Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
5 февраля 2013, источник: Коммерсантъ-Online

США расширят экспортный коридор

США готовятся снять ограничения на экспорт сжиженного природного газа (СПГ), пополнив список стран, в которые газ экспортируется без дополнительных согласований, странами—участницами НАТО и Японией. Соответствующий законопроект представлен Конгрессу. Если он будет одобрен, то США получат упрощенный доступ к рынкам с совокупным потреблением 600 млрд кубометров газа в год. С экспортным потенциалом в 200 млрд кубометров и возможностью предложить более низкие цены, чем «Газпром», США могут подпортить перспективы новых проектов монополии. Но выход на новые рынки обойдется США в $135 млрд, а рост внутренних цен на газ может повлечь за собой ослабление позиций американской промышленности.

Межпартийная группа американских сенаторов внесла на рассмотрение Конгресса США проект закона об упрощенных поставках СПГ американским союзникам. Об этом сообщил на своем сайте один из авторов законопроекта, республиканец Джон Баррасо.

Действующее законодательство разрешает экспортировать американский газ только в 20 стран, входящих в зону свободной торговли с США (FTA). Это Канада, Мексика, Австралия, Марокко, Бахрейн, Оман, Израиль, Иордания, Сингапур и большинство стран Латинской Америки, а также Южная Корея, членство которой в FTA находится на рассмотрении Конгресса США. Получить право экспорта вне FTA возможно и сейчас, однако это сопряжено с рядом сложных процедур, включающих получение специального разрешения департамента энергетики и прохождение продолжительных общественных слушаний. На данный момент такое право получила только одна компания — Cheniere Energy, владеющая терминалом СПГ Sabine Pass в Луизиане. Она планирует начать экспорт уже к концу 2015 года.

В новой версии закона сенаторы предлагают распространить преференции стран FTA по экспорту американского газа также на членов НАТО (почти все страны Евросоюза и Турция) и Японию, чтобы поставлять СПГ в эти страны можно было почти без ограничений. При этом, согласно законопроекту, разрешение на экспорт газа за пределы FTA, НАТО и Японии департамент энергетики сможет выдавать только по согласованию с Минобороны и Госдепартаментом, которые должны будут определить, соответствует ли экспорт газа в ту или иную страну национальным интересам США.

«Законопроект будет способствовать энергетической безопасности ключевых союзников США, помогая им уменьшить зависимость от нефти и газа из таких стран, как Россия и Иран»,— приводятся в сообщении слова Джона Баррасо. Законопроект сопровождается цитатами из декабрьского доклада «Энергетика и безопасность от Каспия до Европы» сенатора-республиканца Ричарда Лугара, одного из главных идеологов строительства альтернативных российскому South Stream газопроводов из Прикаспийского региона в Европу. «На протяжении многих лет Россия использовала свои огромные запасы природного газа в качестве политического рычага давления на многих из наших союзников по НАТО, особенно в Восточной Европе»,— сообщалось в докладе господина Лугара. Что касается Японии, то «на протяжении десятилетий она была крупнейшим торговым партнером Аляски, где есть много газа для продажи в Японию», говорит сенатор от Аляски демократ Марк Бегич. Сейчас на Аляске работает единственный завода СПГ в США, построенный несколько десятков лет назад, мощностью 1,4 млн тонн в год.

Внесение законопроекта с такой аргументацией говорит о том, что «США рассматривают экспорт СПГ уже не только через призму бизнес-интересов, а как государственную стратегию»,— говорит Мария Белова, старший аналитик энергетического центра бизнес-школы «Сколково».

Еще недавно США считались одним из крупнейших импортеров газа. В начале века страна потребляла около 630 млрд кубометров в год. Газодобыча в США с 2001 по 2005 год упала почти на 10%, до 510 млрд кубометров, а цены, по данным Сбербанка, выросли до $430 за 1 тыс. кубометров. Страна стала готовиться к приему импортного газа, было построено более десяти терминалов по регазификации СПГ. Тогда «Газпром» объявил США ключевым рынком для газа Штокмановского месторождения. В 2006 году Энергетическая стратегия России предусматривала, что в 2010 году экспорт российского газа в Северную Америку составит 22 млрд кубометров, а в 2015 году — 61 млрд кубометров, напоминает глава East European Gas Analysis Михаил Корчемкин.

Однако освоение технологии добычи сланцевого газа привело к взрывному росту собственной газодобычи в США (на 35% с 2005 по 2012 год), практически догнавшей потребление (680 млрд против 700 млрд кубометров). Цены по сравнению с 2005 годом упали в три-четыре раза. Если в 2000 году в США доля сланцевого газа в объеме добычи составляла 1%, то в 2011 году — уже треть. В 2012 году, по предварительным данным, его доля составит уже около 35% и продолжит рост.

Однако рост добычи и сопряженное с ним падение цен повлекли за собой не только позитивные последствия. С одной стороны, усилились позиции энергоемких отраслей промышленности страны, в частности химической и сталелитейной, но, с другой стороны, падение цен поставило саму добычу сланцевого газа на грань рентабельности, говорит заместитель директора Центра изучения мировых энергорынков ИЭИ РАН Вячеслав Кулагин. Неудивительно, что инициативы по расширению экспорта, которые могут заметно повысить рентабельность газодобычи, встретили резкое сопротивление промышленного сектора страны. В частности, против снятия экспортных ограничений выступили химический гигант Dow и сталелитейная компания Nucor, заявившие, что это повлечет за собой рост внутренних цен, ослабление позиций промышленности и нанесение ущерба экономике США. Но их оппоненты отвечают, что без роста экспорта добычу придется снижать, в результате чего цены все равно вырастут, а сдерживание экспорта может быть воспринято на уровне ВТО как скрытое субсидирование промышленности, что чревато санкциями. Департамент энергетики США, в свою очередь, пришел к выводу, что наращивание экспорта, несмотря на рост внутренних цен, в конечном итоге принесет выгоды американской экономике. По данным исследования, опубликованного в декабре прошлого года, к 2035 году добыча газа в США увеличится до 890 млрд кубометров и уже в 2016 году страна сможет стать чистым экспортером СПГ, что к 2020 году принесет американской экономике около $47 млрд, сократив дефицит торгового баланса.

На сегодняшний день в США заявлено 15 экспортно ориентированных СПГ-проектов, еще 7 заявлено в Канаде. Глава департамента внешнеэкономической деятельности «Газпрома» Павел Одеров оценивал их потенциальные мощности в 265 млрд кубометров газа в год. Большинство проектов предполагает конвертацию регазификационных терминалов в заводы по сжижению.

В августе прошлого года ExxonMobil и Qatar Petroleum объявили, что вложат около $10 млрд в завод СПГ мощностью 15,6 млн тонн и экспортный терминал на базе регазификационного терминала Golden Pass Products в Техасе. В конце января о строительстве экспортного СПГ завода на базе регазификационного терминала Elba Island в штате Джорджия объявили Shell и американская Kinder Morgan.

Исходя из затрат ExxonMobil и Qatar Petroleum и заявленной мощности всех СПГ-проектов в США, на их реализацию потребуется порядка $100 млрд. Кроме того, по оценке Morgan Stanley, к 2017 году США предстоит заказать 115–135 танкеров для транспортировки СПГ на сумму почти $30 млрд. Еще более $5 млрд предстоит потратить на расширение Панамского канала для транспортировки СПГ в Азию. Таким образом, общая цена выхода США на экспортный рынок СПГ может достигать $135 млрд.

Однако будут ли все эти проекты реализованы и в каких объемах американский СПГ пойдет на экспорт, пока неизвестно. По оценке Марии Беловой, у четырех американских компаний и консорциумов (включая Cheniere Energy), реализующих СПГ-проекты, уже есть 20-летние контракты на поставку 36,7 млн тонн СПГ. Причем три из них при наличии контрактов с французскими и японскими компаниями еще не имеют разрешения на экспорт за пределы FTA, а следовательно, и компании, и их покупатели абсолютно уверены в получении разрешения или изменении законодательства.

Но «перспективы американских проектов в меньшей степени зависят от получения разрешений, чем от рынка и способности мировых импортеров поглотить дополнительные объемы», считает директор Navigant Energy Гордон Пикеринг, которого цитирует Reuters. Европа и Турция ежегодно потребляют около 500 млрд кубометров газа, но этот рынок не растет. Свою долю там всеми силами стремятся удержать Норвегия, Катар и «Газпром», доля которого в Европе, по оценке Минэнерго, составляет 37%. Мария Белова считает, что на большую долю в Европе США рассчитывать не стоит, хотя они, вероятно, смогут предложить там цену около $330 за 1 тыс. кубометров, что ниже цены «Газпрома» (средняя прогнозная цена на этот год у «Газпрома» для Европы $370). Но результатом будет лишь дальнейшее снижение цен монополии. Это поставит под сомнение рентабельность новых трубопроводных проектов, соединяющих Россию с Европой, цена которых, по оценке Михаила Корчемкина, уже достигает €80 млрд. В свою очередь, Павел Одеров полагает, что американский газ будет стоить для Европы почти столько же, сколько для Японии, рынок которой считается премиальным.

По мнению господина Корчемкина, появление американского СПГ на рынке Японии может заметно ослабить позиции ориентированного на этот рынок проекта «Владивосток СПГ» и газопровода Якутия—Хабаровск—Владивосток. Общая стоимость этих проектов вкупе с себестоимостью обустройства их ресурсной базы — Чаяндинского месторождения — оценивается в 1,5 трлн руб. Мария Белова считает, что США смогут продавать в Японию газ по цене около $420 за 1 тыс. кубометров, в то время как газ «Газпрома» для этой страны обойдется в $450–500. Однако, отмечает аналитик PFC Energy Никос Цафос, если экспорт из США повлечет за собой значительный рост внутренних цен, подтвердятся экологические опасения, связанные с ростом добычи, или окажется, что запасы сланцевого газа в США переоценены, экспортная программа будет свернута и к 2020 году в США будет действовать два-три завода по производству СПГ.

Михаил Серов