Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
10 июля 2015, источник: РБК

Неудобные друзья: как российское эмбарго рассорило участников ЕАЭС

Российский экономический кризис серьезно повлиял на трансграничную торговлю между Белоруссией, Казахстаном и Россией. Кто выиграл и проиграл в результате «войны санкций» и девальвации рубля?

Источник: Reuters

«Белорусские» устрицы

В августе 2014 года Россия ввела эмбарго на поставки молочной, мясной и плодоовощной продукции из Австралии, Канады, ЕС, Норвегии и США. Ни Белоруссия, ни Казахстан не присоединились к этому эмбарго, что дало предпринимателям возможность использовать территорию этих стран для транзита запрещенного продовольствия. Белоруссия занимала в этом смысле особенно выгодное географическое положение, но и проходящие через Казахстан маршруты были вполне приемлемым логистическим решением для «серых» поставок продовольствия в Россию.

Вскоре после введения эмбарго Москва начала побуждать Минск пресечь нелегальные поставки. Белорусские чиновники неоднократно обещали сотрудничать, но на деле Минск не проявлял особого рвения в решении этого вопроса: транзит продовольствия через белорусскую территорию обещал весьма значительную выгоду для экономики страны.

Белорусские предприниматели задействовали самые разнообразные легальные и нелегальные схемы поставок в Россию попавших под эмбарго товаров. Самый распространенный метод — изменение страны происхождения продукции. Режим эмбарго позволял ввозить в РФ продукты из стран ЕС через третьи государства при условии, если эти продукты подверглись существенной переработке: например, засоленная и расфасованная в Белоруссии норвежская семга вполне легально становилась «белорусской» и могла продаваться в России.

Многие белорусские предприниматели, однако, попросту переупаковывали товары и меняли этикетки. Так шла масштабная теневая экспансия на российский рынок столь нехарактерных для Белоруссии продуктов, как семга, устрицы и мандарины. Некоторые предприниматели использовали еще менее легальные схемы, такие как ложный транзит, при котором фактически предназначенная для продажи в РФ продукция оформлялась как якобы поставляемая в Казахстан.

Прозрачные границы

Транзит попавших под эмбарго товаров через Белоруссию и Казахстан стал серьезным вызовом самому существованию Таможенного союза ЕЭС. В таких условиях Москва решила пойти на установление квазитаможенного контроля, введение которого, хотя и явно противоречило духу ТС, но все же не было явным нарушением его буквы. На российско-белорусской и российско-казахстанской границах появились посты Россельхознадзора, выборочно контролировавшие ввозимые продукты.

Вплоть до конца ноября 2014 года такого рода квазитаможенный контроль был непостоянным и не слишком эффективным, как и параллельные попытки Россельхознадзора вести мониторинг белорусских и казахстанских поставщиков и вносить нарушителей в черный список. В ноябре представитель Россельхознадзора заявил, что 20% белорусского продовольственного экспорта в Казахстан через Россию представляют собой ложный транзит, а руководитель Федеральной таможенной службы РФ Андрей Бельянинов оценил увеличение поставок запрещенного Россией продовольствия в Белоруссию в 80% по сравнению с аналогичным периодом 2013 года.

Вскоре после этого Россельхознадзор ужесточил контроль. В конце ноября он объявил о введении полномасштабного досмотра ввозимых из Белоруссии продуктов и запретил транзит продовольственных товаров между Белоруссией и Казахстаном через российско-белорусскую и российско-казахстанскую границы. Белорусский президент Александр Лукашенко осудил эти меры, назвав их нечестными и недостойными.

В декабре Белоруссия начала систематические проверки всех въезжающих в страну через общую границу российских грузовиков, а также неформально ужесточила контроль за транзитом товаров между Калининградской областью и остальной частью РФ. Помимо прочего, белорусские власти конфисковали и выставили на продажу партию бытовой техники и электроники стоимостью в несколько десятков миллионов долларов под предлогом того, что российские предприниматели пытались ввезти на таможенную территорию ЕЭС контрафактные китайские товары.

В декабре 2014 года Россия ввела новую форму квазитаможенного контроля на границах с Белоруссией и Казахстаном: там появились посты Ространснадзора, проверявшие соответствие перевозивших товары грузовиков российским стандартам и наличие у водителей всех необходимых разрешений и сертификатов. Параллельно с этим Москва уговаривала Минск на совместное патрулирование белорусских границ с ЕС и Украиной, однако это предложение было прохладно встречено Белоруссией: та в ответ потребовала, чтобы у нее была возможность участвовать в контроле над границами РФ с Казахстаном и с государствами, не входящими в ЕЭС.

В целом предпринятые Москвой односторонние меры оказались не слишком эффективными, поскольку в системе контроля остались уязвимости. Новые посты на границах с Белоруссией и Казахстаном вели лишь выборочный досмотр и обычно не проверяли частных лиц. Попавшая под санкции продукция по-прежнему могла быть переупакована в Белоруссии и Казахстане и ввезена в РФ на легальных основаниях.

Приграничный шоппинг после девальвации рубля

К середине декабря рубль потерял треть стоимости по сравнению с октябрем 2014 года. Теперь жители приграничных районов Белоруссии и Казахстана могли, затратив небольшие деньги на поездку в Россию, купить существенно подешевевшие для них товары и, беспошлинно ввезя их в свои страны, с выгодой перепродать их. СМИ сообщили об огромных очередях в торговых центрах российских городов поблизости от казахстанской и белорусской границ. Наплыв покупателей также создал огромные пробки на российско-казахстанской границе.

Особым спросом пользовались автомобили, бытовая техника, электроника и недвижимость. Так, по некоторым оценкам, белорусские и казахстанские покупатели приобрели около 18% всех автомобилей, проданных в России в ноябре и декабре. Некоторые русские и другие русскоязычные жители Казахстана, желавшие переселиться в РФ, но ранее не имевшие для этого достаточно средств, теперь смогли решить эту проблему благодаря приобретению подешевевшего жилья.

«Покупательская лихорадка» в российско-белорусском и в российско-казахстанском приграничье ослабела в январе 2015 года благодаря некоторому укреплению курсу рубля и росту российских отпускных цен на автомобили, бытовую технику и другие товары. И если поток казахстанских покупателей остался все же довольно значительным, приток белорусских покупателей существенно снизился. Резко возросший в Белоруссии спрос на иностранную валюту вызвал ее дефицит, на что Национальный банк отреагировал введением 30-процентного налога на покупку валюты. Налог был полностью отменен уже в середине января, но за это время курс белорусского рубля упал на 20%, что в значительно сократило разницу цен и сделало трансграничные покупки менее выгодными.

Все это помогло пережить пик кризиса многим российским розничным торговцам. При этом повышение конкурентоспособности российских товаров в период девальвации рубля произошло за счет казахстанских и отчасти белорусских производителей и торговых предприятий. Белоруссия была защищена от неконтролируемого притока российских товаров лучше, благодаря более централизованной экономике и более жесткому контролю государства над торговыми сетями. Гораздо больше пострадали казахстанские предприятия, производившие или продававшие автомобили, продовольственные товары, топливо, строительные материалы и другую продукцию. Например, с января по март 2015 года продажи автомобилей в стране упали более чем на четверть.

Реакция Казахстана

Недовольные создавшейся ситуацией некоторые влиятельные казахстанские деловые ассоциации попытались лоббировать временное восстановление таможенного контроля на границе с Россией или даже ограничения на ввоз некоторых видов российской продукции. В качестве альтернативы обсуждалась идея девальвации тенге.

Астана, по-видимому, не желала портить отношения с Москвой, вводя слишком жесткие односторонние ограничительные меры. Но в марте она установила временные ограничения на импорт некоторых видов российского топлива, а также ужесточила санитарный контроль над российской мясной и молочной продукцией. Подобные меры выглядят временными и половинчатыми; возникшие проблемы уже вскоре могут потребовать более решительных шагов либо по девальвации национальной валюты, либо по ограничению некоторых видов импорта из России.

Таким образом, попытка Москвы жестко регулировать приграничную торговлю в своих интересах привела к обострению конфликта с Минском и осложнила отношения с Астаной. А большинство законопослушных участников приграничной торговли (в отличие от тех, кто действовал менее легально) либо не извлекли из сложившейся ситуации значительной прибыли, либо понесли значительные убытки.

Оригинал: Serghei Golunov. How Russia’s Food Embargo and Ruble Devaluation Challenge the Eurasian Customs Union. PONARS Eurasia.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 деньподписки за59рублей
Оплатите подписку, чтобы читать все комментарии и участвовать в обсуждении новостей