Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
21 января 2014, источник: Деловая газета ВЗГЛЯД

Россия ищет путь, чтобы догнать мировую экономику

Появились первые признаки улучшения экономической ситуации в мире, констатирует ООН в новом докладе. Однако в России меры по разгону экономики в 2013 году пока не сработали, и ей пророчат затяжную стагнацию. Минэкономразвития предлагает новый, экономичный для бюджета план помощи российской экономике.

Глобальный экономический рост в 2013 году оказался ниже, чем предполагалось, однако уже в 2014–2015 годах ожидается оживление мировой экономики, прогнозируют эксперты ООН в новом обзоре «Мировое экономическое положение и перспективы в 2014 году».

Во многих крупных экономиках, включая Бразилию, Индию, Китай и Россию, в последние два года наблюдалось замедление темпов роста ВВП, вызванное сочетанием сложных внешних условий и внутренних трудностей, говорится в докладе. В 2013 году мировая экономика выросла лишь на 2,1%. Однако большинство развитых стран продолжали принимать меры в области бюджетной и денежно-кредитной политики, чтобы справиться с последствиями финансового кризиса.

И это было не напрасно, появились первые признаки улучшения экономической ситуации в мире, обращают внимание эксперты ООН. Так, зона евро наконец вышла из затяжной рецессии, ВВП в регионе в целом начал снова расти. Экономика США также продолжает восстанавливаться, а Япония сумела прекратить десятилетнюю дефляцию. В странах БРИК эксперты также ожидают ускорения темпов роста экономики. В целом, мировая экономика вырастет на 3% и 3,4% в 2014 и 2015 годах соответственно, ожидают в ООН. 

Однако до сих пор главной проблемой остается высокий уровень безработицы. Среди развитых стран наиболее сложная ситуация наблюдается в зоне евро, где уровень безработицы поднялся до 27% в Греции и Испании, а среди молодежи этот показатель достиг более 50%. Уровень безработицы в США снизился, но остается выше обычного.Россия стоит особняком. Впервые российская экономика будет расти ниже мировой. Минэкономразвития надеется сохранить темпы роста российского ВВП на уровне 2,5% в 2014 и 2015 годах, что ниже ожидаемого роста мировой экономики на 3–3,5%. Кроме того, многие экономисты считают этот прогноз несбыточным, а некоторые не исключают и падения российской экономики.

С другой стороны, в России не стоит так остро проблема безработицы, как в тех же Европе или США. Она находится на довольно низком уровне, правда, ситуация может измениться из-за продолжающейся стагнации экономики.

Контрастность ситуации подтверждают и опрошенные Bloomberg инвесторы в преддверии Всемирного экономического форума в Давосе. Большинство отмечает укрепление экономики США, еврозоны и Японии. А позиции, что российский рынок предоставляет недостаточно хорошие возможности для развития, придерживаются 27% респондентов. Еще 29% участников опроса то же самое думают о рынке Китая, а 33% – о рынке Бразилии.

Новый план

Предложенные в прошлом году меры по разгону российской экономики не сработали, приходится констатировать МЭР. Ставка делалась на разные формы бюджетной и кредитной поддержки. В частности, были продлены льготы по страховым взносам малому бизнесу, расширен доступ малого бизнеса к госзаказу, из Фонда национального благосостояния выделили 300 млрд рублей на инфраструктурные проекты, был ограничен рост тарифов естественных монополий, выделили 270 млрд рублей на поддержку автопрома (с 2014 года), начался процесс деофшоризации бизнеса и упрощения госрегулирования.

Впрочем, ждать сиюминутного эффекта от таких мер и нельзя было. Многие из них заработают в полной мере только в этом году.

«Стимулирование экономики не успевает за принятием комплексных программ. Прошло слишком мало времени. В целом госрасходы – самая краткосрочная мера, но не через проектное финансирование. У нас вклад государства сильно ограничен из-за внушительного военного бюджета и необходимости выполнять целевые программы по подготовке крупных событий, привязанные к определенным срокам. Остальное тратится на проектное финансирование, которое имеет точечное влияние», – говорит директор аналитического департамента United Traders Михаил Крылов. Однако от проектного финансирования отказываться не надо, считает он.

МЭР обеспокоено, что в России может начаться затяжная стагнация, поэтому разработало новый план, как разогнать российскую экономику. Ведомство предлагает поддержать конкурентоспособность несырьевой продукции, инвестиционную активность предприятий и человеческий капитал. Именно эти факторы станут основными драйверами экономики в условиях прекращения роста цен на нефть, говорится в «Концепции первоочередных мер социально-экономического развития» от ведомства, на которые ссылаются «Ведомости».

МЭР неожиданно поддержало Минфин в необходимости сохранить бюджетное правило, то есть надо продолжить копить дополнительные доходы от нефтегазового сектора, а не инвестировать их в экономику. Единственное, что государство должно поддержать, – это кредитование среднего и малого бизнеса за счет средств ФНБ. Правда, Минфин по-прежнему против этого.

Чтобы вывести средний и малый бизнес из тени, МЭР предлагает предоставить двухлетние каникулы для новых компаний и запретить их проверки. Кроме того, малый бизнес надо исключить из сферы действия антимонопольной службы – ФАС.

В целом теперь Министерство экономического развития ратует не за рост бюджетных расходов, а за их сокращение. Так, МЭР предлагает сэкономить на накопительной пенсионной системе, за счет повышения эффективности госрасходов и сокращения госслужащих и госимущества.

Первый вице-премьер Игорь Шувалов также считает, что восстановить экономический рост выделением большего объема госсредств уже не получится. «Испугавшись низких темпов экономического роста, важно не встать на путь быстрого предоставления государственных ресурсов для того, чтобы этот экономический рост подстегнуть. Так, как это случилось в середине 80-х в Советском Союзе, когда была объявлена политика ускорения, влили деньги в экономику, это подстегнуло рост, затем резкий спад – и в результате бюджетный дефицит и долг стали болезнью нашей экономики до начала 2000-х годов», – предупреждает Шувалов в интервью The New Times.

По его мнению, если бюджетное правило не даст правительству тратить нефтяные доходы, то уже через 10 лет Россия сократит зависимость от них: «Нефтяные доходы будут составлять меньше 50% бюджета, остальное будет приносить экономика неэнергетического сектора». А сейчас у России есть ресурсы на выполнение всех социальных обязательств, даже если произойдет падение цен на нефть. И только если ситуация будет совсем жесткой, придется залезть в резервы, считает он.

В новом плане МЭР также предлагает продолжать сдерживать рост тарифов естественных монополий, которые растут быстрее, чем потребительские цены. Для этого, считают в ведомстве, надо научить монополии – Газпром, «Россети» и РЖД – как сокращать издержки. А то они даже сами не знают, откуда идут убытки, а откуда прибыли.

«За фасадом нового плана скрывается, во-первых, возможность существенного сокращения расходов естественных монополий на ремонт инфраструктуры. Во-вторых, упростить госрегулирование нельзя без перехода к электронному документообороту, повышения качества и изменения направленности образования. В-третьих, демонополизация сделает наш рынок в лучшем случае похожим на конкуренцию в странах Восточной Европы, где крупные зарубежные производители задают высокие барьеры для входа», – считает Михаил Крылов.

«Кредитование даже в развитых странах не влияет на экономику быстрее, чем за полгода. У России не так много несырьевого экспорта, который можно развивать. Можно трактовать новый план МЭР как попытку выгадать пару лет до циклического улучшения ситуации. Сокращение штата и государственного имущества, уменьшение ФНБ приведут к сокращению присутствия государства в экономике и повышению ее закредитованности», – считает собеседник газеты ВЗГЛЯД.