Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты

Цена на пачку сигарет в России может вырасти до 800 рублей

Самые дорогие в мире сигареты продают в Норвегии, на наши деньги получается примерно по 600-800 рублей за пачку. Высокие цены — главное оружие антитабачников. И в ближайшее время России, не исключено, придется последовать примеру северных соседей.

13 октября в Москве открывается VI сессия Конференции сторон Рамочной конвенции ВОЗ по борьбе против табака. Россия среди 195 государств, которые присоединились к этому документу. И партнеры торопят нас поднять акцизы на мировой уровень. Но Минфин России, напомним, делает это постепенно.

Что предстоит пережить нашим курильщикам в ближайшие годы? И не нарушает ли их права вся эта «борьба с дымом»? Что выигрывают страны, снижая потребление табака? Эти вопросы обозреватель «РГ» задала участнику конференции, ведущему специалисту в мире по борьбе с табаком, одному из руководителей «Альянса Рамочной конвенции» Френсису Томпсону.

Господин Томпсон, сколько же лет должно пройти, чтобы «антитабачные» результаты стали ощутимыми?

Френсис Томпсон: Смотря что замерять. Если человек курил 30 лет и бросил, риск инфаркта снижается почти сразу, а через несколько лет равняется риску у человека, никогда не курящего. Риск заболеть раком снижается несколько медленнее. Но если человек в 40 лет бросил курить — у него хороший шанс прожить столько же, сколько некурящий. Что касается числа курильщиков, то если вы повышаете акцизы, то падение спроса начинается немедленно. Если эффективно запрещаете курить на работе, в общественных местах, то продажи сигарет тоже быстро падают.

Значительное повышение акцизов на сигареты — одна из рекомендаций Рамочной конвенции ВОЗ по борьбе против табака. Но если с этим переборщить, то взлетят цены, и курильщики перейдут на суррогаты и контрабандный товар. Это же опаснее для здоровья!

Френсис Томпсон: Сотни исследований были сделаны по этому поводу. В богатых странах, например, 10-процентное повышение цены приводит к 4-процентному снижению продаж табака. В странах с более низким доходом: 10-процентное повышение цены дало 8 процентов падения продаж. Наш прогноз по России: 5-процентное снижение потребления табака.

Правильно: это касается официально продаваемого табака! Его стали потреблять меньше. А на теневом рынке?

Френсис Томпсон: Снижение, о котором мы говорим, как раз складывается из двух моментов, которые относятся к легальной продаже. Первый: из-за повышения цен кто-то бросил курить вообще, а кто-то не стал и начинать. Второй момент: какие-то курильщики совсем дымить не бросили, но стали делать это меньше.

И где сейчас самые дорогие сигареты?

Френсис Томпсон: По цене в Норвегии — 15-20 долларов пачка (600-800 рублей. — Прим. ред.). Но есть еще один ориентир. Сколько минут человек должен трудиться, чтобы заработать на пачку сигарет. И с этой точки зрения самыми дорогими будут сигареты в африканских странах с низким уровнем дохода.

А где таким образом добились наибольшего успеха в борьбе с курением?

Френсис Томпсон: Очень много курили в Гонконге и Сингапуре. И добились очень низкого уровня. Снизили потребление до 10 процентов. И как раз благодаря повышению акцизов. В целом в странах, где сильно упало потребление табака, от половины до двух третей в этом снижении — это повышение акцизов. Оно становится дополнительной мотивацией для отказа от курения.

Как эти страны повышали тарифы — резко или постепенно?

Френсис Томпсон: Все зависит от налоговой системы. В Канаде, например, два вида налогов на табак — федеральный и региональный. Так, в Альберте семь лет назад удвоили цену на сигареты. Через 1,5 года подсчитали: продажи снизились на 30 процентов.

Или взять Филиппины. Здесь налоги зависят от вида сигарет. И самые низкие акцизы — на самые дешевые сигареты. Филиппинцы к 2017 году собираются ввести единую ставку акциза. В итоге у самых дешевых сигарет она увеличится в тысячу раз.

Все это замечательно. Через 15-20 лет увидим впечатляющий результат. Вы меня почти убедили! Но как все-таки быть с ростом контрабанды сигарет, теневого рынка, о котором говорят наши эксперты?

Френсис Томпсон: Знаете, ваши эксперты не оригинальны. В каждой стране есть такая аргументация. Ответ один: с контрабандой надо бороться. Задача любого правительства — сделать риск быть пойманным на границе настолько высоким, чтобы не имело смысла этим заниматься.

Исследования показывают: невыгодность контрабанды зависит от эффективности правоприменения, уровня коррупции, от неотвратимости наказания. По нашим наблюдениям, уровень контрабанды выше в странах, где налоги ниже. Здесь более высокий уровень коррупции и полиция плохо работает. Когда налоги на табак выше, у правительства и мотивация выше их собирать.

В Европе, например, 20 лет назад самый высокий уровень контрабанды был в Испании. А акцизы на табак — одни из самых низких в ЕС. И в рамках директивы ЕС они существенно подняли налог на табак. Тут же следом — усилили правоприменение. И уровень контрабанды там резко снизился.

В России все сложнее. Есть Таможенный союз, границы с Казахстаном и Белоруссией открыты. А налоги там еще ниже, чем в России. Вот оттуда сигареты и хлынут на наш рынок.

Френсис Томпсон: Надо добиваться, чтобы Казахстан и Белоруссия тоже повысили табачные акцизы. В Таможенном союзе сделать это вполне возможно.

А была ли такая проблема в Евросоюзе? И как ее там решали?

Френсис Томпсон: У них есть директива о табачных акцизах. Она предписывает, что новые члены ЕС должны повысить акцизы на табак. А когда только начиналось объединение стран, директива призывала их в перспективе прийти примерно к одному уровню налогообложения. Пока разница большая. Но если взять два конца этого спектра — Болгарию и Ирландию, минимальная ставка акциза в Ирландии только в 4 раза выше, чем в Болгарии.

Я представляю, люди из страны с высокими налогами садятся в машину, едут к соседям, где они низкие, закупают дешевые сигареты на месяц для себя и соседей. И все дружно дымят!

Френсис Томпсон: Не без того. Но Ирландия далековато от Болгарии, не наездишься. А вот Польша с Германией поближе. И поляки повышают налоги. Ведут переговоры, находят решение. А пример Канады! В начале 1980-х годов она начала повышать налоги на табак. Граница с США у них длинная. Если у канадского доллара низкий курс, американцы приезжают закупаться. А если высокий канадский доллар, канадцы едут в Америку. И когда в Канаде начали расти цены на сигареты, табачники заговорили: «Будет чудовищная контрабанда».

Так и получилось!

Френсис Томпсон: Да. Потому что табачные компании сами ее организовали. Потом полиция начала расследование. И доказала, что была искусственно создана контрабандная схема. Табачные компании обвинили в уголовном преступлении. Они заплатили несколько миллиардов долларов штрафов. А в стране начали совершенствовать систему маркировки пачек акцизными марками. В Малайзии, Турции, Кении аналогичные системы используют. Если уж Кения может бороться с контрабандой, то Россия тем более справится.

Но у нас есть и другая проблема. Люди, которые должны следить за исполнением антитабачного закона, сами курят и «сочувствуют» нарушителям. В других странах вы с таким сталкивались?

Френсис Томпсон: Когда я начал заниматься борьбой с курением в Канаде, все СМИ писали, что в этой стране невозможно будет внедрить и заставить работать антитабачное законодательство.

Я жил в Монреале. Там был муниципальный закон, который обязывал рестораны иметь секцию для некурящих, но рестораны его не соблюдали. Люди курили везде. Вплоть до того, что в супермаркете, выбирая и покупая продукты, они одновременно «дымили», стряхивая пепел рядом с продуктами. Это был 1996 год. А в 1998 году приняли региональный закон провинции Квебек, столицей которой является Монреаль. И его стали выполнять. Главное, чтобы люди понимали, зачем вводятся ограничения. Если они знают, что это делается для защиты их же детей, снижает заболеваемость, то и строгое правоприменение не нужно, люди сами становятся «правоприменителями».

То есть нужна массовая разъяснительная работа?

Френсис Томпсон: Да. И во Франции тоже говорили, что никогда не будет работать антитабачное законодательство. Но французы своего добились! Успех был достигнут благодаря многочисленным кампаниям в СМИ. Плюс немало усилий вложили в помощь тем, кто решил отказаться от курения. Люди быстро привыкают к запрету и начинают воспринимать это как норму. Туристы, например, уже по умолчанию ожидают, что попадут в зону, свободную от дыма. Исследования показали: даже курильщики больше не хотят жить в прокуренных отелях и идти в рестораны, где «дым коромыслом».

А вот одна моя коллега говорит, что запрет курения — это вмешательство в частную жизнь курильщиков и нарушение их прав.

Френсис Томпсон: Нет у человека права на курение, оно нигде не записано. И нет никакого права курить в том месте, где это вредит здоровью других людей. И эта тема тоже должна быть в арсенале массовой разъяснительной работы.

Что еще надо сделать, чтобы борьба с табаком была более результативной?

Френсис Томпсон: Она не должна быть зоной ответственности только минздрава. Нужно, чтобы в команде борцов было и министерство финансов. Его нужно убедить, что акцизы на табак способны принести огромные средства в бюджет. Здоровое население платит больше налогов. Россия сейчас на вершине волны потребления табака. И если взять во внимание демографический кризис, то борьба с табаком должна стать одним из высочайших приоритетов ваших властей.

Есть мнение, что если взрослых людей ограничить в курении, они попадут в другую зависимость.

Френсис Томпсон: Что касается алкоголя — все наоборот. Никотин и алкоголь друг друга дополняют. Когда куришь, алкоголь кажется «вкуснее», а когда пьешь — тянет покурить. Те, кто бросает курить, нередко и пить начинают меньше. Есть корреляция между использованием никотина и любых других наркотиков. Чем больше куришь, тем больше потребление всего остального.

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
подписка действует  дней
подписка действует  дней
31 деньподписки за59рублей
Оплатите подписку, чтобы участвовать в обсуждении новостей
Новости Mail.Ru