Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
2 октября 2015, источник: Ведомости

Владимир Кехман — первый кандидат Сбербанка в личные банкроты

Сбербанк подал в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области заявление о банкротстве Владимира Кехмана, рассказал «Ведомостям» человек, близкий к кредитору.

Источник: Reuters

Представитель Сбербанка это подтвердил, но от других комментариев отказался. Представитель суда воздержался от комментариев.

Кехман — поручитель по кредитам, которые брал основанный им холдинг JFC. В 2011 г. эта компания, дотоле крупнейший российский импортер фруктов, пострадала от беспорядков в Южном Средиземноморье и не смогла обслуживать кредиты. Сейчас долги «Группы Джей эф си» (головная структура холдинга) превышают 18 млрд руб.: 6 млрд руб. она должна Сбербанку, 4,49 млрд руб. — Банку Москвы, 1,7 млрд руб. — Промсвязьбанку, 1,5 млрд руб. — банку «Уралсиб», 0,9 млрд руб. — Райффайзенбанку. Часть долга «Группы Джей эф си» погасил Кехман, который теперь претендует примерно на 100 млн руб.

Конкурсное производство введено во всех крупных компаниях JFC — «Карго Джей эф си», «Бонанза интернэшнл», «Титан», сейчас их имущество продается на торгах в пользу кредиторов. Параллельно банки уже несколько лет разыскивают и пытаются продать имущество самого Кехмана. Кое-что им даже удалось прибрать к рукам — например, Банк Москвы недавно завладел банановыми плантациями Кехмана в Эквадоре и часть из них продал. Сбербанку удалось получить в собственность и продать Фрунзенский универмаг в Петербурге; также в пользу Сбербанка был продан бизнес-центр «Аэроплаза» возле «Пулково».

А 1 октября 2015 г. в России заработал закон, вводящий процедуру банкротства физлиц. Он дает самому гражданину, кредиторам или уполномоченным органам возможность представить кредиторам план реструктуризации долгов, с которым те вправе согласиться или нет. В последнем случае человек признается банкротом, а его имущество включается в конкурсную массу, из которой погашаются требования кредиторов, пересказывает суть закона руководитель проектов по банкротству адвокатской консультации «Павлова и партнеры» Алексей Алтухов.

Достоверно узнать, какие еще активы остались у Кехмана, можно будет только после признания его банкротом, когда финансовый управляющий получит возможность искать его личные сбережения, большая часть которых, вероятно, оформлена на других лиц, сетует сотрудник одного из банков-кредиторов. Сам Кехман также не стал комментировать вопрос о своем имуществе, но передал через представителя, что «приветствует» решение Сбербанка о подаче заявления о банкротстве. «Надеюсь, что и остальные банки-кредиторы присоединятся к этому иску. Остается сожалеть только о том, что этого не произошло раньше, — гласит его ответ “Ведомостям”. — Суд в Лондоне принял в отношении меня аналогичное решение три года назад. За эти годы можно было спасти компанию “Джей эф си”, что я и предлагал кредиторам, и компания смогла бы выплатить всю задолженность банкам в течение 10 лет».

По закону гражданин, признанный банкротом, может на время быть ограничен в выезде из страны. В течение пяти лет по завершении банкротства (и в процессе) он не вправе брать обязательства по кредитным договорам, подавать заявление о самобанкротстве и три года не может занимать руководящие должности или «иным образом участвовать в управлении юридическим лицом». То есть даже если кредиторы не отыщут больше никаких активов, то в случае банкротства Кехману грозит трехлетний запрет занимать нынешние должности — художественного руководителя и члена попечительского совета Михайловского театра, а также гендиректора Новосибирского театра оперы и балета — и состоять в коллегиальных органах управления, объясняет Алтухов. У Смольного к Кехману нет претензий, говорит высокопоставленный чиновник Петербурга, и оснований для отставки, пока суд не принял решение о банкротстве, он не видит. Сотрудник Минкультуры не смог предоставить в четверг оперативные комментарии, телефон представителя Новосибирского театра не отвечал.

Кехман — не единственный крупный должник, обанкротить которого намерен Сбербанк. Еще один — Марат Баласанян, задолжавший банку $1,8 млн по ипотечному кредиту, говорит представитель кредитора. Баласанян контролирует бизнес-центр «Премьер-плаза», опрошенные «Ведомостями» консультанты по недвижимости называют его другом певца и депутата Госдумы Иосифа Кобзона. Связаться с Баласаняном не удалось.

«В первую очередь мы будем подавать заявления о банкротстве в отношении граждан — поручителей по кредитам юридических лиц. Как правило, это бенефициары или руководители бизнеса», — говорил в среду «Ведомостям» вице-президент Сбербанка Максим Дегтярев.

В «Уралсибе», Райффайзенбанке и Банке Москвы от комментариев отказались, запрос в Промсвязьбанк остался без ответа.

Татьяна Воронова, Анна Щербакова, Мария Кунле. В подготовке статьи участвовал Евгений Федоров

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 день подписки от 59 рублей
Оплатить подписку