Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
4 сентября 2014, источник: Газета Коммерсантъ

Не те мишени

От санкций в отношении России, инициированных ЕС и США, пострадают в первую очередь не госбанки и госкомпании, а средний бизнес, не имеющий прямого выхода на рынки капитала,— к такому выводу пришли эксперты рейтингового агентства Standard & Poor`s в специальном обзоре. Впрочем, даже без ужесточения санкций ЕС, которое ожидается завтра, повышение ставок требуемой доходности по облигациям и по кредитам в рублях уже привело к удорожанию финансирования для российских компаний, констатируют аналитики.

Источник: Газета «Коммерсантъ»

Еврокомиссия (ЕК) вчера направила на рассмотрение Евросовета пакет новых санкций в отношении России: меры дополняют уже утвержденные ограничения доступа на рынки капитала, обороны, товаров и технологий двойного назначения, следует из официального сообщения ЕК. Окончательное решение по расширению санкций члены ЕС должны принять в пятницу. Напомним, российским госбанкам (в их числе Сбербанк, ВТБ, ВЭБ, Газпромбанк) и компаниям, попавшим под санкции, уже ограничен доступ на рынки капитала: им запрещено выдавать кредиты сроком более чем на 90 дней.

В агентстве Standard & Poor`s, проанализировав влияние внешних ограничений на состояние ликвидности российских эмитентов, пришли к выводу, что пока что главным следствием введенных санкций стало повышение кредитных ставок — за последний квартал в среднем они выросли на 2%. Основной же риск заключается не в санкциях как таковых, а в снижении интереса к долговым бумагам российских эмитентов, что «в целом затруднит доступ российских компаний к рынкам капитала», отмечают в агентстве. Значительное сокращение объемов выпуска наблюдалось и до введения санкций: всего с начала года еврооблигаций было выпущено на $1,6 млрд (в прошлом году — на $23 млрд), синдицированных кредитов — на $9,6 млрд против $24 млрд.

При этом негативные последствия для самих госбанков и компаний, попавших в санкционные списки, по крайней мере в краткосрочной перспективе, будут ограниченными, считают в S&P. Выплаты по еврооблигациям в этом году должны составить всего $2,3 млрд (в 2015 году — еще $8 млрд); что касается кредитов, то их придется рефинансировать в российских банках, однако последние, вероятно, получат господдержку, прогнозируют в агентстве. При этом и возможное расширение действия санкций не только на госбанки, но и на госкомпании (в таком случае ограничения коснутся обслуживания долгов на сумму до $250 млрд против $100 млрд на данный момент) не повлечет за собой критических последствий, считает Дмитрий Полевой из ING Bank.

Даже в нефтяной отрасли, для которой уже ограничен на доступ к западным технологиям, негативное влияние санкций будет заметно на операционных показателях и прибыли компаний не ранее чем через пять лет, полагают в S&P. Из попавших под санкции эмитентов агентства НОВАТЭК, по оценке аналитиков S&P, не подвержен риску рефинансирования (источники ликвидности покрывают потребности в ней в 1,2 раза). «Роснефть», напротив, до конца года должна погасить долги — 440 млрд руб., в следующем году еще 626 млрд руб. однако компания «продемонстрировала способность получать крупные авансовые платежи в счет поставок в Китай».

Реальную же угрозу санкции представляют для финансирования долгосрочных проектов. Чем дольше они остаются в силе, тем больше вероятность, что компаниям придется пересматривать инвестпланы, замечает ведущий аналитик агентства Александр Грязнов. Впрочем, в Moody`s полагают, что кредитные рейтинги нефтегазовых компаний поддержат сделки с китайской CNPC, Китай же может стать и новым источником финансирования для российской нефтегазовой промышленности. Тогда как менее известным на азиатском рынке заемщикам едва ли стоит рассчитывать на успешное размещение, процесс может занять годы, предупреждают в S&P.

Татьяна Едовина