Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
20 мая 2013, источник: Ведомости

Швейцарские банки готовятся к окончанию эпохи банковской тайны

Многие частные банки страны начали адаптировать свои бизнес-модели к реальности, в которой сохранение банковской тайны уже не является их конкурентным преимуществом

На протяжении последних пяти лет Швейцария вела беспощадную битву за защиту своих многолетних традиций сохранности банковской тайны клиентов. Но битва, кажется, проиграна.

Последний удар был нанесен на прошлой неделе, когда страны Евросоюза, в рамках усиливающейся борьбы с уклонением от уплаты налогов, договорились начать переговоры со Швейцарией по поводу нового соглашения о налогообложении. Точные требования ЕС пока не известны, но, вероятно, страны блока будут настаивать на автоматическом обмене информацией о счетах своих граждан, открытых в швейцарских банках.

По мнению Стефана Гарелли, профессора лозаннской бизнес-школы IMD, такой обмен информацией станет «последним гвоздем в крышке гроба» традиции сохранения банковской тайны, которая помогла швейцарским кредитным организациям привлечь иностранных активов на 2,7 трлн швейцарских франков ($2,8 трлн). «Сейчас Швейцария планомерно отступает со своих позиций», — считает Гарелли.

Другие эксперты дают более осторожные оценки. Райнер Скирка, эксперт цюрихского Bank Sarasin, говорит: «Определенно, степень конфиденциальности снизилась. Но я бы не стал говорить, что банковской тайны больше не существует. Пока неясно, каких именно операций коснется соглашение с ЕС, и затронет ли оно, например, информацию о содержимом банковских сейфовых ячеек».

Общее направление, впрочем, вполне очевидно. Швейцария нарушила собственное табу на обмен банковской информацией в феврале, согласившись предоставлять данные в рамках FATCA (соглашение о налогообложении зарубежных счетов резидентов США). Однако обмен данными со странами ЕС будет иметь гораздо большее значение, считает Мартин Браун, профессор университета Сент-Галлена. «На США приходится значительная доля активов, находящихся в управлении швейцарских банков, но доля европейских средств еще выше», — говорит он.

Ключевой вопрос сейчас, по мнению профессора Гарелли, состоит в том, каких уступок от европейских партнеров удастся добиться в обмен на соглашение об автоматическом обмене информацией.

Министр финансов Швейцарии Эвелин Видмер-Шлумпф две недели назад заявила, что согласится на автоматический обмен банковской информацией, если это станет общемировой практикой и если усилия по отмене секретности коснутся и других популярных в мире финансовых центров.

Однако необходимость сохранения доступа швейцарских банков на европейский рынок несколько ослабляет позиции Швейцарии в будущих переговорах.

В результате многие швейцарские частные банки уже начали адаптировать свои бизнес-модели к реальности, в которой сохранение банковской тайны уже не является их конкурентным преимуществом. Некоторые повышают комиссии за управление средствами клиентов. Другие стараются убедить их перевести средства на доверительные счета, по которым банк выступает в роли консультанта и может брать комиссии за больший спектр услуг. Но у подобного подхода есть слабое место — чтобы оправдать рост комиссий, банкам нужно повышать качество предоставляемых услуг, полагает Браун: «Не все банки имеют такую возможность, и они не смогут угодить всем своим нынешним клиентам».

Банки, которые не смогут осуществить изменения, вероятно, столкнутся с проблемами, а некоторые самые мелкие могут даже закрыться, не найдя покупателей.

В долгосрочной перспективе, тем не менее, раскрытие банковской тайны пойдет на пользу и Швейцарии, и ее банковскому сектору. Страна решит проблему, омрачающую ее отношения с важнейшим торговым партнером — ЕС. В результате, считает Скирка, для швейцарских банков облегчится выход на зарубежные рынки: «Банкиры смогут снова сосредоточиться на расширении бизнеса, вместо того, чтобы беспокоиться по поводу прошлого. Это очень позитивный сдвиг».

Гарелли также уверен, что швейцарский банковский сектор может процветать и в отсутствие присущего ему покрова тайны. «Экономика Швейцарии сильно диверсифицирована и не сводится только к производству часов и шоколада. Развиты фармацевтическая отрасль, машиностроение, пищевая промышленность, туризм. Швейцарские компании из этих секторов прекрасно работают на международном рынке, и не потому, что пользуются какими-то законодательными преимуществами, но потому, что располагают необходимыми знаниями и навыками. Я не вижу причин, почему швейцарские банки не смогут делать то же самое», — заявляет Гарелли.

Перевела Надежда Дмитриенко