Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Куда модно ехать этим летом? Самые популярные места отдыхаПо словам туроператоров, люди теперь хотят, чтобы все их поездки были запоминающимися. Так куда же поехать летом 2017 года, чтобы и отдохнуть, и испытать что-то новое?
2 октября 2015, источник: Ведомости

Владимир Кехман — первый кандидат Сбербанка в личные банкроты

Сбербанк подал в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области заявление о банкротстве Владимира Кехмана, рассказал «Ведомостям» человек, близкий к кредитору.

Источник: Reuters

Представитель Сбербанка это подтвердил, но от других комментариев отказался. Представитель суда воздержался от комментариев.

Кехман — поручитель по кредитам, которые брал основанный им холдинг JFC. В 2011 г. эта компания, дотоле крупнейший российский импортер фруктов, пострадала от беспорядков в Южном Средиземноморье и не смогла обслуживать кредиты. Сейчас долги «Группы Джей эф си» (головная структура холдинга) превышают 18 млрд руб.: 6 млрд руб. она должна Сбербанку, 4,49 млрд руб. — Банку Москвы, 1,7 млрд руб. — Промсвязьбанку, 1,5 млрд руб. — банку «Уралсиб», 0,9 млрд руб. — Райффайзенбанку. Часть долга «Группы Джей эф си» погасил Кехман, который теперь претендует примерно на 100 млн руб.

Конкурсное производство введено во всех крупных компаниях JFC — «Карго Джей эф си», «Бонанза интернэшнл», «Титан», сейчас их имущество продается на торгах в пользу кредиторов. Параллельно банки уже несколько лет разыскивают и пытаются продать имущество самого Кехмана. Кое-что им даже удалось прибрать к рукам — например, Банк Москвы недавно завладел банановыми плантациями Кехмана в Эквадоре и часть из них продал. Сбербанку удалось получить в собственность и продать Фрунзенский универмаг в Петербурге; также в пользу Сбербанка был продан бизнес-центр «Аэроплаза» возле «Пулково».

А 1 октября 2015 г. в России заработал закон, вводящий процедуру банкротства физлиц. Он дает самому гражданину, кредиторам или уполномоченным органам возможность представить кредиторам план реструктуризации долгов, с которым те вправе согласиться или нет. В последнем случае человек признается банкротом, а его имущество включается в конкурсную массу, из которой погашаются требования кредиторов, пересказывает суть закона руководитель проектов по банкротству адвокатской консультации «Павлова и партнеры» Алексей Алтухов.

Достоверно узнать, какие еще активы остались у Кехмана, можно будет только после признания его банкротом, когда финансовый управляющий получит возможность искать его личные сбережения, большая часть которых, вероятно, оформлена на других лиц, сетует сотрудник одного из банков-кредиторов. Сам Кехман также не стал комментировать вопрос о своем имуществе, но передал через представителя, что «приветствует» решение Сбербанка о подаче заявления о банкротстве. «Надеюсь, что и остальные банки-кредиторы присоединятся к этому иску. Остается сожалеть только о том, что этого не произошло раньше, — гласит его ответ “Ведомостям”. — Суд в Лондоне принял в отношении меня аналогичное решение три года назад. За эти годы можно было спасти компанию “Джей эф си”, что я и предлагал кредиторам, и компания смогла бы выплатить всю задолженность банкам в течение 10 лет».

По закону гражданин, признанный банкротом, может на время быть ограничен в выезде из страны. В течение пяти лет по завершении банкротства (и в процессе) он не вправе брать обязательства по кредитным договорам, подавать заявление о самобанкротстве и три года не может занимать руководящие должности или «иным образом участвовать в управлении юридическим лицом». То есть даже если кредиторы не отыщут больше никаких активов, то в случае банкротства Кехману грозит трехлетний запрет занимать нынешние должности — художественного руководителя и члена попечительского совета Михайловского театра, а также гендиректора Новосибирского театра оперы и балета — и состоять в коллегиальных органах управления, объясняет Алтухов. У Смольного к Кехману нет претензий, говорит высокопоставленный чиновник Петербурга, и оснований для отставки, пока суд не принял решение о банкротстве, он не видит. Сотрудник Минкультуры не смог предоставить в четверг оперативные комментарии, телефон представителя Новосибирского театра не отвечал.

Кехман — не единственный крупный должник, обанкротить которого намерен Сбербанк. Еще один — Марат Баласанян, задолжавший банку $1,8 млн по ипотечному кредиту, говорит представитель кредитора. Баласанян контролирует бизнес-центр «Премьер-плаза», опрошенные «Ведомостями» консультанты по недвижимости называют его другом певца и депутата Госдумы Иосифа Кобзона. Связаться с Баласаняном не удалось.

«В первую очередь мы будем подавать заявления о банкротстве в отношении граждан — поручителей по кредитам юридических лиц. Как правило, это бенефициары или руководители бизнеса», — говорил в среду «Ведомостям» вице-президент Сбербанка Максим Дегтярев.

В «Уралсибе», Райффайзенбанке и Банке Москвы от комментариев отказались, запрос в Промсвязьбанк остался без ответа.

Татьяна Воронова, Анна Щербакова, Мария Кунле. В подготовке статьи участвовал Евгений Федоров

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
31 день подписки от 59 рублей
Оплатить подписку