Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
29 апреля 2015, источник: Газета.Ру

Зарплаты принесут в жертву

Российское руководство уверено, что рост зарплат в стране в последние годы стабильно превышал рост производительности труда, что привело к дисбалансу в экономике. Проблема в том, что диагноз поставлен неверно, а значит и лечение не поможет. Вероятнее всего, все сведется к ограничению роста зарплат в бюджетном секторе.

Владимир Путин допустил, что выполнение «майских указов» может быть перенесено, хотя он и настаивает на их итоговом выполнении. «Все равно должны быть эти цели достигнуты — чуть раньше, чуть позже, но все равно должно быть сделано», — заявил глава государства.

Стоит отметить, что такое допущение лежит в русле последних «зарплатных» заявлений президента. Он неоднократно высказывался в духе, что рост зарплат (а именно их повышение для бюджетников является ключевым пунктом указов) опережает рост производительности труда, что является негативным фактором для экономики.

На прошедшем в понедельник в Санкт-Петербурге заседании Совета законодателей, Владимир Путин отметил, что раньше государство первоочередной задачей считало повышение зарплат. «Но все-таки это в конечном итоге привело к определенному дисбалансу в экономике, который заключается в том, что производительность труда у нас отставала от роста зарплаты, а это всегда приводит к перекосам», — сказал он.

В схожем ключе высказывался и премьер-министр Дмитрий Медведев. «Проблема, которая характерна для всех секторов экономики, — неоправданно высокий, можно сказать критический, уровень издержек, в том числе из-за темпов роста зарплаты, которые не были подкреплены соответствующим ростом производительности труда», — отметил он, выступая на недавней коллегии Минэкономразвития.

Подобные заявления можно расценивать как сигнал бизнесу «правительство закроет глаза, если вы не будете повышать зарплаты, но при условии, что будут расти инвестиции». Но в то же время из-за демографического фактора (снижение численности населения в трудоспособном возрасте) конкуренция за рабочую силу будет лишь возрастать, даже несмотря на рецессию или стагнацию. Это будет подталкивать компании к повышению зарплат, вне зависимости от воли правительства.

«У государства весьма ограниченная палитра мер влияния на зарплаты», — признают в Минтруде.

Единственный сектор, на который государство имеет непосредственное влияние, — это бюджетный. Собственно, его и касаются «майские указы» президента. Первый шаг по ограничению темпов повышения зарплат здесь уже сделан. Минфин продавил через правительство решение о «временной» индексации зарплат и соцвыплат, относящихся к федеральному бюджету, не на уровень инфляции (по итогам 2014 года она составила 11,4%), а на 5,5%. Нет сомнений, что регионы, у которых полно финансовых проблем, не станут индексировать свои выплаты выше, чем федеральный центр.

Недавно также стало известно, что Минфин предлагает оптимизировать бюджетный сектор. Он считает, что там избыточная занятость и та самая низкая производительность труда. Это предложение было резко отрицательно воспринято социальным блоком правительства. Вице-премьер по «социалке» Ольга Голодец посоветовала Минфину искать резервы пополнения госказны в финансовом секторе.

«Мне кажется, что на сегодня наши проблемы больше кроются именно в финансово-экономической сфере. Сегодня стоит вопрос об оттоке капитала, который прогнозируется на этот год в 110 миллиардов долларов, — это больше, чем все расходы на здравоохранение в Российской Федерации. На будущий год планируется сокращение (оттока), но незначительное. Поэтому сегодня мы ожидаем от финансово-экономического блока эффективных мер по получению дополнительных доходов в нашем государстве», — сказала она.

По словам Ольги Голодец, «те ориентиры, которые мы для себя наметили по всем параметрам социальной политики: в здравоохранении, образовании, в пенсиях, мы не намерены пересматривать. Это хорошие ориентиры, и мы их намерены достигнуть».

Если вернуться к проблеме соотношения темпов роста зарплат и производительности труда, то «двигателями» этого тезиса выступают все тот же Минфин и его бывший глава Алексей Кудрин. На недавней прямой линии с президентом, экс-министр финансов, говоря о текущем кризисе, заявил, что «предупреждал: зарплата будет обгонять рост производительности труда».

Министр финансов Антон Силуанов на прошедшей в середине апреля коллегии своего ведомства, отметил, что доля зарплаты выросла с 47,4% ВВП в 2008 году до 52% ВВП в 2014-м. Рост зарплат происходил быстрее роста производительности труда, что съедало прибыль предприятий.

Но, эти утверждения, мягко говоря, не совсем корректны. Никакого катастрофического дисбаланса в российской экономике не существует. Еще в 2009 году замдиректора Центра трудовых исследований Ростислав Капелюшников доказал, что широко распространенное представление об опережающей динамике трудовых издержек по отношению к динамике производительности труда является «статистической иллюзией». Источником этой иллюзии служит некорректное использование официальных данных о реальной заработной плате.

На коротких промежутках времени то один, то другой показатель (рост оплаты труда, рост производительности труда) мог уходить в «отрыв», но общий рисунок их движения с 1997 года был достаточно сходным.

В прошлом году он выпустил вторую работу (видимо, для тех, кто не понял с первого раза). «Представленный анализ подтверждает выводы, сделанные в нашем предыдущем исследовании. Расхожее представление об опережающем росте оплаты труда по отношению к росту производительности имеет мало общего с реалиями современной российской экономики. Никакого фиксированного соотношения здесь не просматривается, циклы относительного удешевления рабочей силы чередуются с циклами ее относительного удорожания», — отмечает он.

При этом, «преобладающей все же следует признать тенденцию к снижению удельных трудовых издержек», и «в промышленности она была выражена намного сильнее, чем во всей экономике».

Вероятно, что эти колебания связаны с внешней конъюнктурой на сырьевые товары — когда те дорожают, затраты на труд идут вниз, когда растут — вверх. В этом году (несмотря на снижение цен на нефть) из-за рецессии, девальвации, инфляции и санкций, расходы на зарплату просядут очень существенно (по прогнозу Минэкономразвития, снижение реальной заработной платы составит 9,6%, номинальная зарплата вырастет лишь на 4,5%), и баланс снова сместится в сторону производительности.

В 2011—2012 годах затраты предприятий на официальную оплату труда находились (в относительном выражении) на самом низком уровне с 1997 года. Так, согласно оценкам Ростислава Капелюшникова, из каждого рубля добавленной стоимости, созданной в промышленности, на выплату официальной заработной платы в эти годы уходило чуть более 20 копеек, а на выплату официальной заработной платы вместе с отчислениями в социальные фонды — чуть более 25 копеек.

«Никогда раньше российские промышленные предприятия не находились в данном отношении в столь благоприятном для себя положении», — резюмирует Ростислав Капелюшников.

Рост расходов на оплату труда в прошлом году стоит считать не более чем локальными колебаниями, о которых говорит эксперт. Делать далеко идущие выводы на основе этих данных нельзя.

Но, вероятнее всего, президента удалось убедить в справедливости «катастрофических» оценок. Смысл этого интеллектуального лоббирования вполне может заключаться в достижении Минфином одной локальной задачи — снижения расходов федерального бюджета на здравоохранение, образование и «социалку».

Учитывая, что социальный блок проиграл финансовому почти все ключевые сражения (буквально на днях премьер-министр решил сохранить накопительный элемент в пенсионной системе, против чего выступал соцблок), а также слова президента про «чуть раньше, чуть позже», вполне вероятно, что и в этом случае победу одержит Минфин. Пока, впрочем, по данным источника «Газеты.Ru» в аппарате правительства, предложения финансового ведомства по поводу оптимизации бюджетного сектора, не обсуждались.

Петр Орехин