Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Как советский фарфор и чужие фото «вдохновляют» художниковВ США разгорается скандал вокруг новой скульптуры одного из самых высокооплачиваемых художников современности
14 мая 2015, источник: Русская служба Би-би-си

Сыр и санкции: что стало с российским рынком

Производители молока бьют тревогу — после введения Россией продовольственного эмбарго в августе прошлого года объем фальсификата на рынке молочных продуктов вырос.

Источник: AP 2017

«До введения санкций средний процент фальсификата составлял по России где-то около 10%, если брать всю гамму молочной продукции. В ряде регионов объем фальсификата превышал и 20%. Есть так называемые продукты высокого риска — это сливочное масло, сыр, сметана, то есть те продукты, где высокий процент молочного жира. Там объем фальсификата существенно больше, так как пальмовое масло чаще всего применяется именно как замена молочного жира», — рассказал Русской службе Би-би-си председатель правления Национального союза производителей молока (Союзмолоко) Андрей Даниленко.

Как подтвердил Би-би-си пресс-секретарь «Россельхознадзора» Алексей Алексеенко, Россия стала крупнейшим импортером пальмового масла.

«В связи с введением санкций и ограничением на ввоз сыра, пошли вверх цены на сырое молоко и в целом на сырье, поэтому с точки зрения экономии некоторые недобросовестные производители начали существенно увеличивать объем производства фальсифицированных молочных продуктов, в том числе и сыра. По нашей информации, практически удвоился объем фальсификата именно по таким позициям как сыр», — говорит Даниленко.

Во вторник российские СМИ сообщили о проверке и блокировке сайтов интернет-магазинов, торгующих санкционными продуктами. Факт проверки подтвердил Русской службе Би-би-си исполнительный директор компании «Ла Маре» Азамат Юсупов.

«Было такое предупреждение, это была чисто техническая ошибка, просто наш IT-отдел не усмотрел и не заменил в названиях нашего интернет-магазина название шотландского лосося на фаррерского. По сути правохранительными и контрольными и надзорными органами была проведена проверка — Роспотребнадзором и правоохранительными органами. Факта нарушения выявлено не было, так как мы не привозим санкционные продукты», — рассказал он Би-би-си.

Политические очки

Несмотря на беспокойство прокуратуры, сыры из Франции и Италии пока доступны в российских интернет-магазинах — в частности, Русской службе Би-би-си удалось купить в одном из них французский бри и итальянский козий сыр Fattorie Girau. Две небольшие упаковки вместе с доставкой обошлись в 1470 рублей.

В магазине рассказали, что эти сыры привозят в Россию с помощью частников, и российские санкции они не нарушают.

«Просто надо кому-то очки какие-то себе заработать политические», — прокомментировал Русской службе Би-би-си сообщения о прокурорских проверках консультант магазина.

В российских супермаркетах также можно купить швейцарские сыры, например за 100 граммов швейцарского сыра грюйер придется отдать чуть больше 300 рублей, еще один вариант для любителей европейского сыра — так называемые безлактозные сыры, упаковки с такой маркировкой все чаще стали появляться на российских прилавках.

По словам консультанта одного из интернет-магазинов, торгующих сырами, подавляющее большинство их ассортимента европейских сыров — именно безлактозные, исключение — небольшое количество козьих и овечьих сыров.

7 августа прошлого года безлактозное молоко и безлактозные молочные продукты были включены в запрещенный список продуктов. Но уже 20 августа их исключили из перечня.

Союзмолоко тогда выступило против, сославшись на то, что «кисломолочные продукты и сыр в силу технологии своего производства по определению являются низколактозными или безлактозными», а исключение безлактозных продуктов из санкционного списка может привести к полному восстановлению импорта молочной продукции в Россию из стран, попавших под российские санкции.

Выдачей разрешений на ввоз европейских сыров занимается Россельхознадзор. По словам Алексея Алексеенко, пока процесс этот с юридической точки зрения не упорядочен. Поставщики должны предоставить свидетельства того, что сыр не содержит лактозы, сотрудники Россельхознадзора также проверяют продукцию.

Безлактозные сыры

О том, что такое безлактозный сыр, как санкции отразились на российских производителях сыра и почему в России мало коз и овец, Русская служба Би-би-си поговорила с главным редактором портала DairyNews Михаилом Мищенко.

Би-би-си: Почему именно в последнее время так выросло присутствие на российском рынке европейских безлактозных сыров? Почему их не начали поставлять сразу после введения санкций?

Михаил Мищенко: В принципе, все сыры безлактозные — подавляющая часть сыров безлактозная. Почему? Потому что лактоза — это компонент, который остается в сыворотке, а сыворотка — это то, что у нас уходит при производстве сыра, поэтому сыр в принципе — это безлактозный продукт. Складывается такое ощущение, что на рынке это кто-то предусмотрел. То есть, когда речь шла об эмбарго, кто-то предусмотрел эту лазейку, пролоббировал. Понятное дело, что крупные импортеры должны были подготовиться к этому, скажем так, продукту. Условно говоря, необходимо было убедить ряд европейских поставщиков, чтобы они промаркировали свою продукцию как безлактозную, к которой сложно будет придраться российским контролирующим органам. Именно поэтому прошло такое время. Это было время подготовки и время работы с поставщиками.

Би-би-си: Есть ли какой-то способ, с помощью которого точно можно определить — лактозный сыр или безлактозный?

М. М.: Есть способ и это, конечно, больше к технологам, но давайте с вами понимать — сыр — у него отделяется сырный сгусток и сыворотка, лактоза — собственно сыворотка. В принципе, практически все сыры безлактозные. Это безлактозный продукт, там нет лактозы.

Би-би-си: Тогда получается, что все сыры можно ввозить в Россию. Но это же не так?

М. М.: В принципе, так и происходит, сейчас на прилавке «Азбуки вкуса» стоит безлактозный Parmigiano Reggiano, например.

Би-би-си: Есть какие-то определенные виды сыра, которые являются обязательно лактозными?

М. М.: Честно, я с трудом вам могу назвать такие сыры. То есть, это вопрос уже, как поставщик убеждает контролирующий орган и как сильно упирается контролирующий орган и каким методом пользуется при определении — лактозный этот сыр или безлактозный.

Чудес не бывает

Би-би-си: Как повлияло возвращение европейских сыров на российских производителей сыров?

М. М.: Плохо повлияло на российских производителей сыров, поскольку где-то месяца два назад сети стали сокращать закупки и снижать цены, в результате сейчас цены снизились значительно, российские производители затарены. То есть для потребителя это хорошо, для производителя — не очень.

Би-би-си: С августа прошлого года, когда были введены санкции, как изменилось потребление сыра в России?

М. М.: Оно сократилось. Сейчас цифры сказать очень сложно, по прошлому году потребление было порядка шести килограммов в год на душу населения. Я считаю, что оно сократилось где-то процентов на 30% как минимум.

Би-би-си: Как вообще санкции повлияли на российский рынок?

М. М.: Это сельское хозяйство, это не финансовый рынок, большая ошибка многих аналитиков в том, что они оценивают с финансовой точки зрения эти процессы. Особенность аграрного, пищевого рынка в целом заключается в том, что [действуют] два закона — законы экономики и законы биологии. Чудес не может быть — корова становится коровой и начинает давать молоко только через два года после того как родилась. Яблоню можно посадить, но яблоневый сад завтра не будет готов. Это процесс долгосрочных инвестиций. Здесь необходимо не только ограничивать импорт, но и решать дополнительно внутренние проблемы. Задача комплексная, она требует времени, инвестиций в инфраструктуру, которая разрушена в течение последних 25 лет. Просто закрыть въезд, еще и не определив точные правила игры — это плохо, поскольку никто не знает, что будет завтра — отменят санкции или не отменят, вкладывать деньги — не вкладывать. Ситуация с безлактозными сырами это подтверждает.

Би-би-си: Был же какой-то положительный эффект санкций?

М. М.: Во-первых, людям дали возможность осмотреться на рынке. Посмотреть на то, что есть интересные рынки сбыта, в которые нужно вкладывать деньги. Рынок реально оживился, во всяком случае, переработка молока оживилась. Люди стали реально задумываться над тем, чтобы вкладывать туда деньги. Раньше этого не было, сейчас это появилось. Мало того, давайте объективно, вне зависимости от кризиса, люди будут есть всегда. Человек будет сокращать расходы на автомобили, на одежду, а расходы на качественное и недорогое питание актуальны по-любому, это интересный, перспективный рынок, очень многие это понимают.

Би-би-си: Если оценивать работу российских производителей сыра — вы видите какой-то прогресс за этот период? Например, какие-то виды сыра, которые были раньше недоступны российским производителям, они начали делать?

М. М.: Прогресса по сырам в основном нет. Почему? Два фактора: первый — сыр — это технология, соответственно, к этим технологиям нужно готовиться. Самое простое — это мягкие сыры, такие как моцарелла. Есть некоторые активные российские производители, которые очень неплохо заняли этот рынок, условно говоря, сделали а-ля итальянские бренды, то есть это все красиво, симпатично и качественно с точки зрения маркетинга.

Би-би-си: А качество какое?

М. М.: Чудес не бывает. Скажем так, нормальная моцарелла. Но есть недобросовестные производители, которые используют немолочные жиры, соответственно, моцарелла становится хуже. Что касается остальных видов сыров — что выпускалось, то практически выпускается, поскольку прорыва в индустриальном производстве за полгода быть не может.

Нет коз

Би-би-си: Почему в России делают так мало козьего сыра? Нет коз?

М. М.: Потому что у нас нет козьего молока. Вообще, что такое сыр — это продукт излишка. Сыр производят те страны, в которых есть излишки молока, когда все жидкое молоко выпить невозможно. Соответственно, его каким-то образом консервируют. То есть способ консервации — это как раз сыр. Козьего молока у нас катастрофически мало. У нас козоводов можно пересчитать по пальцам. Поэтому нормального козьего сыра у нас нет.

Би-би-си: А коз почему нет?

М. М.: Это риторический вопрос.

Би-би-си: А овец вроде бы больше, чем коз, почему овечьего сыра нет?

М. М.: Овец тоже очень мало. На самом деле, у нас мясная порода овец, в основном, в южных регионах России. Дело в том, что с точки зрения крупного инвестора, который считает большие деньги, пытается вложить их в ферму… Сидят экономисты в офисе работают, сложно себе представляют себе всю эту ситуацию — овца для них вообще невыгодное животное, потому что овца дает максимум 800 литров в год. Для сравнения: корова дает до 12 тонн в год. Соответственно, овца дает даже меньше, чем коза. На это животное всегда смотрели свысока. Плюс ко всему нужно четко понимать рынок сбыта. Сбыт овечьего молока может быть только в виде сыра, соответственно, инвестор должен строить сырзавод, цех по переработке, производству сыра, и очень немногие инвесторы готовы в это влезать и выстраивать всю инфраструктуру. Они хотят, условно говоря, быстро получить легкие деньги, а это, к сожалению, не удается.

Би-би-си: Я у вас на сайте читала про российского производителя камамбера. Камамбер делать проще, чем пармезан?

М. М.: Не проще, он точно такой же, просто они начали это давно… Его можно произвести, но надо сначала отработать технологию, чтобы было стандартное качество, во-вторых, нужно подобрать правильное сырье — очень сложно найти правильное сырье, в-третьих, нужно организовать правильную продажу. Очень много факторов.

Ольга Алисова, Би-би-си, Москва

BBC В данном материале на законных основаниях могут быть размещены дополнительные визуальные элементы. "Русская служба Би-би-си" не несет ответственности за их содержимое.
Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 день подписки от 59 рублей
Оплатить подписку