Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
8 июня 2015, источник: Газета Коммерсантъ, (новости источника)

Украина выпрямляет путь в ЕС

У Украины появился шанс лишить «Газпром» контроля над по крайней мере одним маршрутом прокачки газа через страну в Европу. Заключив соглашение с венгерской FGSZ, Киев требует, чтобы российская монополия предоставила данные о потоках газа. Это позволит организовать виртуальный реверс, уйти от России как от поставщика и создать собственный газовый хаб. Если «Газпром» откажется, Украина планирует надавить на него через Еврокомиссию в рамках антимонопольного дела. Правовая аргументация Киева выглядит не слишком уверенной, но может стать поводом для серьезного давления на Москву из Брюсселя.

Источник: Фотоархив ИД «Коммерсантъ»

«Укртрансгаз» подписал с оператором венгерской газотранспортной системы FGSZ договор о взаимодействии и обмене информацией (interconnection agreement). Это первое подобное соглашение между Украиной и страной—членом ЕС. Оно дает возможность организовать виртуальный реверс газа через Украину. Это означает, что Киев сможет покупать у европейских компаний газ, который поставляет им «Газпром», и отбирать его из трубы на своей территории, что не только избавляет страну от необходимости платить за транспортировку, но и дает ей возможность полностью обеспечивать себя газом вообще без контракта с «Газпромом». Кроме того, европейские компании смогут хранить газ в украинских ПХГ, что создает предпосылки для организации в стране газового хаба.

Сейчас подобная схема невозможна, поскольку транзитный контракт между «Газпромом» и НАК «Нафтогаз Украины» предусматривает, что транзитный газ на западной границе Украины передается «Газпром экспорту», а уже от него операторам ГТС Польши, Словакии, Венгрии и Румынии. «Укртрансгаз» не знает, каким покупателям предназначены те или иные объемы газа, так как не знает их shipper code (восьмизначный буквенно-цифровой код, обозначающий конкретного поставщика или получателя газа).

Соответственно, компания не может договориться о покупке этого газа или любых других коммерческих операциях, то есть без участия «Газпром экспорта» организовать виртуальный реверс на территории Украины нельзя, а монополия выступает категорически против подобных схем. Именно поэтому Украина была вынуждена пойти по пути создания физического реверса из Европы, который по большей части является юридически безупречной имитацией реального движения газа: например, в случае Польши российский транзитный газ пересекает украинско-польскую границу, проходит несколько сотен метров по польской территории, меняя собственника, после чего движется в обратном направлении.

В ЕС виртуальные поставки газа (backhaul) не только разрешены, но и предусмотрены Третьим энергопакетом. Теперь, установив первый прямой контакт с европейским газотранспортным оператором, Украина планирует потребовать от «Газпром экспорта» передачи shipper code. «Если этого не произойдет, мы рассматриваем возможность подать жалобу в директорат Еврокомиссии по конкуренции», — заявил в пятницу глава «Нафтогаза» Андрей Коболев. В Еврокомиссии сообщили «Ъ», что полностью поддерживают соглашение между «Укртрансгазом» и FGSZ. «Важно, что документ также служит правовым основанием для “Газпрома” передать “Укртрансгазу” те функции, которые он по-прежнему выполняет на границе Украины и ЕС и которые должны относиться к ответственности украинского оператора», — пояснил представитель Еврокомиссии. Он не стал комментировать, примет ли Еврокомиссия к рассмотрению возможную жалобу «Нафтогаза», учитывая тот факт, что Украина не является членом ЕС. «Пусть жалуются», — заявили «Ъ» в «Газпроме». Там подчеркнули, что существующая схема транзита газа опирается на контракт от 2009 года (Киев оспаривает его в Стокгольмском арбитраже), и ни европейское регулирование, ни внутренние законы Украины в одностороннем порядке изменить ситуацию не могут.

Опрошенные «Ъ» юристы и эксперты неохотно комментируют данную тему, указывая, что политическая составляющая в ней гораздо важнее, чем юридическая. «Очень сложно оценивать, потому что даже в ЕС эта часть энергетического права еще очень сырая — например, сетевой кодекс об обмене информацией между газотранспортными операторами, в соответствии с которым сделано соглашение между “Укртрансгазом” и FGSZ, вступил в силу всего две недели назад», — говорит один из собеседников «Ъ». Другой источник «Ъ» отмечает, что правовая база для претензий «Нафтогаза» довольно слабая. «Обвинять “Газпром” в нарушении европейского регулирования бессмысленно, потому что Еврокомиссия может заставить компанию изменить соглашения по передаче газа с газотранспортными операторами ЕС, но не с “Нафтогазом”, — говорит он.— Есть еще претензии к “Газпрому” по нарушению обязательств Энергетического сообщества, но Россия свою подпись под Договором к Энергетической хартии (ДЭХ) отозвала в 2010 году.

Можно, конечно, трактовать дело так, что контракт на транзит подписывался в 2009 году, когда Россия еще временно применяла ДЭХ, но в любом случае тезис о том, что такая конфигурация контракта на транзит является нарушением, выглядит очень широкой интерпретацией обязательств России по ДЭХ».

В то же время собеседники «Ъ» допускают, что украинский вопрос может войти в число тем для обсуждения при урегулировании антимонопольного дела против «Газпрома» в ЕС. Одно из обвинений Еврокомиссии в рамках этого дела состоит в том, что «Газпром» препятствовал свободным перетокам газа на европейском рынке. «Официально Украину к этому делу подтянуть нельзя, а неофициально можно», — говорит источник «Ъ» в Брюсселе, добавляя, что нет оснований ожидать скорого завершения антимонопольного разбирательства. «Словакия и Венгрия сами едва ли будут предъявлять претензии “Газпрому”, потому что могут многое потерять в случае прекращения сотрудничества», — добавляет Алексей Гривач из Фонда национальной энергетической безопасности, отмечая, что 80% мощностей словацкой ГТС на границе с Украиной забронировано «Газпромом» до 2029 года. По его мнению, «Газпром» будет до последнего настаивать на сохранении текущего транзитного контракта с «Нафтогазом», а если существенные условия в 2016 году будут пересмотрены в Стокгольмском арбитраже, «то под вопросом окажутся в принципе поставки газа через Украину».

Юрий Барсуков