Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
12 апреля 2013, источник: ПРАЙМ

МЭР предлагает при приватизации ряда активов оговаривать их сохранение в юрисдикции РФ

БЛАГОВЕЩЕНСК, 12 апр — Прайм. Глава Минэкономразвития Андрей Белоусов считает возможным при приватизации госактивов вводить временный запрет на их перепродажу, но, по его мнению, лучшими вариантами являются механизм «золотой акции» или соглашения с инвесторами, включая договоренность о нахождении актива в российской юрисдикции.

Вопрос о будущем приватизируемых компаний стал обсуждаться правительством после случая с портом «Ванино». Структура «Мечела» купила актив у государства в декабре, а уже в январе продала, оставив себе только 1,5%. Теперь акционерами порта являются три кипрских офшора.

Отвечая на вопрос, как он относится к тому, чтобы запретить новому владельцу перепродажу приватизированных активов в течение определенного периода времени, Белоусов отметил: «Теоретически это можно сделать, это должно быть включено в условия приватизации в каждом конкретном случае».

При этом министр добавил, что, с его точки зрения, «лучше оставить “золотую акцию” либо заключать особые соглашения с инвестором по использованию этого актива». «Оно (соглашение) может быть разного характера, например что соответствующий актив будет находиться в юрисдикции РФ, чтобы они не уходили в офшорные юрисдикции», — сказал Белоусов.

В качестве примера он привел ОАО «Архангельский траловый флот», крупнейшее рыбодобывающее предприятие Архангельской области. «Когда готовили приватизацию флота, там включили в условия обременение, связанное с тем, что он должен остаться в Архангельске. Это снижает цену приватизации, но мы на это пошли из социальных соображений», — отметил министр.

Хотя юридических нарушений при приватизации и последующей перепродаже «Ванино» не было, в будущем правительство намерено работать с реальными покупателями активов. Минэкономразвития готовит соответствующие поправки в законодательство, которыми, в частности, может быть ограничена возможность офшорных компаний участвовать в приватизации стратегических предприятий.