Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
20 августа 2015, источник: Коммерсантъ-Online

Пост, мост и кран

В четверг президент России Владимир Путин открыл технологический тоннель «Транснефти» под Новороссийском для перекачки нефти, а его экономическое окружение в это время противостояло журналистам, без особого успеха пытавшимся выяснить любые подробности готовящегося назначения на пост главы РЖД Олега Белозерова. С этими подробностями — специальный корреспондент «Ъ» АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ.

Технологический тоннель, который открывал Владимир Путин под Новороссийском, диаметром 3,3 метра и длиной 3,2 километра. Построила его компания «Транснефть», тоннель соединяет две производственные площадки: «Шесхарис» и «Грушовая». Они разделены Маркотхским хребтом, в который и вошли строители. Внутри тоннеля — девять трубопроводов, которые предназначены для поставок нефти, дизельного топлива, мазута, бензина… Вроде все.

Вокруг небольшой сцены, которая была убрана в трогательной стилистике народного районного театра в синие, в складках, тяжелые шторы, напоминающие занавес, перед которым должен случиться длительный конферанс, пока настоящие актеры за этим занавесом готовятся к серьезному выступлению перед нетребовательной публикой, — правильными, несгибаемыми шеренгами стояли рабочие, строившие тоннель, и сотрудники «Транснефти», одетые в новенькие фирменные куртки и такие же новенькие высокие ботинки (в 30-градусную жару градус сочувствия к ним зашкаливал за любой другой градус).

Из динамиков раздавалась негромкая торжественная песнь:

«Мы дарим жизнь,

Мы радуем сердца,

Мы вместе до конца,

Да здравствует «Транснефть».

Про конец не хотелось даже думать, но припев повторялся с необыкновенным упорством….

Руководители «Транснефти» неистово репетировали с сотрудниками разворот всех шеренг на 45 градусов, когда Владимир Путин откроет трубопроводы и в танкер польется первая нефть: разворот был необходим для того, чтобы сфотографироваться с президентом на фоне телеэкрана с танкером.

Впрочем, разворот, при котором последние стали бы первыми, получался не очень, тем более что последними должны были стать сами руководители, которые сейчас стояли ближе всего к сцене с этими синими портьерами.

В нескольких метрах от репетирующих расположилась живописная группа, состоявшая из лучших представителей экономического блока правительства. Здесь были Алексей Улюкаев, Аркадий Дворкович, Андрей Белоусов….

И вот здесь-то и происходили, конечно, настоящие события. Дело в том, что только что стало известно: новым главой РЖД будет заместитель министра транспорта Олег Белозеров. И журналисты, которые два дня атаковали всех не имеющих отношения к этой истории чиновников, которых только могли встретить вокруг Владимира Путина в Крыму, с намерением выяснить любую подробность насчет того, кто же, ну кто же будет уже президентом РЖД, теперь отчаянно пытались выяснить любые детали, связанные с личностью господина Белозерова.

Чиновникам, с одной стороны, было некуда деваться: они уже вышли из офисного здания «Транснефти» поближе к сцене, а с другой — говорить ничего не хотели категорически. И с одной стороны, пробовали шутить с журналистами, а с другой — тосковали, конечно, что рановато вышли и сделались такими беззащитными.

Алексей Улюкаев зато старался компенсировать свое молчание по поводу Олега Белозерова историей про то, что рубль сейчас находится «в значении справедливых котировок» и «не похоже, что с ним еще что-то может случиться», но «если нефть будет падать, то и рубль будет падать», но «шансов не много». Главное, впрочем, в этом сообщении было не то, что их не много, а то, что они есть.

Андрей Белоусов, в свою очередь, объяснял, что падение тенге (см. материал на стр. 2) — явление очень и очень понятное, и удивительно, что «они так долго продержались», потому что рубль падает уже давно, а Казахстан зависит в этом смысле от России.

Еще кто-то рядом со странной лихорадочной поспешностью объяснял насчет юаня: на рубль его ослабление никак не повлияет, потому что есть кому влиять на него и без юаня, и это, разумеется, нефть.

Между тем я все-таки нашел одного чиновника, который на условиях тотальной анонимности рассказал, как будет развиваться хозяйство РЖД в отсутствие Владимира Якунина и в присутствии Олега Белозерова.

Чиновник, хорошо знакомый с ситуацией, рассказал, что господин Белозеров будет назначен распоряжением правительства, но решение принимал, конечно, Владимир Путин. Президент звонил нескольким коллегам в правительстве и интересовался их мнением по поводу кандидатуры Олега Белозерова. Это было не так уж обычно: господин Путин принимает решения и без таких консультаций, но в этом случае внимательно выслушал всех своих собеседников.

У него было несколько вариантов решения проблемы (а это была именно проблема), и он выбирал.

Результат консультаций оказался, безусловно, в пользу Олега Белозерова.

Мой собеседник тоже однозначно высказался за него: «В РЖД никого не найти, ну не найти! В Минтрансе никого, кроме него, нет. У него, кстати, хорошие связи с другими ведомствами, он и в своем министерстве отвечал в том числе и за это…».

Но, как сказал мой собеседник, господину Белозерову будет очень тяжело: «Перед РЖД стоит задача сократить расходы отрасли на 10%. При прежнем руководителе это было не то чтобы тяжело, а невозможно. Хотя у РЖД огромное хозяйство, какие-то бесчисленные “дочки”, “внучки”… Но Владимир Якунин всегда говорил, что все заоптимизировано и ни копейки для сокращения расходов все равно не найти. Но как не найти! В триллионе операционных расходов уж по крайней мере 50−60 млрд руб. обнаружить можно всегда!».

Высокопоставленный собеседник не скрывал, что удовлетворен этим назначением. Как я понял, из всех возможных зол оно является наименьшим.

Тем временем прилетел на вертолете господин Путин и открыл трубопровод. Танкер с удивительной и даже неправдоподобной быстротой (судя по мелькающим на телеэкране цифрам) благополучно наполнился нефтью.

Президент, к облегчению топ-менеджеров компании, решил сфотографироваться с ними напрямую, без разворота на 45 градусов, и потом удалился на совещание «Развитие транспорта на юге России» (прежде всего морского и прежде всего в Крыму).

Участники совещания с облегчением потянулись за ним.

Я уже знал, что они сплочены идеей оказать сопротивление возможному натиску главы Крыма Сергея Аксенова, который уверен, что в Крыму надо обязательно построить новый порт, и он даже знает, какой и где. Идея в условиях сокращающегося бюджета вполне безумная, но в условиях участливого отношения Владимира Путина к теме Крыма — не такая уж и безумная.

По информации «Ъ», после совещания мыслей о строительстве нового порта в Крыму нет.

Зато был разговор о крымском мосте. Все решения приняты, но тема обсуждалась — просто потому, что такая тема не могла не обсуждаться.

Уже совсем скоро появится технический мост: он почти готов, осталось около 800 метров. По техническому мосту будет ходить строительная техника, то есть на самом деле мост, можно сказать, уже существует. Да пока не тот. Но что-что, а стройки века нам всегда удавались.