Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Агрессивный хардлайнер: как в США встретили нового посла РоссииС назначением Анатолия Антонова новым послом России в США в Вашингтоне начнется новая, более агрессивная глава российской дипломатии
29 мая 2015, источник: Forbes

Баррель риска: как политика меняет рынок нефти

Нестабильность на Ближнем Востоке не позволяет надеяться на возвращение к прежней модели нефтяного рынка с высокими ценами и небольшим количеством крупных игроков.

Источник: AP 2017

«Американские горки» цен на нефть: их падение со $107 до $43 и нынешние колебания в коридоре $60−65 — не дают спать по ночам тысячам политиков, менеджеров и аналитиков от Анкориджа до Ямала. Для России выход из кризиса наступит, когда цены на нефть поднимутся до $80 за баррель. То же самое справедливо для производителей сланцевой нефти в Северной Америке: «Тогда заживем!».

Однако такой уровень цен быстро добавит на рынок дополнительный миллион баррелей в день, и цена опять сорвется к отметке в $60−65. Впрочем, для более долгосрочных прогнозов важнее всего оценить риски в главном регионе, определяющем цены на черное золото, — на Ближнем Востоке: в государствах Персидского залива, Иране, Ираке и Северной Африке. Политические риски в этом регионе растут.

Нестабильность и религиозный экстремизм на Ближнем Востоке и в Северной Африке ограничивают поток инвестиций в местные нефтегазовые проекты. Эта тенденция наблюдается, несмотря на обильные, легкие и малозатратные в разработке запасы углеводородов, которые позволили Ближнему Востоку стать лидирующим регионом по добыче нефти и газа с момента открытия нефти в Иране в 1901 году.

На сегодняшний день в Саудовской Аравии и странах Персидского залива цена нового барреля составляет $20, что в разы меньше, чем себестоимость американской сланцевой нефти или нефти, извлеченной на российском Севере.

Тема
Война в СирииС 2011 года в Сирии продолжается гражданская война. Между собой сражаются войска правительства Башара Асада, оппозиции, курдского ополчения и террористических групп. 30 сентября Россия приступила к бомбардировкам позиций радикальной экстремистской группир

Главным барьером на пути освоения энергетических ресурсов Ближнего Востока является политический риск.

Именно бесконечная чехарда государственных переворотов, взлет Аль-Каиды и «Исламского государства», гражданские войны и беззаконие заставляют инвесторов искать «тихую гавань» для своих средств.

В роли такой гавани выступают не только страны со значительными запасами конвенциональной и неконвенциональной нефти — вроде США и Канады с их сланцами и песками, но также шельфы африканских стран и Бразилии. Таким образом, роль Ближнего Востока, колыбели ОПЕК, постепенно снижается, несмотря на крупные запасы ресурсов и низкие производственные издержки.

В последние два десятилетия страны-экспортеры нефти, не входящие в ОПЕК, превзошли участников картеля по объемам добычи. Политические провалы авторитарных режимов и управленческие ошибки принесли свои горькие плоды тем странам, которые построили благополучие исключительно на нефти. Список включает в себя Ирак, Иран, Ливию, Сирию и Йемен.

Ирак находится на грани коллапса. Региональное правительство Курдистана (РПК), которое контролирует север страны, находится в конфликте с «Исламским государством». Шиитское правительство в Багдаде терпит поражение за поражением, и на таком фоне его планы инвестировать в энергетический сектор Ирака $500 млрд до 2030 года выглядят нереалистично.

Иран не охвачен войной, а оппозиция там загнана в подполье. Однако попытка получения ядерного оружия плюс строительство диктатуры аятолл и привлечение иностранных инвесторов — это диаметрально противоположные задачи. Религиозные тресты, занимающиеся нефтегазом в Иране — плохие партнеры для западных гигантов. Даже китайцам в Иране тяжело.

Инфографика
Организация стран-экспортёров нефти (ОПЕК)История, структура и функции международного картеля, объединяющего большинство ведущих стран-экспортёров нефти

Западные санкции не могут быть сняты моментально, несмотря на позитивные сдвиги в переговорах по данному вопросу.

Кроме того, поддержка Тегераном режима Асада в Сирии, а также террористических групп по всему региону от Ливана до Йемена уже привела к открытому противостоянию Ирана с суннитами.

Ливийские доказанные запасы нефти являются крупнейшими в Африке. Неудивительно, что инвесторы заинтересованы в скорейшем улучшении ситуации в стране. Производство нефти упало там с 1,7 млн баррелей в день во времена правления Муаммара Каддафи, до 600 000 сегодня. Поскольку урегулировать конфликт между Всеобщим Национальным Конгрессом, на стороне которого выступают Катар и Турция, и получившим признание международного сообщества правительством в городе Бейда пока не удается, привлечение иностранных инвесторов в страну будет весьма нелегкой задачей.

Режим Асада практически загнан в угол и, дабы избежать окончательного коллапса экономики, вынужден покупать нефть у «Исламского государства». | Источник: AP 2017

Данный список был бы неполным без упоминания Сирии. Режим Асада практически загнан в угол и, дабы избежать окончательного коллапса экономики, вынужден покупать нефть у «Исламского государства». Алавиты, сторонники сирийского президента, за символическую плату продают свои нефтяные месторождения турецким суннитам, способным договариваться с Аль-Каидой и «Исламским государством».

Согласно отчету Oil & Gas Journal, мировые инвестиции в новые проекты в нефтегазовой сфере могут упасть больше чем на 20% в 2015 году, если цены установятся в интервале $55−60 за баррель.

При данном сценарии, большинство инвесторов уйдет с Ближнего Востока в более стабильные регионы планеты. Компания Conoco, ограничивающая свою стратегию странами ОЭСР, тому пример. Риск, связанный с деятельностью в конфликтных зонах, более не будет компенсироваться высокими доходами.

Однако в долгосрочной перспективе данный сценарий имеет и положительный эффект. Существенное ограничение производства на Ближнем Востоке гарантированно повысит цены на «черное золото». И именно в этот момент в игру вступят производители дорогой российской полярной и оффшорной нефти, а также тяжелой и сланцевой нефти из США и Канады. Уже сейчас американские нефтяники заявили, что расконсервируют большинство простаивающих скважин, если цена на Западнотехасскую нефть (WTI) достигнет отметки в $70 за баррель.

Однако недавний коллапс цен на нефть повысит чувствительность инвесторов к политической турбулентности.

Они будут страховаться от непродуманных шагов в будущем. Таким образом, сам характер инвестиций в новые проекты изменится и из экстенсивного станет интенсивным, направленным на повышение эффективности. Как говорят аналитики ITG Investment, «размер не имеет значения — выигрывают те компании, которые размещают капитал в конкурентоспособной манере».

Читайте также

Предсказуемость ведения бизнеса, прочнейшие права собственности и политическая стабильность вряд ли являются предметом конкуренции со стороны не только ближневосточных государств, но и России. Санкции и «отжимы», наподобие ЮКОСа и «Башнефти», не способствуют улучшению имиджа страны в плане нефтегазовых инвестиций.

Эпоха всесильных шейхов, одним мановением руки способных менять ситуацию на глобальном нефтяном рынке, а значит и в мировой экономике, близится к завершению. Не только Саудовская Аравия, но и сотни и тысячи сланцевых компаний в США и Канаде стали сегодня определять цену на нефть. Так что российские лидеры нефтяной индустрии должны сделать правильные выводы из нового положения вещей.

Ариэль Коэн, директор компании International Market Analysis Ltd