Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
30 апреля 2015, источник: Газета Коммерсантъ

Бывшая половина претендует на лучшую

Бывшая супруга владельца «Интерроса» Владимира Потанина Наталия начала новый судебный процесс с целью получить половину активов бизнесмена, в том числе около 15% акций ГМК «Норильский никель», обещая в случае успеха передать пакет в управление государства. Но независимым юристам перспективы дела кажутся сомнительными: отсудить активы сложно, так как формально господин Потанин не был их собственником, а государство вряд ли поможет, поскольку не оказывает услуг по управлению чужим имуществом.

Источник: Фотоархив ИД «Коммерсантъ»

Наталия Потанина, бывшая жена одного из богатейших россиян Владимира Потанина, подала иск в Пресненский суд Москвы с требованием разделить между супругами акции ГМК «Норильский никель» (господин Потанин контролирует 30,3%) и Interros International Investments, «владеющей другими значимыми активами семьи». О начале нового судебного процесса сообщила вчера пресс-служба госпожи Потаниной, суд в течение пяти дней должен решить, начинать ли производство по иску. В заявлении госпожи Потаниной для СМИ говорится, что она намерена передать причитающийся ей пакет акций ГМК (его стоимость в соответствии с котировками на Московской бирже вчера составила примерно 230 млрд руб.) в управление государству, чтобы «конфликт не сказался на положении “Норильского никеля”, являющегося стратегическим предприятием и одним из крупнейших российских налогоплательщиков и работодателей».

Владимир Потанин начал бракоразводный процесс с женой в ноябре 2013 года, не предполагая раздела активов. Но Наталия Потанина с начала 2014 года пытается отстоять в судах свои права на половину бизнеса экс-супруга (развод состоялся в феврале 2014 года). Кипрский суд прошлой осенью отказал ей в аресте активов, но в решении представители господина Потанина прямо говорят, что он владеет акциями «Норникеля» и другими активами на территории РФ, что делает логичным суд по их разделу в России, пояснила «Ъ» пресс-секретарь Наталии Потаниной Оксана Косаченко. Она уточнила, что акции ГМК, если они будут получены по решению суда, планируется передать именно в управление государству, речь о дарении не идет. Механизм и возможную госструктуру, которой может быть передан пакет, госпожа Косаченко указать не смогла.

Представители «Интерроса» и «Норникеля» от комментариев отказались. По словам источника, знакомого с позицией господина Потанина в судах, представители бизнесмена настаивают, что он никогда не был собственником акций, а выступал лишь бенефициаром трастов, куда переданы ценные бумаги. Наталия Потанина в интервью журналу GQ в августе 2014 года признавала, что «формально у него (Владимира Потанина.— “Ъ”) нет ничего, кроме того, что было приобретено в 1980-е годы». «И яхты все оформлены на трасты, и самолеты. Не принадлежат ему… никакие активы вообще. Все оформлено на трасты. На Кипре или на Британских Виргинских островах», — говорила она. Данные реестра Кипра подтверждают, что Владимир Потанин стал собственником «Интерроса» уже после развода с супругой.

Партнер, руководитель корпоративной практики Goltsblat BLP Антон Ситников сомневается в перспективах Наталии Потаниной отсудить активы, если они законным образом находились в трасте или фонде, а Владимир Потанин был не собственником, а лишь бенефициаром. В российском законодательстве нет четкого определения бенефициара или выгодоприобретателя, поясняет юрист, но схемы с передачей зарубежных акций, а соответственно и фактически контроля над российскими компаниями в трасты и фонды активно используются, в том числе для планирования вопросов наследования, а также для защиты от их раздела в ходе бракоразводных процессов. Бенефициар траста, как правило, имеет права на «экономические блага», например выплаты, в которые могут трансформироваться полученные дивиденды, поэтому бывшая жена может попытаться структурировать притязания на соответствующую часть от таких выплат. Но, уточняет Антон Ситников, трастовое соглашение может предусматривать реинвестицию доходов в другое имущество, в том числе в ценные бумаги, режим управления и владения которыми также будет подчиняться регулированию трастовым соглашением, а не нормам законодательства о наследовании. Государство, добавляет юрист, вряд ли окажет помощь Наталии Потаниной, поскольку «не предлагает услуг по управлению чужим имуществом; по крайней мере отсутствует широкая практика на этот счет».

По мнению юристов, у Наталии Потаниной больше шансов отсудить активы за рубежом, чем в России. Партнер коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры» Дмитрий Черный говорит, что европейские суды «достаточно активно помогают разыскивать имущество при бракоразводных процессах». «Например, в 2013 году в Великобритании Верховный суд постановил передать жене несколько объектов недвижимости в Англии, которые юридически принадлежали не супругу, а зарубежным компаниям, но фактически супруг эти компании контролировал, — поясняет юрист.— При этом в этом деле не было ничего известно о каком-либо трастовом соглашении, но суд сделал вывод о наличии траста на основании фактов по делу — недвижимость приобреталась за счет денежных средств супруга. То есть суд сам установил отношения траста». В мае 2014 года швейцарский суд обязал Дмитрия Рыболовлева, передавшего свое имущество в трасты на Британских Виргинских островах и Кипре, выплатить его бывшей супруге Елене половину состояния — около €3,2 млрд, но процесс развода и раздела имущества занял около шести лет.

Анатолий Джумайло, Денис Скоробогатько, Анна Занина

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
31 день подписки от 59 рублей
Оплатить подписку