Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
31 января 2014, источник: РИА Новости

«Дождь» в осаде: «возникло желание взять и отключить»

Телеканал «Дождь» оказался в опале после того, как опубликовал у себя на сайте опрос «Нужно ли было сдать Ленинград, чтобы сберечь сотни тысяч жизней». Что говорили о ситуации представители канала, операторы кабельного телевидения, чиновники, правозащитники и журналисты — в подборке РИА Новости.

Что говорят на «Дожде»

Главный редактор телеканала «Дождь» Михаил Зыгарь (из заявления от 27.01.2014 на сайте телеканала): «Нам очевидно, что против нас развязана кампания. Наши недоброжелатели пытаются приписать нам мысли и взгляды, которые не имеют к нам никакого отношения. Вы, конечно, знаете, что “Дождь” всегда последовательно осуждал фашизм и боролся с попытками его оправдать. Мы трепетно и бережно относимся как к ветеранам, так и к памяти погибших в Великой Отечественной войне. Гуманизм является одной из важнейших ценностей для нашего телеканала. Мы надеемся, что наши зрители понимают, что обвинения, которые выдвинуты в наш адрес, надуманны. Опрос, предложенный авторами программы “Дилетанты”, не ставил целью кого-либо оскорбить. Всплеск негатива в наш адрес является следствием политического заказа».

Гендиректор телеканала «Дождь» Наталья Синдеева (28.01.2014): «Меня обвиняли в сговоре с Госдепом, Кремлем, и еще черти с кем. У нас отзывали рекламодателей и угрожали превратить бизнес в ноль, и много чего еще было противного. Но у меня всегда были силы не поддаться панике, взять волю в кулак и, улыбаясь, прийти на канал, чтобы продолжить работать. Я собирала ребят и говорила, что мы вместе справимся с любыми сложностями, и надо просто честно делать свою работу. И мы ее делали, иногда ошибаясь, иногда непрофессионально, но всегда честно. А вот сегодня я не пошла на работу, плачу… И мне очень обидно и больно за всех нас, за себя, за мою семью… За тех, кто пытается что-то делать в государстве, которое включает каток, чтобы раздавить любые ростки здравого смысла и совести».

(30.01.2014): «Никто на вчерашний день нам официальных писем не прислал, отключения все происходили по усмотрению самих операторов, так же как и включения назад. И объяснений, почему это случилось, нам тоже никто не давал. Конечно, нас никто не может отключить вот так вот, нужно предупредить минимум за 20 дней или за сколько-то дней, но опять же, так происходит. 70% наших доходов — это деньги от рекламодателей, которые размещают рекламу в телевизоре, мы телеканал. Процентов 10 приходится на платежи от операторов, которые нам платят, и еще процентов 15-20 приходится на интернет-рекламу. Это не просто сейчас канал закрывается, условно, или не закрывается. Это давление через финансовые рычаги, потому что это ровно то, что влияет на наш бизнес».

Предприниматель, инвестор телеканала «Дождь» Александр Винокуров: «Мы узнали об этом в новостях и удивлены. Это очень неожиданное и очень удивительное заявление. Раньше я такого не встречал ни в бизнесе, ни в телевизионном бизнесе. Мы регулярно проводим переговоры с операторами, мы вещаем в кабельных сетях на основании договоров с этими операторами и у нас эти договоры со всеми операторами, естественно, заключены. Операторы к нам не обращались, не знаю, должны ли они в связи с призывом Припачкина (президент ассоциации кабельного телевидения) обратиться — я тоже не очень понимаю, и почему они должны это сделать».

Что говорят операторы связи

Вице-президент Ассоциации кабельного телевидения России Михаил Силин: «У нас в сетке вещания “Дождь. Optimistic Channel”. Канал как бы уникальный. Многие кто его смотрит. Однако это, наверно, то слово (optimistic), которое к нему совсем неприменимо. Его можно каким угодно образом охарактеризовать, но только не оptimistic. И соответственно, место этого канала, роль этого канала, и все бизнес-модели, которые там реализуются, они под очень большим вопросом, и вообще говоря, находятся в большом противоречии с интересами кабельных каналов Он пытается, разрекламировать себя на кабельных сетях за счет операторов, начать зарабатывать деньги независимо от них, предоставляя платную подписку в интернете, что тоже очень типично. То есть абсолютно налицо стихийное формирование неких моделей, которые все на самом деле не запрещены и как будто бы и очень хорошо».

Президент ассоциации кабельного телевидения России и совладелец «Акадо» Юрий Припачкин: «Меня в последнее время задел вопрос по телеканалу “Дождь”, который начал проводить некий опрос в части событий в Ленинграде. У меня возникло желание, как оператору, взять и отключить такую информацию, взяв на себя некие функции цензурирования».

Из заявления «НТВ-Плюс»: «Затронутая тема “Блокады Ленинграда” наносит вред репутации “НТВ-Плюс” как агрегатора пакетов телеканалов и может негативно сказаться на продвижении продуктов “НТВ-Плюс”. Мнение общества для нас является не менее значимым фактором, чем законодательство о СМИ».

Что говорят чиновники

Замминистра связи и массовых коммуникаций РФ Алексей Волин: «По большому счету у нас есть 10 каналов, которые отключить нельзя — это перечень общероссийских общедоступных каналов. По всем остальным каналам — это абсолютное решение тех участников рынка, которые для себя принимают решение. Никто из вас не включает (в свои пакеты), грубо говоря, порнографические каналы и подобного рода вещи, понимая, что это приведет к оттоку зрителей. Если кто-то из участников рынка со стороны телевизионщиков проводит такую редакционную политику, которая в состоянии вызвать отток вашей клиентской базы — это будет понятное, оправданное ваше решение — какой канал принимать, какой отключать. И здесь со стороны регулятора никаких возражений или действий в ваш адрес не будет».

Глава Минкомсвязи Николай Никифоров: «Понятно всегда желание журналистов все время придать некий эмоциональный или политический окрас этим вопросам, но я считаю, что это вопрос исключительно гражданско-правовых отношений канала и вещателя».

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков: «Это вопрос абсолютно морально-этический и он за гранью допустимого с морально-этической точки зрения для нашего народа. Это вам может не понравиться, но я абсолютно разделяю точку зрения тех, кто считает и говорит о том, что канал перешел все грани допустимого. Что огорчает меня еще больше, что до сих пор не было вразумительных извинений канала. Как только мы начнем проявлять хотя бы малейшую толерантность вот к таким опросам, у нас начнется эрозия нации, эрозия нашей памяти, генетической памяти нашего народа. Я убежден, что во многих странах, конечно, пришлось бы куда более туго каналу, который перешел бы через такую морально-этическую красную черту».

Глава комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая («Единая Россия»): «Подобного рода действия всегда должны оцениваться как преступления по реабилитации нацизма».

Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко: «Ничего нельзя закрывать. Сами журналисты должны осознать свою вопиющую ошибку и извиниться».

Из заявления ЛДПР: «ЛДПР давно настаивает на недопустимости подобных диверсий в адрес государства со стороны отдельных т.н. либеральных СМИ… “Дождь” лицензии лишить, канал закрыть. А прочим “либералам” от прессы стоит задуматься о векторе собственной информационной политики».

Из заявления партии «Яблоко»: «Опрос о блокаде Ленинграда, организованный на сайте телеканала, был, на наш взгляд, нетактичным и неуместным… Но бестактность может повлечь за собой только морально-этическую, а не юридическую или административную оценку. И она не может быть основанием для репрессивных мер, ограничения свободы слова и политического давления на средства массовой информации».

Что говорят правозащитники и журналисты

Из заявления Президентского совета по правам человека: «Подобные предложения (исключить телеканал из пакетов кабельного телевидения) резко контрастируют и с интересами телезрителей, и с международными обязательствами России, и с позицией Европейского суда по правам человека, неоднократно объяснявшего, что свобода массовой информации является краеугольным камнем демократического правового государства».

«Операторы в данном случае взяли на себя функцию цензуры массовой информации, что прямо запрещено статьей 29 конституции РФ».

Глава комиссии СПЧ по свободе информации и правам журналистов Елена Масюк: «Я думаю, что канал “Дождь”, возможно, сделал какую-то критическую ошибку, разместив подобный опрос, но все, что началось после этого, несоразмерно тому, что сделал “Дождь”. Все эти попытки отключить “Дождь”, все эти инициативы законодательного собрания Петербурга — это в ключе запретительных законов, которые в последнее время Государственная дума разрабатывает, принимает и, в итоге, по которым страна вынуждена жить».

Глава Союза журналистов России Всеволод Богданов: «Телеканал “Дождь” — это новый формат, новые лица, но надо с уважением относиться к памяти. Меня оскорбляют такие вещи (как опрос на “Дожде”). Им надо найти способ, чтобы их поняли, чтобы их простили, сделать так, чтобы к ним с уважением относились в будущем».

Из заявления Союза журналистов Петербурга и Ленинградской области: «Вопрос был поставлен бестактно и оскорбительно, но телеканал не нарушил при этом ни единой нормы действующего законодательства, законных оснований для его “закрытия” нет. В свое время точно такой же вопрос задавал писатель-фронтовик Виктор Астафьев, но тогда никому не приходило в голову запрещать ему писать».

Что говорят эксперты

Президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов: «Он (опрос телеканала “Дождь”) просто свидетельствует о непрофессионализме редакции, а не политической злонамеренности. Каких-то поводов для политических санкцией нет, об этом говорить неправильно… В данном случае, государство не выступает инициатором, поэтому формально, государство нельзя упрекнуть, что оно применяет какие-то репрессии».

Глава Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов: «Почему так возбудились кабельные сети и провайдеры? Их понять можно, дело в том, что все основные риски, связанные с имиджем, будут нести именно они… Кроме того, тут еще и региональный фактор Санкт-Петербурга, как такового — это один из крупнейших рынков. Здесь вопрос имиджа, который будет бить по позиции провайдера. На месте “Дождя”, я бы пытался поскорее этот вопрос закрывать. Выпускать пресс-релиз, потом увольнение, какое-то социальное мероприятие, что все телеканалы делают, в том регионе, где все произошло. Например, благотворительную эстафету или марафон в помощь блокадникам — с имиджевой точки зрения правильное решение. В противном случае риски достаточно высокие, тем более тема входит в топ три ключевых тем».