Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Сколько на самом деле мартышек в Удаве из «38 попугаев»?Помните первую серию кукольного мультсериала, в которой животные думают, как измерить рост Удава?
18 декабря 2013, источник: Ведомости, (новости источника)

Цена «невидимого топлива»

Тезис о том, что миру требуется все больше энергии, уже давно стал общим местом. Однако все активнее разрабатывается новый источник энергии, который позволяет сократить ее потребление. Это энергоэффективность, которую стали называть «невидимым топливом»

Источник: AP 2017

Население Земли растет, а вместе с ним — и мировая экономика. Бедные и развивающиеся страны становятся богаче, им требуется все больше энергоресурсов — для новых городов и заводов, все большего количества бытовой техники и автомобилей. Это заставляет задуматься о том, хватит ли на планете природных ресурсов, чтобы удовлетворить этот гигантский спрос.

Однако оценки будущего спроса на энергоресурсы выявляют удивительные вещи. Например, эксперты крупнейшей нефтяной компании мира ExxonMobil, публикующей прогнозы на период до 2040 г., полагают, что к тому времени мировое потребление энергоресурсов увеличится на 35% по сравнению с 2010 г. в связи с ростом населения, а также увеличением доходов жителей Индии, Китая и других развивающихся стран. Однако эта цифра не идет ни в какое сравнение с темпами роста мировой экономики, ВВП которой, по оценкам ExxonMobil, за тот же период увеличится на 135%. Более того, в развитых странах — Европе, Северной Америке, Японии — спрос на энергоресурсы останется на сегодняшнем уровне.

«Основным источником энергии в будущем станет ее более эффективное использование, и таким образом удастся сэкономить гигантские ее объемы», — говорит Билл Колтон, вице-президент по корпоративной стратегии ExxonMobil.

В борьбе с изменением климата возобновляемые источники энергии долгое время считались панацеей. По утверждению их сторонников, замена ископаемого топлива солнечной, ветряной и гидроэнергией позволит сократить выбросы парниковых газов, замедлить или даже остановить процесс глобального потепления. Однако, по оценке ExxonMobil, в 2040 г. на водные ресурсы и другие возобновляемые источники будет приходиться лишь 7% производства энергии, тогда как нефть и газ будут обеспечивать около 60%.

Но дело даже не столько в этой оценке — другие эксперты могут приводить другие цифры, — а в том, что в последние годы все активнее реализуются меры по повышению энергоэффективности. Сама эта тема не нова: так, например, средняя энергоемкость экономики Евросоюза снизилась с 1980 по 2009 г. более чем на 35% (данные Всемирного банка по расходу энергии на $1 ВВП в постоянных ценах 2005 г.). Однако в последнее время энергоэффективность некоторые эксперты даже стали называть «невидимым топливом». Потребители — и компании, и частные лица — начинают понимать: энергия, которую они не расходуют, может оказывать такое же воздействие, как то, из какого источника они получают используемую энергию.

«Лучше прежде всего обратить внимание на самые тривиальные вещи, чем на что-то жутко увлекательное, — говорит эксперт по энергетике Джеффри Болл из Центра энергетической политики и финансирования при Стэнфордском университете. — Все исследования говорят о том, что сократить потери при использовании ископаемого топлива в здании дешевле, утеплив стены, а не установив солнечную панель на крыше. Точно так же, чтобы уменьшить потребление энергии при вождении автомобиля, зачастую лучше изменить манеру езды и, например, не вдавливать педаль газа в пол, как только включился зеленый цвет, чем покупать автомобиль с меньшим расходом топлива. Наименее технологичные методы в данном случае нередко дают наибольшую экономию, в том числе в денежном выражении».

Люди прежде всего должны понять, что их личные действия дают кумулятивный эффект, добавляет Кристин Уитман, президент консалтинговой фирмы Whitman Strategy Group, которая помогает компаниям решать экологические вопросы (в прошлом Уитман была губернатором штата Нью-Джерси и возглавляла Агентство по защите окружающей среды США). «Когда ремонтируете жилой дом или производственные помещения, старайтесь использовать наиболее энергоэффективные материалы и оборудование. И самое простое — уходя, выключайте свет и вынимайте из розеток зарядные устройства, когда не пользуетесь ими», — говорит она.

Повышенное внимание к вопросам энергоэффективности ведет к изменению подхода во многих областях — от дизайна зданий до уличного освещения. Это означает, что вопросы использования энергии перестают быть прерогативой нефтяных компаний, строителей ветряных электростанций и правительственных чиновников, а становятся предметом обсуждения архитекторов, производителей бытовой техники, инженеров и автомобилестроителей. Добиться значительной экономии энергии порой удается за счет достаточно простых технологических решений, например замены газовых котлов для обогрева помещений на тепловые насосы.

Потенциальные выгоды для бизнеса и потребителей огромны. По оценке Boston Consulting Group, в США до 2020 г. будут наблюдаться двузначные темпы роста сектора, занимающегося повышением энергоэффективности. Речь, в частности, идет о потребляющих мало энергии холодильниках, светодиодных лампах, которые используют на 80% меньше электричества, чем лампы накаливания, а также хорошо настроенных системах нагревания, вентиляции и кондиционирования, поясняет Айван Мартен, старший партнер Boston Consulting Group. А в докладе немецкого исследовательского института Fraunhofer говорится, что потребности Евросоюза в энергоресурсах возможно снизить к 2050 г. на 57% по отношению к уровню 1990 г., что в переводе на деньги означает 500 млрд евро ежегодной экономии.

По оценке института, использование энергии в зданиях можно сократить на 71%, в основном за счет лучшей теплоизоляции, современных строительных технологий и энергоэффективных систем обогрева. Повышение качества управления транспортными потоками и улучшения в области логистики могут уменьшить потребление энергии на 53% в транспортной сфере. А более эффективные системы производства пара и электромоторы помогут сократить промышленный спрос на 52%.

Совокупные расходы на подобные мероприятия быстро растут. По оценке Международного энергетического агентства (МЭА), в 2011 г. инвестиции в проекты повышения энергоэффективности составили в мире $180 млрд. Однако в традиционное производство энергоресурсов вкладывается гораздо больше, указывает МЭА: в том же году на расширение и поддержание источников ископаемого топлива было потрачено почти $600 млрд.

Тем не менее многие компании озаботились вопросом энергоэффективности — и не только потому, что хотят создать образ бизнеса, дружащего с окружающей средой, но и по вполне меркантильным соображениям. Например, IKEA экономит 97 000 евро в каждом магазине после того, как заменила все лампы на светодиодные. Но шведская компания, известная своей бережливостью, реализует и более масштабный проект. На горе в Центральной Швеции строится одна из крупнейших ветряных электростанций в Европе — Glotesvalen. Когда она заработает в 2015 г., то будет производить 90 МВт электричества, чтобы снабжать им магазины IKEA, в результате чего в Швеции компания станет полностью энергонезависимой.

IKEA выделила на строительство солнечных и ветряных электростанций 1,5 млрд евро, поставив амбициозную цель — к 2020 г. использовать 100% энергии из возобновляемых источников. После запуска Glotesvalen их доля в потреблении энергии компанией во всех странах ее присутствия вырастет до 70-80%. Проект объясняется не только ответственным подходом к окружающей среде, но и желанием сэкономить на расходах, уверяет Стив Ховард, директор по устойчивому развитию IKEA: «Цены на углеводороды в течение ближайшего десятилетия неизбежно вырастут, а для бизнеса это большие издержки. Если мы сможем управлять собственными поставками, то вполне можем превратить это в профит-центр».

Согласно исследованию Ernst & Young, даже при нулевых или минимальных затратах возможно сократить расходы на электроэнергию на 10%, а сокращение на 20% так же влияет на прибыль многих компаний, как рост продаж на 5%. Помочь компаниям сэкономить могут не только производители соответствующего оборудования, но и специализированные фирмы. Так, британская Matrix способна снизить потребление энергии в офисном здании на 20%, разместив систему удаленного управления, которая может включать и отключать свет и другое оборудование, в том числе регулировать отопление. Matrix, в частности, провела такие работы для ритейлера Marks & Spencer и телекоммуникационной компании BT. Нужно стимулировать компании сокращать потребление энергии, считает гендиректор Matrix Иан Келли, этим в том числе должны заниматься и правительства.

И они занимаются. В последние годы многие страны — крупнейшие потребители энергии приняли законы, стимулирующие повышение энергоэффективности. В феврале в ежегодном обращении к конгрессу и американскому народу президент Барак Обама поставил целью «в ближайшие 20 лет вдвое сократить энергопотери в домах и на предприятиях». В США также были введены новые стандарты расхода топлива в автомобилях. Япония хочет к 2030 г. сократить спрос на электроэнергию на 10% по сравнению с 2010 г. ЕС поставил целью сократить первичное потребление энергии к 2020 г. на 20%; правда, в этом году было заявлено, что выполнить ее не удастся частично из-за «отсутствия инструментов, подходящих для отслеживания прогресса и измерения достигнутых результатов на уровне стран — членов союза». Китай хочет сократить энергоемкость на 16% в 2011-2015 гг.

В России в 2008 г. тогдашний президент Дмитрий Медведев подписал указ, по которому к 2020 г. страна должна снизить энергоемкость ВВП минимум на 40% к уровню 2007 г. На следующий год был принят закон «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности», который, в частности, с 2014 г. вводит запрет на лампы накаливания; с 2013 г. продаются только лампы слабее 75 Вт.

«Повышение энергоэффективности, которое мы наблюдаем в последние годы, в основном стимулируется государственной политикой, — говорит Колтон из ExxonMobil. — Сами по себе потребители не занялись бы этим столь активно».

Некоторые правительственные постановления весьма специфичны. В ЕС в 2010 г. была принята директива, по которой все новые строения к 2021 г. должны быть «зданиями с почти нулевым потреблением энергии». Такие здания обладают высокой энергоэффективностью, способны на месте вырабатывать энергию из возобновляемых источников и потреблять ее практически в том же количестве в течение года. А в Великобритании потребители могут взять кредит на ремонт дома с целью улучшения энергосбережения — например, на замену старого бойлера; выплачивается кредит путем начисления доплаты к счетам за электричество.

Реализация масштабных проектов нередко наталкивается на серьезные проблемы. С такими активами, как здания, инвестиции в повышение энергоэффективности могут окупаться в течение многих лет, но владельцы зачастую планируют продать их раньше. Имеет место и феномен, называемый рикошетом: если вы установили тепловой насос, а потом потратили сэкономленные на электричестве деньги на полет на самолете, эффект от повышения энергоэффективности сводится к нулю.

Хотя на западе тема энергоэффективности приобретает все большую актуальность, в некоторых других регионах мира о ней мало кто задумывается. Избыток ископаемого топлива и низкие цены на энергию в странах Ближнего Востока, где правительства субсидируют цены на бензин и газ, не создают стимулов заниматься экономией. Поэтому многие эксперты сомневаются, что в целом по миру удастся настолько сократить уровень потребления энергии по отношению к ВВП, что это сможет остановить изменение климата. Однако исполнительный директор МЭА Мария ван дер Ховен уверена: «Самая безопасная энергия — это баррель или мегаватт, которые мы никогда не используем».

Использованы материалы FT, WSJ