Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
14 января 2014, источник: Газета Коммерсантъ

Бюджетное правило просят считать исключением

Накануне рассмотрения правительством бюджетной стратегии до 2030 года Минэкономики потребовало от правительства существенной корректировки предложений Минфина. Это оказалось первым серьезным разногласием двух ведомств после назначения в июне 2013 года Алексея Улюкаева министром экономического развития. Вместо жесткой бюджетной диеты, предписанной Минфином до 2030 года, Минэкономики предлагает немедленно увеличивать инвестиционные расходы — например, на новый атомный ледокол или рыбокомбинаты Росрезерва, и пересмотреть бюджетное правило, наращивая бюджетный дефицит сверх бюджетного предела в 1% ВВП

Накануне рассмотрения правительством бюджетной стратегии до 2030 года Минэкономики потребовало от правительства существенной корректировки предложений Минфина. Это оказалось первым серьезным разногласием двух ведомств после назначения в июне 2013 года Алексея Улюкаева министром экономического развития. Вместо жесткой бюджетной диеты, предписанной Минфином до 2030 года, Минэкономики предлагает немедленно увеличивать инвестиционные расходы — например, на новый атомный ледокол или рыбокомбинаты Росрезерва, и пересмотреть бюджетное правило, наращивая бюджетный дефицит сверх бюджетного предела в 1% ВВП.
Как стало известно «Ъ», замминистра экономического развития Андрей Клепач накануне обсуждения бюджетной стратегии на заседании правительства, назначенном на 30 января 2014 года, направил в Белый дом письмо с требованием существенно переработать этот документ.

Напомним, что соответствующая стратегия была подготовлена Минфином и передана в правительство еще в августе прошлого года — в разгар бюджетной кампании подготовки бюджета на текущий год. Базовый сценарий расчетов Минфина предусматривает сохранение дефицитного бюджета вплоть до 2030 года. Исходя из этого ведомство предписывает экономию практически по всем расходам. Исключение сделано для оборонки, которой в 2016 году обещано компенсировать недофинансирование госпрограммы вооружений в 2014-2016 годах кредитными схемами.

Главное идеологическое расхождение двух ведомств, на которое указывает Андрей Клепач,-- неверная оценка дефицитности бюджетной системы. Минэкономики полагает, что этот период завершится на десять лет раньше прогноза Минфина и бездифицитным бюджет станет уже в 2020 году. Поэтому сокращение потолков расходов с 2017 года, спрогнозированное Минфином, по словам господина Клепача, приведет к «негативным последствиям как для бюджета, так и для экономики в целом». Вместо сокращения расходов замминистра предлагает изменить бюджетное правило «путем увеличения максимально возможного объема дефицита». Вместо 1% ВВП предлагается увеличивать дефицит до 1,75% ВВП. Как следствие, не придется сокращать дополнительные расходы ведомств, заявленные ими. Практику установления потолков по госпрограммам Андрей Клепач называет «дискуссионным положением, требующим дополнительной проработки». Он считает, что такие ограничения могут сократить возможности правительства для маневра в случае изменения приоритетов и возникновения новых социально-экономических рисков. Отдельно Минэкономики предупреждает, что 1% номинального роста ВВП дает бюджетной системе 200-250 млрд руб. допдоходов. Но без бюджетных инвестиций такая прибавка может и не случиться.

Впрочем, подчеркнутые в тексте письма названия недофинансированных инвестиционных объектов прямой угрозы экономике никогда не представляли. Так, Андрей Клепач указывает на отсутствие в перечне допрасходов ФЦП «Юг России» (до 2020 года) и «Развитие инфраструктуры Соловецкого архипелага» (до 2019 года). Также он выступает против замены части бюджетного финансирования внебюджетным для строительства «головного универсального атомного ледокола». Впрочем, сам Андрей Клепач признает, что кроме как на бюджетные деньги строить этот ледокол все равно не на что: «Росатом» не смог привлечь кредиты от потенциальных потребителей услуг. В тексте письма указано и на недостаточность бюджетных средств на строительство комбинатов Росрезерва на Сахалине и Камчатке, а также элеваторов и мельниц той же организации.

Есть возражения и чисто методологические. Андрей Клепач указывает, что стратегия не может быть утверждена до вступления в силу закона «О государственном стратегическом планировании», который прошел в Госдуме только первое чтение и неизвестно когда будет принят.

Совпадение идеологии Минфина и Минэкономики обнаруживается только по двум пунктам. В отношении масштабного инвестирования средств ФНБ в различные проекты Андрей Клепач рекомендует правительству не торопиться и дождаться результатов первых размещений — они могут не превысить доходности размещения на иностранных счетах ЦБ. Кроме того, Минэкономики считает, что перенос части расходов по программе госвооружений после 2016 года и компенсация их в 2017 году приведут к всплеску расходов на оборону и поставят под угрозу реализацию «гражданских» указов президента, изданных в мае 2012 года. Впрочем, эти два пункта на общие выводы серьезного влияния не оказывают — выяснять отношения представителям Минфина и Минэкономики предстоит 30 января на заседании правительства. Но без поддержки основного союзника стратегии Минфина угрожает долгосрочный горизонт новых согласований о роли ФЦП в госпрограммах.

Петр Ъ-Нетреба