Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
23 апреля 2013, источник: Газета.Ру

Сечин за сланец

«Роснефть» займет 20% российского газового рынка. Для этого госкомпания готова даже заняться разработкой сланцевых месторождений, от которой ранее отказался «Газпром». Это политическое решение, уверены эксперты: повод напомнить о просчетах газовой монополии в оценке перспектив сланцевых проектов.

После 2020 года «Роснефть» планирует годовую добычу газа на уровне 100 млрд кубометров, заявил в ходе Дня инвестора в Лондоне глава компании Игорь Сечин. Вице-президент «Роснефти» Влада Русакова добавила, что действующие месторождения к 2020 году будут давать 47 млрд кубометров, еще более 50 млрд кубометров будет добываться на новых месторождениях.

Основной прирост будет обеспечен за счет ввода Харампуровского, Ново-Уренгойского, Восточно-Уренгойского и Ванкорского месторождений. «Наши планы роста добычи до 100 млрд кубометров подтверждены не только наличием ресурсной базы, но и уже законтрактованными объемами газа, которые сегодня покрывают около 3/4 от прогнозного объема добычи», — уточнила она.

На начало текущего года «Роснефть» уже законтрактовала 72 млрд кубометров газа. Это около 10% российского потребления. По словам Русаковой, к 2020 году «Роснефть» будет занимать 20% внутреннего рынка. Добыча компании в текущем году (с учетом газовых активов «Итеры» и ТНК-ВР), по словам Русаковой, должна составить лишь 40 млрд кубометров.

Кроме того, по словам Влады Русаковой, «Роснефть» может заняться добычей сланцевого газа – если она будет экономически выгодной.

Сланцевый газ добывают из породы со слоистым расположением минералов. В отличие от традиционной добычи, при которой используется вертикальное бурение скважин, при добыче из сланца широко применяется горизонтальное бурение, при котором, кроме того, требуется проводить гидроразрывы пласта с закачкой геля и химреагентов.

В 2010 году именно за счет добычи из сланца Америка впервые за шесть лет обогнала Россию по объему добычи газа. На сегодняшний день США прекратили импорт газа и, по мнению рынка, могут даже начать экспортировать (в сжиженном виде).

Но крупнейшая в России газовая компания – «Газпром» — от сланцевого газа отказалась. Глава монополии Алексей Миллер ранее говорил, что сланцевые проекты «Газпрому» неинтересны – в первую очередь из-за наличия крупных запасов традиционного газа.

«Нам не известен ни один проект в настоящее время, где рентабельность на скважинах добычи сланцевого газа была бы примерно положительного значения, абсолютно все скважины имеют отрицательное значение, — говорил Миллер в конце марта в интервью программе “Вести в субботу”. — Есть такое мнение, что это вообще “мыльный пузырь”, который в самое ближайшее время лопнет».

А Сечин два года назад говорил, что сланцевой угрозы российским основным производителям «не чувствуется».

«У “Роснефти” весьма обширные планы, но появляются крупные риски, связанные с тем, что добыча отстает от договорной базы, — комментирует Виталий Крюков из ИФД “КапиталЪ”. – Это политика Сечина – по максимуму привлечь потребителей, тесня конкурентов. Учитывая отставания добычи, сомневаюсь, что “Роснефть” в срок сможет обеспечить собственным газом все контракты». По словам эксперта, возможно, «Роснефти» придется покупать газ на внутреннем рынке – «Газпрома» или «Новатэка».

Добывать сланцевый газ в России пока нет смысла, потому что велики запасы традиционного газа, разделяет Крюков позицию «Газпрома».

Директор по развитию бизнеса в странах СНГ агентства Argus Вячеслав Мищенко считает, что заявление о сланцевом газе политическим. «Сейчас многие говорят, что “Газпром” проспал сланцевую революцию, — напоминает эксперт. – “Роснефть” хочет показать, что она в тренде, что Россия не закрывает глаза на перспективы сланца».

Также Сечин заострил внимание на разнице налогового режима для нефтяной и газовой отрасли. «Мы почти 3 трлн рублей будем приносить бюджет, а “Газпром”, который несравненно больше нас, – 1,5 трлн рублей, — указал глава “Роснефти”. – Я бы посмотрел на эту несправедливость». Сечин сравнил объем добычи «Газпрома» (около 600 млрд кубометров газа) и «Роснефти» (210-215 млн тонн).

«Это не сравнить. А эффект для экономики мы производим значительно выше, — сказал Сечин. — С этой точки зрения, я думаю, что Минфин тоже мог бы посмотреть на эти аспекты».

Основные доходы бюджету приносят экспортные пошлины и налог на добычу полезных ископаемых НДПИ). По данным Экономической экспертной группы, доходы федерального бюджета от экспорта сырой нефти в 2012 году составили 2,49 трлн рублей (19,4% всех бюджетных поступлений), газа — 434 млрд рублей (3,4%).

В нефтяном секторе налог на добычу составляет около 25% от выручки, оценил аналитик ИК «Велес-Капитал» Василий Танурков. «В то время как для газа НДПИ гораздо меньше. Примерно одна шестая выручки для газа, который идет на внутренний рынок и лишь 5-7% выручки от экспортных поставок, — говорит эксперт. – Не думаю, что Сечина беспокоит слишком низкий налог на добычу газа для “Газпрома”, ведь повышение газового НДПИ невыгодно и самой “Роснефти”. Скорее, по мнению Тануркова, беспокойство главы нефтяной компании вызвали предложения поднять налог на добычу нефти.

Автор: Алексей Топалов