Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
5 июня 2015, источник: Газета Коммерсантъ

ОАО РЖД не справилось с трубой

Президент ОАО РЖД Владимир Якунин выступил с идеей о создании единого госоргана, который бы контролировал работу всех видов транспорта, включая и трубопроводного. По данным «Ъ», инициатива главы монополии в первую очередь связана с нежеланием ОАО РЖД потерять железнодорожный маршрут до Комсомольского НПЗ «Роснефти» из-за строительства отвода от нефтепровода Восточная Сибирь—Тихий океан (ВСТО). Аналитики оценивают выпадающие доходы ОАО РЖД от этого как минимум в 35 млрд руб. в год, а железнодорожных операторов — в 10 млрд руб.

Источник: Фотоархив ИД «Коммерсантъ»

Вчера глава ОАО РЖД Владимир Якунин предложил создать единый государственный орган, координирующий транспортную политику, полномочия которого распространялись бы и на трубопроводный транспорт. Сейчас трубопроводы курирует Минэнерго, а другие виды транспорта — Минтранс. По словам господина Якунина, это позволит скоординировать расходы государства на развитие транспортной инфраструктуры. Идея создания единого министерства, под контроль которого могут попасть сразу несколько отраслей — транспорт, связь и даже энергетика, — обсуждалась и в 2012 году, и раньше. В 2004 году Владимир Путин подписал указ о едином министерстве транспорта и связи, но ни одна из этих инициатив не была реализована.

Но вчера глава Минтранса Максим Соколов сообщил «Ъ», что поддерживает предложение Владимира Якунина. По его словам, координация всей транспортной политики имеет смысл, поскольку «грузовые потоки не предполагают наличия географических или отраслевых границ». Он добавил, что все вопросы можно решить и на уровне правительственных комиссий. Глава Минтранса сказал, что с Минэнерго эта идея еще не обсуждалась. В «Транснефти» заявили, что удивлены предложением господина Якунина, поскольку оно ни с кем не согласовано и не просчитано, и добавили, что самостоятельно позаботятся о своих доходах, намекнув, что, в отличие от ОАО РЖД, не получают бюджетных субсидий. В Минэнерго на запрос «Ъ» не ответили. В Минэкономики заявили, что никаких предложений по этому поводу к ним не поступало.

Владимир Якунин, объясняя свое предложение о создании единого госоргана, привел в пример ВСТО, строительство которого, по его оценкам, создает 300 рабочих мест, тогда как железнодорожный транспорт — 7 тыс. мест. По данным «Ъ», именно реализация проекта ВСТО, против которого всегда выступало ОАО РЖД, и послужила реальной причиной такой инициативы. Еще в 2007 году Владимир Якунин уверял в преимуществах железнодорожного транспорта перед трубопроводом при транспортировке нефти из Восточной Сибири в Китай, но не смог противостоять проекту, который строился под экспортные контракты «Роснефти» с КНР.

По словам источника «Ъ», близкого к ОАО РЖД, сейчас монополия не хочет потерять хотя бы около 8 млн тонн грузов, которые перевозятся по железной дороге от нефтеперевалочного комплекса в Уяре (Красноярский край) на подконтрольный «Роснефти» Комсомольский НПЗ в Хабаровском крае. К декабрю 2017 года к НПЗ должен быть построен отвод от ВСТО, а необходимость в железной дороге отпадет. По словам источника «Ъ», ОАО РЖД неоднократно пыталось отговорить «Роснефть» от строительства, предлагая скидку с железнодорожного тарифа, но безуспешно. А уже осенью этого года ОАО РЖД потеряет маршрут от Уяра до Хабаровского НПЗ Независимой нефтегазовой компании — также из-за подключения завода к отводу от ВСТО. По оценкам главы совета директоров «Нефтетранссервиса» Андрея Шаронова, потери монополии от этого составят 18 млрд руб. в год.

Глава «Infoline-Аналитики» Михаил Бурмистров посчитал, что прекращение перевозок в направлении Комсомольского НПЗ обойдется ОАО РЖД как минимум в 35 млрд руб. в год. Еще около 10,5 млрд руб. могут лишиться железнодорожные операторы, в первую очередь «Нефтетранссервис» и «Совфрахт», отмечает эксперт. При этом с учетом вывоза нефтепродуктов с НПЗ в обратном направлении общий доход перевозчиков гораздо выше, уточняет господин Бурмистров.

Наталья Скорлыгина, Сочи; Юлия Галлямова