Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
25 января 2014, источник: Газета Коммерсантъ

Три года подготовительных работ

Восстановление потоков капитала из развитых стран в развивающиеся произойдет в течение двух-трех лет — с таким прогнозом выступил в Давосе вице-премьер РФ Аркадий Дворкович. На похожий сценарий ориентируются почти все развивающиеся страны, однако сама по себе картина «разворота» 2016-2017 годов не определена: никто не обещает, что капиталы, как до 2009-го, вернутся именно в страны BRICS. Конкуренция за инвестиции ужесточится, а размеры потоков могут быть меньшими, чем раньше. Пока главным конкурентом России на этом поле выглядит страна—хозяйка Олимпиады-2016 — Бразилия

Сроки и сценарий восстановления инвестиционных потоков из США, ЕС и Японии в развивающиеся страны стали главной темой публичной экономической повестки 23-24 января на сессии Всемирного экономического форума в Давосе. Глава российской делегации вице-премьер Аркадий Дворкович 23 января комментировал эту тему на профильной панельной сессии и в интервью телеканалу «Вести 24». Комментарии других заинтересованных сторон, например президента Бразилии Дилмы Руcсефф, главы Банка Японии Харухико Куроды, представителей ЕЦБ, ФРС США и глав компаний, в целом подтверждали: текущий период нестабильности на мировых рынках с большей вероятностью продлится два-три года, чем пять и более лет. По общему мнению, стабилизация частично восстановит переток капитала из развитых стран на развивающиеся рынки. Однако мнения о том, в каком состоянии в 2016-2017 годы будут находиться реципиенты и доноры инвестиций, сильно расходятся.

Выступавший вчера на деловом завтраке Сбербанка министр экономики РФ Алексей Улюкаев был скорее сторонником консервативной точки зрения: восстановление произойдет на существенно более низких уровнях, чем до 2009 года. Исходя из слов министра, новая модель роста предполагает снижение его темпов — хотя можно ожидать более быстрого улучшения ситуации в мировой экономике с 2015 года. По мнению господина Улюкаева, набор «драйверов роста» для мировой экономики будет тем же, что раньше — развитие экономик КНР, Индии и Юго-Восточной Азии, однако уникального сочетания факторов, обеспечивавших пик мирового роста в 2005-2006 годы, ждать уже не приходится.

Аналитики по слабо представленному в Давосе-2014 Китаю в основном сильно оптимистичнее в оценках. Лю Минкан из гонконгского Fung Global Institute считает снижение темпов роста КНР в 2013 году скорее случайным. Он вместе с аналитиками из Китая и из работающих там инвестбанков полагает для этой экономики практически гарантированным рост в 6-7% ВВП — в любом сценарии до 2020 года. При этом КНР в этих сценариях де-факто снизит темпы гонки за инвестициями: предполагается снижение зависимости экономики Китая от экспорта и, соответственно, снижение привлечения внешних инвестиций в экспортно ориентированные отрасли. Сходной стратегии пока придерживается Индия: министр финансов страны Паланиаппан Чидамбарам представил основанную прежде всего на внутреннем спросе программу увеличения темпов роста ВВП с 6% в 2014 году до 8% в 2016-м. Наконец, министр финансов ЮАР Правин Гордхан объявил о том, что экономика его страны находится в ситуации «новой нормальности» и не нуждается в коррекции курса в связи с продолжающимся мировым экономическим кризисом.

Де-факто претендентами на «условно освобождающиеся» в 2015-2016 годы (или позже) средства инвесторов могли бы быть другие крупные экономики BRICS — Россия и Бразилия. Выступление Дилмы Руссефф продемонстрировало, что Россия имеет серьезного конкурента прежде всего за инвестиции из США: Бразилия анонсировала (как и Россия тремя годами ранее) масштабную программу приватизации, расширения строительства железных дорог и дерегулирования отдельных секторов экономики. Госпожа Руссефф объявила Бразилию страной среднего класса, который составляет более 55% населения, и подтвердила успешность подготовки к летней Олимпиаде-2016 в Рио-де-Жанейро. Отметим, основным конкурентом в борьбе за инвестиции Бразилию признали и участники вчерашнего мероприятия Сбербанка в Давосе.

При этом никто не гарантирует странам BRICS сравнимых с прежними объемов внешних вливаний. Традиционными донорами прямых иностранных инвестиций в экономики BRICS являются США и ЕС. Однако на форуме много говорили о «промышленном ренессансе» в США и существенном росте производства в этой стране, делающих ее долгосрочно привлекательной в качестве акцептора, а не донора инвестиций. Что касается ЕС — на форуме обсуждались низкие темпы восстановления входящих в него экономик. Для России ЕС традиционно на порядок более важный торговый партнер, чем США, а восстановление инвестактивности американских компаний в РФ (см. «Ъ» от 24 января) — политически сложный и в любом случае длительный процесс. Без восстановления двух этих источников инвестиций ни Россия, ни ее конкуренты по BRICS на среднесрочное восстановление темпов роста рассчитывать вряд ли могут. Для России краткосрочно более выгодно восстановление спроса в ЕС, нестабильность экономической ситуации в котором сильнее влияет на ситуацию в РФ, чем «промышленный ренессанс» США.

Дмитрий Ъ-Бутрин, Давос