Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
21 мая 2013, источник: РАПСИ

Морока с Марокко: как ВТО повлияет на контракт «Уралхима» с «Фосагро»

Как говорил известный литературный персонаж, «согласие есть продукт при полном непротивлении сторон». Однако в современной экономике стороны-хозяйствующие субъекты, особенно, когда речь идет о крупнейших компаниях, все реже могут договариваться друг с другом один на один. В их взаимоотношения вмешиваются самые разнообразные факторы – экономические, экологические, антимонопольные, и, в том числе, факторы, связанные с глобализацией экономики. Крайне показательно в этом плане судебное разбирательство между дочерними структурами «Уралхима» и «Фосагро», идущее сейчас в арбитражном суде

Компания «Апатит» (входит в «Фосагро») добывает апатитовый концентрат и поставляет его Заводу минеральных удобрений Кирово-Чепецкого химкомбината (входит в «Уралхим»), который производит из концентрата удобрения. Заключение договоров поставки между сторонами почти всегда сопровождалось долгими спорами – нередко окончательные условия договора, в том числе цену, устанавливал суд. Но нынешнее разбирательство особенное – впервые стороны пытаются договориться в условиях членства России во Всемирной торговой организации (ВТО). Данное обстоятельство накладывает на судебный спор свой особый отпечаток и придает разбирательству прецедентный характер.

Формула раздора

В соответствии с российским антимонопольным законодательством «Фосагро» не может уклониться от поставок сырья «Уралхиму», поскольку занимает доминирующее положение на рынке апатитового концентрата. По данным за 2011 год, «Апатит» производил 75% этого сырья, еще 25% добывал Ковдорский ГОК (входит в «Еврохим»). В конце 2012 года к числу производителей апатитового концентрата добавилась Северо-Западная фосфорная компания (входит в «Акрон»), но доля «Апатита» осталась доминирующей.

До истечения действующих договоренностей, а в настоящее время договор поставок между компаниями заключен до конца 2013 года, «Фосагро» и «Уралхим» начали переговоры по новому соглашению на 2014-2016 годы. Однако возник спор из-за формулы определения цены сырья.

Покупатель «Уралхим» выразил желание, чтобы цена в новом договоре поставки рассчитывалась как цена за предыдущий год с увеличением на годовой коэффициент инфляции. В предыдущих своих соглашениях стороны, как правило, на таких условиях и договаривались.

Продавец «Фосагро» хотел изменить методику расчета стоимости сырья — определять ее, соотносясь с мировыми ценами, в частности с ценой фосфорного сырья, производимого в Марокко, крупнейшем экспортере этого сырья. С поправкой на качество сырья, зависящее от процентного содержания фосфора.

Для справки: в 2012 году в контракте между ОАО «Апатит» и ОАО «Завод минеральных удобрений Кирово-Чепецкого химического комбината» была указана цена апатитового концентрата 3671 рублей за тонну, а Марокко в том же 2012 году продавало свое сырье более  низкого качества по цене более 5600 тысяч рублей за тонну.

Именно такую формулу определения цены апатитового концентрата, как предложил «Апатит», покупателям и производителям рекомендовала Федеральная антимонопольная служба (ФАС) России. Рекомендации ведомства по обеспечению недискриминационного доступа к приобретению апатитового концентрата на внутреннем рынке вырабатывались по поручению российского правительства в течение всего 2012 года в связи со вступлением Российской Федерации в ВТО (официально членство началось в августе 2012 года).

Принцип ценообразования, предложенный антимонопольщиками, обеспечивает более справедливое распределение доходности между производителями апатитового концентрата и его потребителями. Кроме того, в нем используются индикаторы конкурентного мирового рынка фосфорного сырья, аналогичные применяющимся для определения цен на иные товары, например, на хлористый калий производства ОАО «Уралкалий».

Мнения разделились

Поскольку самостоятельно продавец и покупатель договориться о цене на следующие три года не смогли, «Уралхим» обратился в арбитраж Москвы с иском к «Фосагро», в котором требовал обязать контрагента заключить договор на своих условиях.

Суд первой инстанции вынес решение в пользу истца. Как указал суд в решении, рекомендации ФАС, на которые ссылался ответчик, ранее были оспорены «Уралхимом» в Высшем арбитражном суде РФ, и осенью 2012 года высшая судебная инстанция признала, что они не были приняты в установленном законом порядке, в частности, не прошли регистрацию в Минюсте. А на момент судебного разбирательства в арбитраже Москвы «Фосагро» не представило доказательств, что статус документа изменился.

Суд также сослался на аналогичный договор поставки между сторонами на 2011-2013 годы, в котором стороны добровольно согласились определять цену по той же формуле, что предложил «Уралхим» для нового контракта. При этом суд не учел доводы «Фосагро», заявлявшего о кардинальном изменении ситуации по сравнению с 2010 годом, в том числе и в связи со вступлением России в ВТО.

По мнению «Фосагро», решение арбитража об установлении цены на апатитовый концентрат ниже уровня мировых цен является грубым нарушением нормативного регулирования ВТО, так как оно дает преференции «Уралхиму» и создает дискриминационные условия для иных производителей удобрений. «Это решение противоречит базовым принципам ВТО и ее действующим правовым нормам, ограничивающим дискриминацию и субсидирование, и не только наносит репутационный ущерб России, но может привести и к наложению на страну штрафных санкций со стороны ВТО», — заявил РАПСИ представитель ответчика.

Представитель «Уралхима», в свою очередь, приветствовал решение суда. При этом ФАС, по его мнению, необоснованно вмешивается в арбитражный спор на стороне «Фосагро», «навязывая потребителям методики определения цен, выгодные монополисту» и губительные для потребителей. Как считает истец, нормам и правилам ВТО, наоборот, противоречит «навязываемое ФАС России государственное регулирование ценообразования».

Решение суда первой инстанции пока в силу не вступило, поскольку было обжаловано в апелляции. Очередная встреча сторон в суде пройдет в начале июля.

Кто-то теряет – кто-то находит

В арбитраже Москвы представители «Фосагро» обращали внимание на экономическую несправедливость ситуации. Дело в том, что «Апатит» в течение нескольких последних лет был вынужден продавать сырье российским покупателям по цене не только ниже рыночной, но и ниже собственных затрат на производство апатитового концентрата и поддержание рудно-сырьевой базы. Результатом этого становилось снижение производства из-за недостатка финансирования. И в то же время компания фактически субсидировала за свой счет покупателей, в том числе предприятия «Уралхима».

Если решение суда первой инстанции поддержат вышестоящие инстанции, диспаритет цен на рынке сохранится, но это будет уже проблемой не только «Апатита», но и всего государства. И дело не только в том, что будет и дальше сокращаться производство апатитового концентрата, но и в том, что это решение может быть расценено как нарушение Российской Федерацией норм ВТО.

Одним из основных принципов ВТО является принцип равных прав. В соответствии с ним каждый член ВТО обязан предоставлять всем другим членам режим наибольшего благоприятствования в торговле. Это означает, что преференции, предоставленные одному из членов ВТО, автоматически распространяются и на всех остальных членов организации.

Кроме того, устав этой организации запрещает государствам-членам оказание государственной поддержки отдельным отраслям промышленности и народного хозяйства, за исключением наиболее значимых, перечень которых оговариваются отдельно при присоединении к ВТО. Производство апатитового концентрата к числу исключений из общего правила не относится. В таких случаях действует принцип «национального режима», то есть для иностранных лиц должны действовать те же правила, что и для российских лиц.

Эксперты удивлены

Комментируя решение арбитража Москвы, партнер адвокатского бюро «Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры» Илья Ищук заявил РАПСИ, что этим решением суд, будучи одной из ветвей государственной власти Российской Федерации, по сути, оказал конкретной компании ценовую поддержку и поставил ее в преимущественное положение по сравнению с конкурентами, в том числе, с компаниями из других стран-участниц ВТО.

«Выражаясь сугубо юридическим языком, установление судом цен на товар ниже мирового и экспортного уровня привело к нарушению так называемого “национального” режима, что является грубейшим нарушением нормативного регулирования ВТО, так как создает дискриминационные условия для аналогичного импортного товара», — сказал Ищук.

По его словам, такой подход к ценообразованию приведет также к возникновению ограничений на экспорт апатитового концентрата, что также недопустимо с точки зрения ВТО.

Другой эксперт, руководитель арбитражной практики юридической фирмы VEGAS LEX, адвокат Кирилл Труханов, представлявший «Фосагро», обращает внимание на поведение суда в процессе. В частности на то, что судья Андрей Архипов отклонил ходатайства «Фосагро» о проведении экономической экспертизы ценообразования и одновременно критически отнесся к рекомендациям ФАС, выработанным в обсуждениях с министерствами экономического развития и промышленности и торговли.

«Видимо, он счел, что необходимости в существовании профильных министерств и ведомств с аппаратом экспертных специалистов нет, и любой судья может спокойно их подменить собой», — иронизирует Труханов.

По мнению адвоката, суд, не применив нормы Маракешского соглашения (об учреждении ВТО), проигнорировал соответствующие нормы Конституции РФ и Гражданского кодекса РФ. Например, те из них, которые определяют, что международные договоры Российской Федерации являются частью ее правовой системы и национальное законодательство применяется лишь в части, не противоречащей международным договорам.

Председатель Высшего арбитражного суда России Антон Иванов в декабре 2012 года, выступая на конференции «Судебные доктрины в налоговом праве», говорил о том, что судьям надо разбирать споры на основе анализа реальных экономических отношений, а не формального применения законов. Как представляется, недостатком судебного акта, принятого судом первой инстанции по спору «Уралхима» с «Фосагро» является именно формальный подход.

Суд формально сослался на отсутствие законной силы у рекомендаций ФАС, не став при этом исследовать экономические принципы, заложенные в этих рекомендациях. Суд не стал, так сказать, «заморачиваться» с марокканскими ценами на сырье, не проанализировал, как новая экономическая реальность – вступление России в ВТО – влияет на механизм установления справедливых цен. По сути, он лишь предложил сторонам пролонгировать их старый договор.

Возможно, такой подход суда спровоцирован перегрузкой судей столичного арбитража. Может быть, экономический анализ спора, эту трудоемкую работу, требующую специальных знаний, возьмет на себя арбитражный суд одной из вышестоящих инстанций. Пока же эксперты полагают, что практика арбитража Москвы в случае ее распространения может привести к многочисленным случаям нарушений международных обязательств России, принятых ею в связи с членством в ВТО, и к соответствующим санкциям против нашего государства.
 
Андрей Прохоров