Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
24 мая 2013, источник: Газета.Ру, (новости источника)

Считать нано лучше

«Роснано» не выводила деньги за рубеж, а осуществляла трансфер технологий, останавливать который — нелепость, заявил глава госкомпании Анатолий Чубайс в ответ на претензии по итогам проверки Счетной палаты. «Роснано» спасает, а не банкротит проекты, а высокие зарплаты нужны, чтобы удержать квалифицированный персонал, объяснил Чубайс. Он не считает проверку «политическим наездом».

Глава «Роснано» Анатолий Чубайс раскритиковал претензии Счетной палаты по итогам проверки деятельности госкомпании, которую ведомство проводило по запросу депутатов Госдумы. Полного списка претензий «Роснано», правда, пока не получило, рассказал глава компании на встрече с журналистами по итогам проверки. По словам Чубайса, от Счетной палаты в госкомпанию пришел только один документ, в котором содержится восемь претензий к ее деятельности и рекомендации по исправлению недостатков. «В Госдуму ушел документ для служебного пользования, в котором гораздо больший объем претензий», — посетовал Чубайс. Он заявил, что не понимает, почему ему не показывают этот документ, а его другу Зюганову показывают.

«Там есть то, что мы действительно считаем нашими ошибками и действительно считаем правильно выявленным, разумно вскрытым Счетной палатой. А есть то, с чем мы не согласны и готовы оспаривать это на любом уровне в любой инстанции», — заявил Чубайс в четверг.

При этом оспаривать Чубайс готов почти все претензии ведомства. Глава «Роснано» не согласен с тем, что более 47 млрд рублей от всего финансирования госкомпании было отправлено за рубеж с целью трансфера технологий «без подтверждения эффективности вложений», а ведущим научным организациям было отказано в финансировании проектов. «Во-первых, государственная компания создавалась для развития наноиндустрии, а не для финансирования научных организаций. Во-вторых, если на конец 2012 года на счета, открытые не российскими резидентами, было направлено 47,4 млрд рублей, то в договорах были зафиксированы их обязательства профинансировать в проектные компании “Роснано” на территории России на 73,4 млрд рублей», — парировал Чубайс.

«Из них на 31 декабря 2012 года уже перечислено более 23 млрд рублей. А по состоянию на сегодня еще около 2,5 млрд рублей, — отметил глава “Роснано”. – И у нас нет сомнений, да и у Счетной палаты нет сомнений, что они поступят. Эти цифры были согласованы со Счетной палатой. Только почему-то из итогового отчета они потерялись».

Это не вывод денег за рубеж — это трансфер технологий, а попытки его остановить являются «нелепостью» и, кроме вреда, они ничего не принесут, утверждает Чубайс.

Он не согласен и с тем, что уставный капитал «Роснано» был занижен: Счетная палата указала, что от компании должно было поступить 29,1 млрд рублей, а на самом деле поступило 11 млрд рублей. Кроме того, ведомство указало, что уставный капитал предоставляет возможность органам управления «Роснано» не принимать решения о снижении чистых активов или о ликвидации общества. Чубайс пояснил, что Министерство финансов предложило самостоятельно передать часть денег из государственного бюджета в уставный фонд — именно это ведомство финансирует компанию. «11 млрд “Роснано” должно было передать в фонд от себя, а 18 млрд должно было поступить напрямую из бюджета, что и было сделано», — пояснил Чубайс.

На претензии о том, что «Роснано» реструктурировала задолженность, которая позволяла отсрочить банкротства финансируемых компаний и раскрыть их реальный финансовый результат, Чубайс посетовал, что в большинстве проектных компаний рано или поздно возникает тяжелая ситуация по бизнесу.

Но «Роснано» предпочитает спасать проекты, а не банкротить их и предъявлять штрафные опционы партнерам.

«В 99 случаях из 100 мы спасаем проект, и я убежден, что это правильно», — отметил Чубайс. Он посчитал необоснованным и замечание Счетной палаты о том, что «Роснано» участвовала в проектах не из наноиндустрии с отрицательным заключением экспертов. В процедуре экспертизы проекта на разных этапах участвуют разные эксперты, – начиная от исходного анонимного опроса пула экспертов, значительная часть которых состоит из независимых зарубежных специалистов до итогового заседания совета «Роснано», который включает полтора десятка человек, в том числе ведущих российских академиков, рассказал Чубайс. Он также подчеркнул, что все проекты «Роснано» получили положительное заключение НТС как нанопроекты.

Еще одна претензия Счетной палаты относилась к тому, что «Роснано» выдавала займы проектным компаниям в залог обеспечения, которое имело завышенную оценку. У независимых оценщиков может быть свое мнение, которое может не совпадать с мнением аудиторов, а «Роснано» может отвечать только за порядок проведения оценки – с этой точки зрения у Счетной палаты претензий не было, сказал на это Чубайс. Счетная палата также указывала на то, что проектные компании «Роснано» перечислили порядка 1,2 млрд рублей компаниям с признаками фирм-однодневок. «Если у компетентных органов действительно есть основания говорить об отмывании денег через фирмы-однодневки или просто о хищениях – это уголовное дело, других вариантов нет», — заявил Чубайс, отметив, что «Роснано» будет разбираться в ситуации с учетом указанных ведомством признаков. Ясно, что реальная картина будет в десятки раз меньше", — сказал Чубайс, уточнив, что претензии здесь должны быть адресованы скорее не к «Роснано», а к портфельным компаниям.

Рост расходов по оплате труда, который также критиковало ведомство, Чубайс объяснил мерой пресечения оттока квалифицированных кадров.

«Я не считаю уровень зарплаты завышенным и хорошо знаю уровень оплаты труда в коммерческих банках, инвестиционных фондах. Я убежден в том, что занижение зарплаты приведет к оттоку кадров отсюда, и мы будем работать с людьми, которые такого класса задачи решать не смогут», — заявил он, назвав приведенные Счетной палатой темпы роста зарплаты в «Роснано» завышенными.

Расходы на покупку своего здания «Роснано» планирует окупить в течение года, сказал Чубайс. Указанный в материалах Счетной палаты объект строительства госкомпания купила в 2009 году по $5000 за 1 квадратный метр без отделки и перегородок. «Роснано» сделала там ремонт и открыла там свой дата-центр. «Мы хотим перейти по этому зданию на более современную схему, когда оно продается с заключением договора аренды и эксплуатации на длительный срок, — заявил Чубайс. – Если продадим здание с убытком, значит претензия была справедливой. Если продадим его с прибылью – значит, претензия несправедливая. Я считаю, что итоговую оценку здесь может дать только рынок, он нас и рассудит». Чубайс согласен с тем, что расходы на содержание и автотранспорт были завышены, но настаивает на том, что с 2011 года «Роснано» их последовательно снижает. Численность рабочих с 2011 года по 2012 год снизилась в 1,3 раза, целевой показатель по 2013 году – снизить их количество еще в 1,4 раза. Затраты на содержание в период с 2011 по 2012 год снизились с 4,77 млрд рублей до 4,12 млрд рублей, целевые показатели по 2013 году — 3,66 млрд рублей. Если в 2011 году у «Роснано» было 60 автомобилей, то на сегодняшний день их количество составляет 12 штук.

Отверг глава «Роснано» и замечания, касающиеся сделок с заинтересованностью, в том числе с банком «Алемар», совладельцем которого был бывший глава «Роснано» Леонид Меламед. «Я не согласен с этими замечаниями, считаю, что они несправедливы, — заявил Чубайс. – Кстати, они уже расследовались Генпрокуратурой, в результате было принято решение, что оснований для открытия уголовного дела нет».

Чубайс также отметил, что в «Роснано» сейчас ведется работа по выстраиванию риск-менеджмента госкомпании. «Роснано» поставила задачу выстроить регулярную систему оценки справедливой стоимости проектных компаний, которая будет проводиться с годовым или полугодовым циклом, пообещал Чубайс.

«Я не считаю, что это был политический наезд с целью разгромить, уничтожить, посадить, призвать к ответу и т. д.», — резюмировал глава «Роснано» итоги проверки Счетной палаты.

Будут ли выводы аудиторов иметь уголовные последствия для «Роснано», зависит не от Счетной палаты, а от того, как отреагируют организации, которым разослан отчет, в частности правоохранительные органы, говорит партнер John Tiner & Partners Валерий Тутыхин.

Автор: Анастасия Матвеева