Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
29 августа 2014, источник: Российская газета

Москва и область еще раз разграничат зону ответственности в аэропортах

Трагическая смерть 24-летнего Артема Чечикова на борту воздушного судна №831 «Барселона-Челябинск», совершившего вынужденную посадку в аэропорту Шереметьево, за несколько дней обросла столь пугающими подробностями о работе столичной скорой помощи, что департамент здравоохранения Москвы был вынужден собрать по этому поводу пресс-конференцию. 

Источник: AP 2017

На многочисленные вопросы журналистов попробовали ответить первый замруководителя депздрава Алексей Хрипун и главврач московской станции скорой и неотложной медицинской помощи Николай Плавунов.

«Писали, что скорая ехала в аэропорт Шереметьево два часа. На самом деле от выезда бригады скорой помощи с подстанции №24, что находится в южном Тушино, до прибытия к пациенту прошла 41 минута, — утверждает Хрипун. — И это с учетом того, что какое-то время ушло на препровождение медицинского автомобиля работниками аэропорта на летное поле и подъем бригады на специальной платформе в автолифт, где находился пострадавший». Доехать быстрее, по словам Хрипуна, возможности не было — дорога из Южного Тушина до Шереметьево проходит по Ленинградскому шоссе, где с пяти утра активно начинают «копиться» фуры, которым запрещен дневной проезд по МКАД.

К моменту прибытия врачей скорой помощи пациенту помочь ничем уже было нельзя, хотя они 30 минут добросовестно пытались реанимировать пострадавшего. При этом, по данным депздрава, самолет приземлился в Шереметьево в 04.58 утра. А вызов от врача аэропортовского медпункта на станцию скорой помощи поступил в 05.31. Если бы скорую вызвали сразу после разрешения на экстренную посадку, утверждают в депздраве, бригада была бы на летном поле уже к моменту прибытия самолета.

Здесь необходимо заметить, что аэропорт Шереметьево входит в зону ответственности Московской области. И по идее, прибыть на место происшествия должны были областные медики. Но звонок из аэропорта поступил не по известному всем телефону 03, а по городскому номеру единого центра экстренного реагирования. «Обычно, если что-то случается в лайнере, который следует над Москвой, информация о том, что необходима медицинская помощь, приходит к нам, — объясняет Хрипун. — Мы никогда не отказываем, несмотря на то, что все аэропорты, кроме Внуково, обслуживает подмосковная скорая помощь». Что помешало перекинуть звонок в зону ответственности? «Переадресация вызова в Московскую область потребовала бы дополнительного времени, а в ситуации, когда скорую вызывают по поводу клинической смерти, как в данном случае, каждая минута дорога. Поэтому ответственный дежурной смены скорой помощи принял решение направить в аэропорт нашу бригаду», — отвечает на этот вопрос Николай Плавунов. Позже он скажет, что диспетчер первоначально попытался отправить в Шереметьево медиков с подстанции в Куркино, но там, как назло, не оказалось ни одной свободной бригады. Поэтому поехали из Южного Тушина. А ведь подмосковные Химки или Лобня к аэропорту гораздо ближе.

При этом и Плавунов, и Хрипун в один голос утверждают: претензий к бригаде скорой помощи нет. И люди приехали опытные, и все необходимое для реанимации у них было. Да и в самом Шереметьево круглосуточно работают три медпункта с врачами и медсестрами, обученными правилам оказания экстренной помощи. Вот так: все было, а человек умер. На вопрос «кто виноват?» ответит следствие — по факту гибели пассажира в Шереметьево возбуждено уголовное дело. А Москва и область подпишут совместный приказ, еще раз определяющий зону ответственности медиков в аэропортах. «Ничего нового этот приказ не несет, зоны ответственности были известны и до этого, — подчеркивает Алексей Хрипун. — Тем не менее, в связи с последним происшествием мы сочли необходимым еще раз их обозначить».