить только тем, чтобы производить большой объем продукции лучшего качества с помощью хорошей техники и оборудовании. Большинство нацелены на это.

Ориентироваться на какой-то очень низкий процент не совсем честных граждан не стоит. Большинство — это сознательные работники, которые всю свою жизнь посвящают этому благородному делу.