Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
1 октября 2014, источник: ИноСМИ.Ру, (новости источника)

Почему 700-страничная книга Томаса Пикетти стала бестселлером?

В этом году мы были свидетелями странного явления: молодой, мало кому известный французский экономист опубликовал книгу об экономическом неравенстве. Фолиант объемом 700 страниц обильно уснащен данными, разнообразными примерами из истории Франции, в нем имеются даже несколько ссылок на Джейн Остин

Ничего странного, получился бестселлер.

В итоге о книге Томаса Пикетти «Капитал в XXI веке» заговорила вся образованная публика. К тому же, обложка цвета слоновой кости в обрамлении красных полос уже успела примелькаться. Не успев выйти, книга сразу же возглавила список бестселлеров сайта Amazon; ее бумажная версия — увесистый «кирпич» в твердом переплете — хорошо разошлась в крупных книжных магазинах.

Главная мысль Пикетти такова: объем инвестируемого капитала (на фондовом рынке, на рынке недвижимости) растет быстрее, чем доходы. Отсюда вывод: чтобы инвестировать, у вас изначально должны быть деньги (помимо зарплаты), так как с помощью одной лишь зарплаты вы никогда не угонитесь за людьми действительно богатыми — богатыми с самого рождения. Как полагает Пикетти, соотношение между богачами и всеми остальными (1% против 99%), озвученное движением Occupy, — это вовсе не отклонение от нормы, проявившееся лишь в наше время, а неотъемлемая черта капитализма. Понятно, что работа Пикетти, которой он занимался более десяти лет, перекликается с позицией движения Occupy и ставит под сомнение сами основы капитализма.

Именно по этой причине его книга стала культурным событием. На Пикетти уже ссылается канадское законодательство о минимальной зарплате. По поводу этой книги было написано столько рецензий, что может показаться, будто критики делают это по инерции, даже не читая работу французского экономиста.

Итак, возникает вопрос: почему к данной книге прикован большой интерес? Темы, затронутые Пикетти, уже и без того рассматривались видными экономистами на протяжении десятилетий. Изучению проблемы неравенства большую часть своих работ посвятили, по меньшей мере, три лауреата Нобелевской премии — Джозеф Стиглиц, Пол Кругман и Роберт Солоу.

В пятницу 19 сентября я был модератором на встрече экспертов, состоявшейся в вашингтонском Центра справедливого развития (Center for Equitable Growth). Там участвовал не только Солоу, но и другие экономисты — Брэд Делонг, Тайлер Коуэн и Расс Робертс. Каждому из них дали по 90 минут для выступления; в центре внимания — книга Пикетти. Судя по всему, обсуждение нужно продолжить.

И вот я решил задать видным специалистам в области экономической теории и финансов, которые занимались вопросами неравенства и американской экономикой, следующие вопросы: почему книга Томаса Пикетти стала бестселлером? Является ли она обязательной к прочтению?

Ответы приводятся ниже. Не обошлось и без неожиданностей: так, один из экономистов решил вообще не читать книгу француза.

Мнение 1. Стефани Келтон

Стефани Келтон — заведующая кафедрой экономики, Университет Миссури-Канзас-Сити; главный редактор популярного блога New Economic Perspectives

Чем объясняется феномен Пикетти? В «Капитале в XXI веке» много места уделяется вопросам собственности, по этой причине книга потеснила на полке нескольких авторов-фаворитов (кстати, бумажная версия этой книжки продавалась лучше, чем электронная). Правда, само ее название — «Капитал в XXI веке» — не столь провокационно, как, скажем, у скандального бестселлера «Пятьдесят оттенков серого». Название книги Пикетти вполне оправдывает ее содержание, в работе поставлены следующие вопросы: как эволюционировал механизм владения самым важным из экономических ресурсов — капиталом? Кто владеет материальными и финансовыми активами? Откуда они их получили, и как с течением времени происходила смена собственников?

Тот факт, что эта книга заинтересовала экономистов, профессионально занимающихся указанными вопросами, меня не удивляет. Труднее понять другое: почему к «Капиталу в XXI веке» вдруг проявили интерес представители рабочего класса и почему нынешним летом она вдруг стала рейтинговой? Думаю, потому, что она появилась в нужное время в нужном месте.

Почву для широкого обсуждения затронутых в книге вопросов подготовило движение Occupy. Что происходило в Америке? Может, мы были свидетелями возрастающей мощи плутократии? Или появления меритократии? Крис Хейз (Hayes) и Джо Стиглиц тяготеют к лагерю левых, а Тайлер Коуэн и Дэвид Брукс — правых. У обеих сторон есть свои сторонники и противники, но именно Пикетти удалось выдвинуть доводы, которых публика так жаждала увидеть: истина — на стороне левых. Богачи должны благодарить за свои богатства только своих родственников, а также конгрессменов, создавших налоговые лазейки в законодательстве. Итак, мы видим, что нарушение закона в той или иной степени все же происходило, а это во многом и создало предпосылки для материального благополучия класса богатых.
 
Мнение 2. Тайлер Коуэн

Тайлер Коуэн — профессор экономики Университета Джорджа Мейсона, автор недавно опубликованной книги Average is Over 

Книга Пикетти «Капитал в XXI веке» стала хитом по нескольким причинам. В первую очередь, благодаря научной добросовестности автора. Но хотел бы назвать еще одну причину, по которой книга нашла столь широкую поддержку: думаю, из-за того, что в ней выдвинута более сильная аргументация в пользу принципа перераспределения богатства.

Раньше внимание большинства ученых концентрировалось на неравенстве доходов. Билл Гейтс или Джоан Роулинг заработали больше, чем топ-менеджеры или авторы книг прошлых столетий, а в это время доходы представителей среднего класса или низшего среднего класса, вопреки ожиданиям, так и остались невелики. Таким образом, трудность заключается в проблемах, возникающих на рынке труда, а именно в том, что некоторые люди не очень-то востребованы работодателями. И здесь мы должны ответить на два вопроса. Во-первых, как увеличить производительность труда работников, получающих низкий заработок? Во-вторых, как повысить качество образования?

Принято считать, что низкооплачиваемые работники полностью или отчасти сами виноваты в своем незавидном материальном положении — на этот довод поборникам равноправия обычно было нечего ответить.

Говоря по-простому, модель Пикетти утверждает следующее: скорость накопления богатства превышает темпы роста экономики. Это меняет общепринятые представления: получается, что человек не может разбогатеть вовсе не из-за того, что получает невысокую зарплату, а по той причине, что не является собственником капитала, то есть не является капиталистом. Неравенство обусловлено вовсе не низкой заработной платой на рынке труда, а, скорее, отсутствием значительных объемов первоначального капитала.

Автор книги тяготеет к концепции перераспределения богатства, призванной перенаправить часть капитала малоимущим.

Если вы согласны с тем, что концепция перераспределения необходима, то вам будет легче понять доводы Пикетти и ознакомить с ними других читателей. В этом заключается еще одна причина популярности книги французского автора.

Мнение 3. Эмануэл Дерман

Эмануэл Дерман — профессор Колумбийского университета, руководитель программы по разработке новых финансовых инструментов; в 2011-м последняя книга Э. Дермана Models. Behaving. Badly.: Why Confusing Illusion with Reality Can Lead to Disaster, on Wall Street and in Life попала в список десяти лучших книг по версии журнала Businessweek.

В наше время экономисты окружены таким же почтением, какого раньше удостаивались физики-ядерщики. Правительства интересуются их мнением, как будто они тоже являются представителями точных наук, создавших атомную бомбу. Теперь у нас специалисты по макроэкономике указывают центральным банкам, как им проводить денежную политику, а эксперты в области поведенческой экономики дают советы партиям и правительствам по поводу того, как навязывать гражданам важные с точки зрения политиков и экономистов предпочтения.

Я преподаю «финансовое дело», отрасль экономической науки, которая занимается определением стоимости акций, облигаций, ипотечных кредитов, опционов и прочих активов.

И хотя книгу Томаса Пикетти мне прочесть нужно, никак не могу себя заставить это сделать. Жаль, конечно. Я ничего не имею против автора и его работы, которая, судя по всему, написана из лучших побуждений и призвана повысить благосостояние людей — дело в другом: просто меня сильно утомила претенциозность многих экономистов, их вездесущность (хотя к Пикетти это относится меньше всего, чего не скажешь о большинстве некоторых других ученых мужей, фамилиями которых пестрят газеты).

В науке, которой я занимаюсь, то есть в финансах, модель ценообразования опционов Блэка-Шоулза является самой качественной. По словам экономиста Стива Росса из Массачусетского технологического института, она «является самой удачной теорией не только в области финансов, но и во всей экономической науке». Большую часть своей профессиональной деятельности я занимался теорией опционов — эту область науки я понимаю хорошо. Более того, мне понятны те ее ограничения — простые допущения и математические методы — которые используются при описании поведения высокоорганизованных человеческих существ и рынков. Но именно благодаря этим ограничениям финансовой науке, по моему мнению, можно гораздо больше доверять, чем экономической теории.

Экономическая теория занимается изучением следующего вопроса: как использовать ограниченные ресурсы для достижения благих целей. А что такое «благо»? Это определяется, конечно же, самими людьми. Однако среди экономистов все еще нет согласия по поводу целей и средств. Экономисты так и не пришли к общему мнению по поводу того, насколько эффективна, скажем, эмиссия денег или меры жесткой экономии. Они постоянно, через каждые несколько лет, меняют свои мнения по поводу того, что именно следует считать истинным и верным, и при этом всякий раз уверяют нас в своей правоте. 

Мои претензии к специалистам в области экономической теории заключаются вовсе не в том, что их модели плохо не работают, (они действительно работают неважно; и чтобы в этом убедиться, достаточно оценить действия центральных банков во время финансового кризиса), а в том, что они с большой неохотой признают сомнительность своих советов. Кроме того, они присвоили себе большую власть, которую им никто не давал. Мне кажется, что если бы в прошлом году к нам прилетел какой-нибудь марсианин и захотел бы встретиться с руководством нашей планеты, то его, несомненно, повели бы к Бернанке. 

К тому же, все советы экономистов сильно похожи друг на друга, а та самоуверенность и апломб, с которым экономисты их навязывают, просто утомляет. С представителями экономической науки по части самоуверенности могут сравниться лишь диетологи, которые ошибаются столь же часто; поначалу они рекомендуют избегать масла, маргарина, мяса и углеводов, а потом начинают себя же опровергать — и все это происходит с завидным постоянством.

Представители точных наук (физики, химики, биологи) могут укрощать гигантские силы природы, правда, это у них не всегда хорошо получается. Однако у этих ученых имеется, по крайне мере, более-менее общий взгляд на то, что такое эффективность и научная истина. В отличие от них, экономисты никак не могут договориться между собой — вернее, могут, но не иначе как с помощью статистических методов, зачастую несовершенных и мало что объясняющих.

Вот почему мне трудно себя заставить прочесть более 600 страниц текста, написанного экономистом. Но в будущем, надеюсь, книгу Пикетти я все же прочту.

Мнение 4. Дж. Брэдфорд Делонг

Брэд Делонг занимал пост заместителя помощника министра финансов в 1993-1995 годах; в настоящее время является профессором экономики в Калифорнийском университете в Беркли, научным сотрудником Национального бюро экономических исследований (NBER), а также блогером. Он пишет для вашингтонского Центра справедливого развития.

Книга Пикетти «Капитал в XXI веке» мне понравилась. Автор следует совету Ларри Саммерса, всегда отличавшегося мудростью: чем дальше от нас отстоит горизонт прогнозирования, тем дальше в наше прошлое нужно заглянуть. В книге затрагиваются очень важные, фундаментальные вопросы. Автор предпочитает подходить к разработке темы с морально-философских позиций, а не только использовать узкоспециальную методологию экономической науки. Поэтому в книге можно найти исторические примеры, количественный анализ, различные теоретические подходы из области социальных наук. Пикетти глубоко озабочен проблемами общественного благосостояния (подобный подход в наши дни встречается слишком редко).

Правда, я думал, что книга Пикетти будет интересна лишь узкому кругу лиц, вроде меня. Я думал, что она будет скучной для людей, далеких от бухгалтерского дела; я думал, что их утомит все это обилие цифр.

Но зерно упало в благодатную почву. Почему так произошло? Откуда вдруг у столь большого количества читателей-неспециалистов появился этот заразительный интерес именно к книге Пикетти, а не к набившим оскомину развлекательным рубрикам BuzzFeed, типа «видео кошек» или каким-нибудь очередным «27 вещам, о которых вы не пожалеете в старости»?

Признаюсь, не знаю. Могу только догадываться. Наверное, потому что в наши дни читатели, представляющие верхний средний класс Америки, при взгляде на окружающий мир испытывают чувство безнадежности. В частности, их коробят две вещи.

Во-первых, наше сегодняшнее общество в значительной степени не оправдало ожиданий большинства сограждан, которые только получают высшее образование. Несмотря на изобилие у нас дешевых электронных гаджетов и несмотря на огромные технические достижения и увеличение производительности труда, жизнь не стала легче по сравнению с тем, что было еще лет 20-30 назад.

Во-вторых, им теперь не понаслышке известно о том, что собой представляет плутократия, которой раньше не было и которая теперь создает нам проблемы. Давайте вспомним, в свое время губернатор Мичигана и президент American Motors Джордж Ромни жил в «большом, но не слишком» доме и руководил компанией, которая создала много приличных рабочих мест и платила хорошую зарплату. 

Однако уже нашему современнику — губернатору штата Массачусетс и управляющему компанией Bain Capital Митту Ромни — принадлежит семь домов, общая стоимость которых приблизительно равна 25 миллионам долларам, а возглавляемая им компания занимается, судя по всему, выискиванием лазеек в законодательстве, пользуясь тем, что пенсионные фонды после инвестирования своих денежных средств практически перестают ими управлять.

А поскольку представители верхнего среднего класса не доверяют общепринятым американским идеологемам, они ищут свежие идеи, которые им предлагают иностранцы вроде Пикетти, никак не связанные ни с одной из политических партий США.

Основной посыл Пикетти может оказаться ошибочным. Тогда получится, что капитал вовсе не стремится вытеснить рабочую силу, а дополняет ее. Может получиться так, что плутократия сама исчезнет как класс из-за того, что накопление богатства будет вести к понижению нормы прибыли.

Может оказаться, что в будущем, вопреки мнению Пикетти, будет намного сложнее сколачивать крупные состояния. Может получиться так, что денежные мешки вовсе не станут осыпать богатствами своих праправнуков, которых они в глаза не видели, а начнут ради своей славы и престижа, как говорится, «тратить свои деньги, чтоб изменить весь мир».

Думаю, что вероятность мрачных предсказаний Пикетти — «50 на 50» (даже если богачи в течение трех последующих поколений и не будут лезть в политику). Именно по этой причине нужно повнимательнее изучить предсказания этого французского экономиста и подумать о превентивных мерах.

Хайди Мур, «Гардиан»