Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
9 сентября 2015, источник: РБК

Трудная сделка: что будет дальше происходить с «Трансаэро»

На словах авиакомпания «Трансаэро» уже отдана «Аэрофлоту», но в реальности судьба перевозчика будет определяться в ближайшие месяцы. РБК оценил позиции основных игроков, которые будут участвовать в решении этой судьбы.

​Государство: не допустить остановки

Перед государством в разрешении ситуации с «Трансаэро» прежде всего стояла задача не допустить внезапной остановки авиакомпании: многие высокопоставленные чиновники правительства помнят, как во время остановки куда меньшего по размеру альянса AiRUnion приходилось срочно организовывать вывоз домой тысячи застрявших в аэропортах всей России пассажиров. С пассажирами «Трансаэро» было бы намного сложнее — как из-за гораздо большего объема перевозок, так и из-за географии маршрутов, ориентированных на международные направления. При этом и персонала в «Трансаэро» работает больше — свыше 11 тыс. человек. Оба этих фактора делали возможный крах авиаперевозчика серьезной социальной угрозой.

Летом компания устроила распродажу билетов, на большин​​ство направлений цены были ниже на 10%, а на некоторые — на 50%. Как писали «Ведомости», в правительстве были недовольны тем, что гендиректор авиакомпании Ольга Плешакова, прося господдержку, апеллировала как раз к большому количеству проданных билетов. При этом, как говорили источники РБК, знакомые с ходом правительственных совещаний, к лету стало понятно, что предоставление очередных госгарантий кардинально ситуацию в компании не изменит, и в условиях экономии бюджетных средств вопрос о дальнейшей ее господдержке не рассматривался.

Передача «Трансаэро» «Аэрофлоту» решала обе проблемы: государственный авиаперевозчик возьмет на себя обязательства по обслуживанию пассажиров, а госбанки могут вести переговоры о реструктуризации долга с более стабильным владельцем, которого госбанки уже смогут поддержать с меньшим риском потерять свои средства. Заодно уход «Трансаэро» с рынка снизит опасения государства по поводу стабильности остальных крупных перевозчиков: в день, когда совет директоров «Аэрофлота» одобрил «санацию» конкурента, в посвященном этому пресс-релизе Минэкономразвития говорилось, в частности, что сделка приведет к сокращению избыточных провозных емкостей на рынке авиаперевозок и стабилизирует ситуацию в отрасли. Это «самый приемлемый вариант из всех», который позволяет обеспечить наибольшую стабильность, учитывая количество пассажиров «Трансаэро» и обязательства компании, сказал министр экономического развития Алексей Улюкаев.

«Аэрофлот»: риски не меньше преимуществ

Совет директоров «Аэрофлота», голосуя по директиве Минэкономразвития, решил принять участие в мероприятиях по санации «Трансаэро». Компания объяснила это решение «высокой социальной напряженностью на рынке гражданских авиаперевозок» и «крайне сложным» финансовым положением «Трансаэро». Два независимых директора, Василий Сидоров и Марлен Манасов, впрочем, голосовали против этого решения, а акции «Аэрофлота» на Московской бирже после объявления о готовящейся сделке подешевели на 5%. Это неудивительно: миноритарные акционеры компании опасаются того, что она взяла на себя долг объемом не меньше 250 млрд руб. и никакого четкого плана реструктуризации у менеджмента компании до сих пор нет — только обещание государства предоставить госгарантии без указания их объема.

По данным РБК, менеджмент «Аэрофлота» сделке не противился. Это можно объяснить: за 1 руб. «Аэрофлот» получает контроль над своим ближайшим конкурентом и увеличивает свою долю на рынке перевозок до более 50% (согласно данным Росавиации, в 2014 году обе компании перевезли около 48 млн из 93 млн пассажиров). На многих маршрутах, в том числе таких привлекательных, как Лондон, Париж, Рим, Милан, Берлин, Нью-Йорк, «Аэрофлот» останется единственным назначенным перевозчиком. Это решение должно ускорить достижение тех целевых показателей, которые заявлены в стратегии развития группы «Аэрофлот», заявил председатель совета директоров компании Кирилл Андросов: к 2025 году перевозить 70 млн пассажиров в год и войти в топ-5 европейских и топ-20 мировых авиакомпаний по выручке и пассажиропотоку.

Цифры впечатляют, но путем простого сложения оценивать преимущества, которые «Аэрофлот» получает с пакетом «Трансаэро», неправильно. Помимо долга в 250 млрд руб. «Аэрофлоту» достается парк из 106 самолетов, который был избыточен даже для самой «Трансаэро», и уж тем более — для «Аэрофлота», многие направления которого с конкурентом дублируются. Средний возраст парка при этом намного выше, чем у самого «Аэрофлота» (16,4 года против 4,2), а это означает существенно меньшую эффективность в эксплуатации: чем старше самолет, тем больше он требует затрат на ремонт и тем меньше может беспрерывно находиться в воздухе. Представители «Аэрофлота» пока не раскрывают, как собираются распоряжаться парком «Трансаэро». Но замминистра экономического развития Евгений Елин уже заявил, что при нынешней экономической ситуации парк «Трансаэро» может быть сокращен на 70%, до 30 самолетов — машины будут возвращены лизингодателям.

Полностью оценить риски «Аэрофлота» можно будет только после решений о будущем парка и согласования с кредиторами плана реструктуризации долга. Минэкономразвития в четверг, 3 сентября, сообщило, что «Аэрофлот» начнет обслуживать кредитные обязательства «Трансаэро» только после согласования плана с банками. При этом в ведомстве подчеркнули, что условия для банков и лизингодателей должны быть равными. Источник, близкий к одному из кредиторов «Трансаэро», говорит РБК, что пока «Аэрофлот» взял на себя только обязательство перевести всех пассажиров «Трансаэро» до 1 декабря. А решение о сделке будет принято после согласования со всеми кредиторами. Представитель «Аэрофлота» это не комментирует.

ВЭБ: ненужные самолеты на 55 млрд

Больше всех вопрос о сокращении парка «Аэрофлота» волнует ВЭБ. Входящая в структуру госкорпорации компания «ВЭБ Лизинг» — крупнейший лизингодатель «Трансаэро», на него приходится более трети обязательств авиакомпании по лизингу, 55 млрд руб. Что важно, на «ВЭБ Лизинг» приходится большинство парка дальнемагистральных Boeing 747. Именно эту часть парка с самыми большими провозными емкостями участники рынка единогласно называют самой избыточной в условиях падения перевозок. В случае возврата этих машин задача их реализации на рынке будет очень непростой.

Неудивительно, что высказывания председателя ВЭБа Владимира Дмитриева — одни из самых резких среди всех участников процесса. «Для нас критически важно, чтобы, оказывая поддержку “Трансаэро”, государство одновременно не упускало из поля зрения и проблемы, которые могут возникнуть у лизинговых компаний», — заявил Дмитриев в пятницу, 4 сентября. Председатель ВЭБа добавил, что списание части долга «Трансаэро» будет означать прямой убыток «ВЭБ Лизингу» и ВЭБу, этот убыток может повлечь за собой нарушение ковенант банка, которые могут акселерировать другие проблемы всей группы ВЭБа. «Ситуация непростая. Выход из положения нужно искать на основе поиска компромисса между авиаперевозчиками, банками-кредиторами и лизинговыми компаниям», — сказал он.

Дмитриев подчеркнул, что обратился с вопросом о «Трансаэро» в правительство. Во вторник, 8 сентября, министр экономического развития Алексей Улюкаев признал, что «ВЭБ Лизинг» несет большие риски в связи с переходом «Трансаэро» под контроль «Аэрофлота» и предстоящей оптимизацией парка воздушных судов.

ВТБ: госгарант и залогодержатель

ВТБ — один из крупнейших кредиторов «Трансаэро», именно в этом банке в декабре прошлого года компания получила 9 млрд руб. на поддержание текущей деятельности. Всего согласно отчету за второй квартал 2015 год долг «Трансаэро» перед банком составляет 12,7 млрд руб. Эта сумма не учитывает задолженности по лизинговым платежам («ВТБ Лизинг» — один из крупнейших лизингодателей авиакомпании), говорил ранее первый зампред правления банка Юрий Соловьев.

Одновременно ВТБ — единственный кредитор «Трансаэро», о котором точно известно, что у него в залоге есть крупный пакет акций компании — 25% плюс одна акция (эту цифру РБК подтвердили в ВТБ), так что госбанку важно не только на приемлемых условиях реструктурировать долг, но и сохранить акционерную стоимость залога. На совещании в Минэкономразвития представители ВТБ предлагали альтернативный сделке с «Аэрофлотом» сценарий: отдать пакет «Трансаэро» кредиторам, а операционное управление авиаперевозчиком отдать другому конкуренту — группе S7. Впрочем, дальше обсуждений дело не дошло.

В понедельник, 7 сентября, президент ВТБ Андрей Костин заявил, что банк готов пойти на списание части долга «на определенных условиях». Костин хочет, чтобы все обязательства — по лизингу и по кредитам — учитывались как единый долг. Он считает, что часть обязательств должен взять на себя «Аэрофлот», часть — банки, а часть — правительство.

Сбербанк: развести кредиторов по углам

Сбербанк — не самый крупный из кредиторов «Трансаэро» (на начало 2015 года на него приходилось только 7,7% долга перевозчика банкам), хотя с конца 2014 года именно с ним акционеры авиакомпании вели переговоры о создании синдиката для рефинансирования долга. Тем не менее сейчас госбанк стал одним из главных действующих лиц в развитии истории — на совете директоров «Аэрофлота» 3 сентября Сбербанк был назначен финансовым консультантом «мероприятий по санации «Трансаэро». Возможно, Сбербанк был выбран на эту роль именно потому, что он сможет сбалансировать интересы более крупных кредиторов, не исключает один из собеседников РБК.

4 сентября председатель правления Сбербанка Герман Греф раскрыл первые возможные детали будущей реструктуризации, официально назвав сумму долга 250 млрд руб. и предположив, что сроки реструктуризации долга могут составить 10−15 лет, а сам процесс санации компании может занять до двух лет. Он обещал «играть активную роль» в переговорах с кредиторами.

Акционеры «Трансаэро»: списывать ли их со счетов

Сейчас крупнейшие акционеры «Трансаэро», семья Плешаковых, участвуют в процессе реструктуризации долга компании на вторых ролях, а совет директоров «Аэрофлота» уже одобрил сумму сделки по покупке 75% плюс одна акция перевозчика за рубль. Тем не менее заявления «Трансаэро» после совещания у Шувалова 1 сентября говорят, что они планируют остаться участниками процесса. В своем заявлении сразу после совещания основатель «Трансаэро» Александр Плешаков заявил, что акционеры компании не были инициаторами сделки, предлагали другие сценарии (создание банковского синдиката или «финансовую докапитализацию компании»). Также в сообщении «Трансаэро» подчеркивалось, что на заседании у Шувалова не рассматривался вопрос оценки компании для сделки с «Аэрофлотом».

Источник РБК, знакомый с планами акционеров «Трансаэро», говорил РБК, что на этой недели они должны провести неформальную встречу, на которой обсудят вопросы передачи пакета «Аэрофлоту».

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 деньподписки за59рублей
Оплатите подписку, чтобы читать все комментарии и участвовать в обсуждении новостей