Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
19 апреля 2013, источник: Время Воронежа

«УГМК-Холдинг» единогласно избрали в состав Совета промышленников и предпринимателей

Замгендиректора Евгений Брагин рассказал о компании и ответил на вопросы своих коллег.

В четверг, 18 апреля, на заседании Совета промышленников и предпринимателей Воронежской области в состав регионального объединения единогласно приняли компанию «УГМК-Холдинг», появившуюся в нашем регионе в связи проектом поисково-оценочных работ в Новохоперском районе. До голосования замгендиректор «Уральской горно-металлургической компании» Евгений Брагин ответил на вопросы членов совета.

— "УГМК" — крупнейшая горно-металлургическая компания, одна из самых больших в России. Крупнейший производитель меди и цинка, крупный производитель редких и цветных металлов, угля. В год мы добываем около 20 млн тонн руд цветных и черных металлов, — взял слово Евгений Владимирович. — Хозяйство у нас большое, вплоть до агропродукции и самолётов.

Годовой объем инвестиций «УГМК» составляет порядка 60 млрд рублей в год. В Воронежской области на протяжении ближайших трёх лет компания попытается узнать, есть ли здесь никель, о котором все так много говорят.

— Поисково-оценочные работы обойдутся в 3 млрд рублей. Фактически, это наши затраты, никакого бонуса они не принесут. Разумеется, кроме того, что регион достоверно узнает, что в Новохоперском районе есть никель, — пояснил Евгений Брагин. — Если получится, то с 2016 года начнется строительство предприятия с годовым оборотом порядка 12 млрд рублей. Инвестиции составят 54 млрд.

По подсчётам специалистов, рост промышленного производства в районе составит плюс 600 процентов, а НДФЛ будет немногим больше их годового бюджета.

— Мы инвестор как нержавейка — блестящий: не только не просим каких-то мер поддержки, но и готовы привести с собой всю необходимую инфраструктуру вплоть до жилья для работников будущего предприятия, — подчеркнул заместитель директора «УГМК». — По нашим оценкам, сегодня в районе жить негде. То состояние, которое есть, не сильно соответствует уровню XXI твека.

«УГМК» предлагает Новохоперскому району вложения в размере 240 млн рублей в рамках условия лицензии по соглашению о социально-экономическом сотрудничестве. Правда, область по какой-то причине деньги не берет.

— Да, только в пору прекрасную жить нам не придётся… — раздался скептический голос из зала.

— Нет, 240 млн рублей мы отдаем именно сейчас! Подписываем — и район получает деньги. Сразу и безвозмездно, — подчеркнул Евгений Владимирович. — Это же условия лицензии, требования о соглашении. Мы его подписали ещё в прошлом году. Осталось лишь области подставить свою подпись.

Представитель «УГМК» напомнил, что если геологоразведка будет удачной и месторождения найдут, то строительство начнется в 2016 году. Объем заказа для строительных организаций составит порядка 9 млрд рублей в год. По сути, на 2-2,5 млрд рублей в год компания будет покупать здесь цемент, песок и металлоконструкции.

— После того, как заработает предприятие и мы начнем выплачивать не только налоги, но и зарплату, появится выручка. Только по Новохоперскому району — 3 млрд рублей, — напомнил Евгений Брагин. — Наш проект для Новохоперского района — шанс к возрождению. Ведь сейчас он дотационный более чем на 70 процентов.

— Какие прогнозы по сбыту продукции? Ведь цены на металл падают? — поинтересовались предприниматели.

— Металл «падает» в цене всегда. УГМК существует с 1999 года, и мы пережили кризис цен 2002-го, когда цена на медь опускалась ниже себестоимости, — пояснил Евгений Владимирович. — Мы два месяца работали в чистый убыток. Также кризис был в 2008 году, когда цена упала в три раза за месяц. Сфера применения никеля, его сплавов и различных материалов достаточно велика. Даже если будет какой-то локальный кризис или в какой-то год цены будут низкими, перетерпим.

— Каков у вас оборот холдинга?

— Порядка 450 млрд рублей. Технологии постоянно совершенствуем. Всех волнует экология. Приведу статистику. За последние десять лет все выбросы на предприятиях мы сократили в два раза. При том, что большинство из них — флагманы первых пятилеток и состояние их было далеко не всегда блестящее. Доводим до современного состояния.

Теперь о технологиях будущего предприятия здесь и никелевого завода на Урале, который будет перерабатывать концентрат. Проблем со сбытом у предприятия не будет. Мы сами же будем все покупать и перерабатывать на заводе.

— Искандер Махмудов — ваш главный собственник? Откуда он?

— Да, он постоянно проживает в Москве.

— Что будем с биопродукцией, которую представляют в соседних районах?

— Всё хорошо будет. В наш состав входит «УГМК-Агро». У нас есть ряд собственных сельскохозяйственных предприятий. И самые эффективные находятся в Екатеринбурге. Для современного сельского хозяйства наличие рядом крупного города и промышленного производства — гигантский плюс. Это инвестиции и сбыт.

— Вы же будете загрязнять воду для обогащения? Так получается?

— Ничего мы загрязнять не будем. Воду мы будем брать. Но, в отличие от сельского хозяйства, у нас замкнутый цикл водооборота.

Мы проводим анализ фона и изучаем состояние реки Хопер. И хочу вам сказать, что помимо превышения норм по тяжелым металлам, которое, скорее всего, связано с наличием месторождений — горизонты вымывают тот самый никель, в 14 раз превышены показатели по органике. Главная проблема — удобрения! Сельское хозяйство — это главный загрязнитель после Водоканалов.

От 10 до 25 процентов удобрений смывается в бассейны рек.

— Евгений Владимирович, вы должны правильно понять, что экологический вопрос перерос в политический. Что произойдёт с экологией после начала работы УГМК?

— Экология улучшится. Почему? Понимаете, на сегодняшний день в Новохоперске даже нет канализации…

— Мы хотим знать, насколько это экологически безопасно…

— Крупнейший комбинат УГМК находится в Башкирии, которая является крупнейшим нефтедобывающим, сельскохозяйственным и рекреационным регионом. Там все хорошо.

— Мы должны рассказать людям, что вреда не будет…

— Обязательно расскажем. Сейчас вопрос пока состоит в том — есть ли никель или нет в Новохоперском районе.

— Евгений Владимирович, как вы взаимодействуете с местным населением? Правда ли, что все против добычи никеля?

— Выстраивается нормальный контакт. Подходят люди, спрашивают про работу, что и когда будет. Ситуация, что будто бы все население против, искусственно создана. Людей напугали. Представляете, они спрашивают: правда ли, что высохнет Хопер? Трудно им объяснить, что такая река не может высохнуть.

Интересуются, что будет с заповедником. Так он же выше по течению! Пусть обращаются в Борисоглебск и спрашивают, как у них работают очистные сооружения и влияют.

Даже эти простые примеры показывают, что проблема высосана из пальца.

Более того, спрашивают, какое будет предприятие. Но ответ может быть чисто теоретическим. Никто не знает, какое может быть предприятие. Нам говорят, что мы что-то скрываем. Нет, мы просто сами не знаем пока. Всё станет ясно лишь в 2016 году.

— Для чего вы вошли в Совет предпринимателей Воронежской области?

— Для компании это попытка найти поддержку и еще одну информационную площадку, где бы присутствовали коллеги, люди, понимающие, что такое промышленного производство, риски и как они снимаются. Кроме того, в 2016 году нам может понадобиться много местных подрядчиков. Они нас будут знать и мы их будем знать заранее.