Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Ужасно великий: чем Стивен Кинг запугал все человечествоПопулярность писателя у публики огромна, но академический литературный мир не может решить, причислять ли его к большим писателям
14 августа 2014, источник: "Российская газета"

В Приморье выставлены на аукцион шесть золотоносных участков

Шесть участков, каждый из которых прячет в своих недрах золотоносные россыпи и жилы, выставлены на аукцион в Приморье.

Источник: "Российская газета"

 Начальник «Приморнедр» Михаил Попов уверен, что каждый из них вскоре найдет своего хозяина, ведь добыча золота в крае с каждым годом набирает обороты.

Михаил Алексеевич, насколько серьезные запасы этого металла у нас?

Михаил Попов: Приморье никогда не воспринималось как край золотодобытчиков. Минерально-сырьевой комплекс здесь традиционно ассоциируется с оловом, вольфрамом, плавиковым шпатом, бором, энергетическими углями. Финансирование геологоразведки во времена СССР также шло в соответствии с представлениями того времени об имеющихся в регионе полезных ископаемых. Поэтому мы не имеем достоверной информации о многих богатствах наших недр. А быстро восполнить этот пробел непросто: у нас самые сложные для ведения поисков горно-таежные ландшафты. К примеру, на Чукотке в свое время использовали аэровизуальные поиски. В Приморье с высоты можно увидеть только море тайги.

Все это легло в основу сегодняшних проблем с изучением перспективных золоторудных площадей. Впрочем, интерес к нашим драгметаллам растет. На геологическое изучение, разведку и добычу рудного и россыпного золота в крае выданы 34 лицензии. Наметилась и положительная динамика добычи золота из россыпей: в 2012 году было извлечено около 50 килограммов, в 2013-м — 250, а в 2014-м ожидаем под 400.

В 2014 году за счет федерального бюджета в Тернейском районе начались поисковые работы на «Кузнецовском» — одном из перспективных рудопроявлений. Есть основания считать, что там будет открыто промышленное золотосеребряное месторождение.

Чем еще богато Приморье?

Михаил Попов: У нас 56 видов полезных ископаемых, учтенных государственным балансом. И это только разведанные запасы. Согласно исследованиям, проведенным Всероссийским научно-исследовательским геологическим институтом, край по богатству недр находится на третьем месте среди регионов ДФО после Якутии с ее огромной территорией и месторождениями алмазов и Сахалина, который держит вторую строчку за счет нефти. По насыщенности различными полезными ископаемыми Приморье входит в лидирующую группу среди российских субъектов.

Получив лицензию, недропользователь сразу сталкивается со сложностью оформления земель лесного фонда для геологоразведки и освоения

В крае разведаны 332 месторождения твердых полезных ископаемых, 88 — пресных и минеральных подземных вод, три — лечебных грязей. В целом из недр Приморья извлекают почти 20 видов минерального сырья. Регион дает 100 процентов российской боропродукции, 70 — вольфрамового концентрата, более половины германия, свыше 35 — свинцового и восьми — цинкового концентрата, значительное количество серебра. До недавнего времени «Ярославская ГРК» производила больше 70 процентов плавикового шпата.

Компания, о которой вы говорите, в прошлом году была закрыта «на модернизацию». И это далеко не единственное проблемное горнорудное предприятие в Приморье.

Михаил Попов: Проблемы Ярославской ГРК связаны с негативными тенденциями на мировом рынке алюминия, при производстве которого используют продукцию приморского предприятия. Похожие трудности есть и у «Бора». Предприятие производит монопродукцию, поэтому его стабильная работа зависит от изменчивости спроса и предложения.

«Дальполиметалл» тоже находится не лучшем положении. Добыча свинца и цинка там ведется уже больше 100 лет, ее себестоимость растет год от года, а сырьевая база истощена.

Похожая ситуация на «Приморском ГОКе», разрабатывающем месторождение вольфрама «Восток-2». Но в преддверии полной отработки запасов эта компания разведала крупное месторождение вольфрама «Скрытое», которое полностью может закрыть потребности России в этом металле на долгие годы и имеет экспортные возможности. «Скрытое» находится в Дальнереченском районе. Рядом — комплексные олово-полиметаллические запасы, а также титан, рудное и россыпное золото.

Мы считаем, что постепенно добывающая промышленность будет смещаться в центральную часть Приморья. Этот район вполне мог бы стать основой для горнорудного кластера. На «Скрытом» планируется строительство предприятия с объемом переработки руды на уровне 1,5 миллиона тонн в год. В Лесозаводском районе в 2015 году начнем оценку проявлений графита. Кроме того, здесь есть месторождения железа и марганца. Все это востребовано. Плюс в том, что район очень освоенный — есть железная дорога, объекты энергетики, — и у него неплохие перспективы стать еще одной точкой роста региональной горно-добывающей промышленности.

Следующая может появиться в Ольгинском районе. Там уже имеются два перспективных свинцово-цинковых месторождения. Пролицензировать их мы намерены в 2014-2015 годах. Для этой депрессивной территории разработка залежей полезных ископаемых будет иметь существенное значение.

Что при такой мощной ресурсной базе мешает Приморью стать лидером горнорудной отрасли ДФО?

Михаил Попов: Много времени (минимум пять лет) уходит с момента выявления месторождения до ввода в эксплуатацию. Все зависит от множества факторов — масштабов и типов месторождений, географического положения, имеющейся инфраструктуры. К сожалению, получив лицензию на аукционе, недропользователь сразу сталкивается со множеством проблем. Главная — в оформлении земель лесного фонда для геологоразведки и освоения. Большинство участков уже отданы кому-то в пользование. Несмотря на то, что хозяином этих земель остается департамент лесного хозяйства Приморья, недропользователи должны идти на поклон к арендатору, который выдвигает свои трудновыполнимые условия, часто демонстрирует неоправданные денежные аппетиты. Получается, что фактически лесные арендаторы препятствуют в освоении государственного фонда недр. В итоге деньги теряет бюджет, ведь предприятие, которое тратит годы на многочисленные и небезвозмездные согласования, могло бы уже вести добычу.

Это проблема номер один в течение многих лет, ее поднимают на каждом профильном совещании, но до настоящего времени тщетно. Для созданного в Приморье Союза горнопромышленников ее решение должно стать первоочередной задачей. Возможно, стоит обратиться к опыту других регионов.