Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
«На нас шла сотня боевиков»Подробности: как российские военные прорывались из окружения в Сирии
10 октября 2014, источник: Газета Коммерсантъ

«Роснефть» берет пример с Тегерана

«Роснефть», против которой введены санкции ЕС и США, может оспорить их в международных судах. Компания уже потеряла из-за санкций стратегического партнера, американскую ExxonMobil, и не может привлекать на Западе долгосрочные кредиты. Перспективы обращения в суд изучают все попавшие под санкции компании, считают источники «Ъ», но открыто об этом говорят только в ВТБ и Объединенной судостроительной корпорации. Опыт успешных судов против санкций есть: добиться их снятия смогли, например, компании из Ирана.

Источник: Газета «Коммерсантъ»

«Роснефть» объявила о закупке у единственного поставщика юридических услуг «в связи с оспариванием экономических санкций и защитой интересов компании и ее дочерних предприятий, а также любых других юридических вопросов». Работу госкомпания (там отказались от комментариев) оценила в £17,7 млн.

США запретили «Роснефти» привлекать долгосрочные кредиты — больше чем на 90 дней. Также ЕС и США ввели ограничения на поставку компании оборудования для работы на шельфе и со сланцевой нефтью. Аналогичные ограничения наложены на «Газпром нефть», ЛУКОЙЛ, «Сургутнефтегаз», НОВАТЭК, а по работе на рынке капитала — на госбанки. В сентябре американской ExxonMobil уже пришлось заморозить проект с «Роснефтью» по разработке участков в Карском море. Shell, партнер «Газпром нефти» по разработке трех сланцевых участков в ХМАО, также приостановила участие в проекте. Источники «Ъ», знакомые с ситуацией, уверяют, что сами иностранцы заинтересованы продолжать работу в России, но применение санкционного режима и его последствия вызывают много вопросов.

«Роснефть» не одинока в желании оспорить санкции в суде. Президент Объединенной судостроительной корпорации (американским юридическим и физическим лицам запрещены транзакции с ней) Алексей Рахманов сообщил «Ъ», что там еще «предметно не анализировали» возможность судебного обжалования санкций, но «не исключают такой вариант». «Санкции не ударили по ключевому производству военной продукции, но однозначно несут репутационные риски», — поясняет он. На прошлой неделе глава ВТБ Андрей Костин говорил «Известиям», что в банке изучают возможность подачи исков и юристы ВТБ с иностранными консультантами работают над этой темой. Но, по его мнению, санкции имеют не правовую базу, а политическую. «Я не переоценивал бы в этой связи объективность международных судов», — добавил банкир. Вчера в ВТБ отказались от комментариев. Под санкции попали и Сбербанк, ГПБ, ВЭБ, СМП-банк, Россельхозбанк. Вице-президент СМП-банка Ирина Данилина заявила «Ъ», что в банке никаких шагов в сторону юридических разбирательств не делали, но с большим интересом будут следить за развитием ситуации.

Неофициально в госбанках признают, что на самом деле все игроки «изучают ситуацию». В сентябре стало известно о том, что ГПБ нанял двух бывших сенаторов США Джона Бро и Трента Лотта для лоббирования своих интересов в области банковских законов и положений, включая санкции. Андрей Костин также говорил, что в ВТБ изучают опыт Ирана. Верховный суд Великобритании в июне 2013 года отменил санкции против Bank Mellat, обвиненного в финансировании ядерной программы Тегерана. Суд согласился с тем, что банку не было известно о намерении Минфина Британии ввести запрет на его деятельность.

По словам управляющего партнера Goltsblat BLP Андрея Гольцблата, санкции ЕС оспариваются в Европейском суде и в его практике уже есть успешный опыт Ирана. Главное, что «Роснефть» должна будет доказать, — это то, что нефтекомпания не имеет отношения к причине введения санкций, то есть к украинским событиям, замечает он. «Можно ссылаться на то, что компания не управляется государством и РФ не дает “Роснефти” прямых директив и указаний», — считает господин Гольцблат. Глава юридического департамента Национальной юридической службы Юлия Галуева добавляет, что «Роснефть» может ссылаться, например, на то, что меры нарушают международные договоры.

Кирилл Мельников, Анна Занина, Елена Ковалева, Егор Попов, Николай Зубов