Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
13 января 2016, источник: Forbes.kz

Ян Гейл: Алматы не избежать сокращения числа автомобилей

Известный датский архитектор и консультант по городскому дизайну Ян Гейл вновь прибыл в Алматы. В акимате города он представил свою концепцию развития южной столицы. О том, каким видит Алматы в прошлом, настоящем и будущем, Ян Гейл рассказал в эксклюзивном интервью Forbes.kz. Мы публикуем его первую часть.

Источник: Reuters

Датский архитектор сильно напоминает Микеланджело, которому, чтобы сотворить скульптурный шедевр, нужно было всего лишь отколоть от камня всё лишнее. Вот и Ян Гейл, кажется, лишь при беглом взгляде на город знает, что здесь надо отнять, а что прибавить. Он уже помог сделать конфетку из таких городов, как Перт, Аделаида, Сидней, Нью-Йорк и Лондон. Теперь взялся за бывшую столицу Казахстана. И сейчас, наверное, только редкий алматинец не знает имени Яна Гейла. Его идеи для города кажутся простыми, а их реализация — чрезвычайно сложной. О том, как добиться изменения облика города, мы и говорим с одним из самых известных датчан в мире.

Из Сонной Лощины — в индустриального монстра

F: Господин Гейл, какими были ваши впечатления, когда вы впервые увидели Алматы?

— Первое, что бросилось мне в глаза — это большое количество деревьев в городе, что наглядно говорит о качестве жизни в Алматы. И это — уникальная ситуация, потому что многие города мира полностью застроены, и там разрабатывают планы, где и как дополнительно высадить 30−50 деревьев в год. А в Алматы исторически сложилось, что в городе растут тысячи деревьев! И это уже стало привычной частью городского ландшафта.

F: И всё? Больше ничего не вспомните? Вы не видели, например, наш город в иллюминатор самолета? Не обращали внимания на знаменитый алматинский смог?

— Я не видел смог в мой первый визит. Но позже наблюдал его, и очень часто.

Прежде, чем приехать сюда, я изучил историю города, узнал, что он из себя представлял, когда еще был Алма-Атой, а потом стал Алматы. Город сильно вырос в период Второй мировой войны, когда сюда было перемещено большое количество промышленных предприятий СССР. И это была эпоха индустриализации города. У меня сложилось впечатление, что до войны город был очень маленьким и даже немного сонным, а после быстрой индустриализации лицо Алма-Аты очень изменилось.

На протяжении своей жизни я работал над улучшением жизни в разных городах мира. Одни из них были основаны еще в средневековье — это, например, Копенгаген и Лондон. Их особенность — очень узкие улицы. От них сильно отличаются города, которые я называю колониальными. Таких очень много, например, в Америке и в Австралии. Они имеют другой архитектурный облик. Эти города распланированы заранее, их улицы широкие и геометрически правильные. Алматы тоже можно назвать таким городом — здесь четкая планировка улиц, есть старое сердце города, к которому постепенно присоединили новые районы. Сказать, что Алматы похож на Нью-Йорк я, пожалуй, не могу. Скорее, он напоминает мне австралийский Мельбурн — это тоже относительно молодой город, которому около 150 лет.

Интересно наблюдать, как со временем менялся подход к застройке Алматы. Изначально здесь строились очень простые здания. После войны, как и во всем Советском Союзе, тут стала преобладать сталинская архитектура и типовая застройка. А после обретения страной независимости и наступления нефтяного бума, когда в Казахстане появилось много денег, произошел настоящий взрыв строительства.

Кто подумает о человеке?

F: Как вы считаете, готов ли был город к такому буму? Ведь улицы города остались прежними. А у разбогатевших горожан появились не только новые дома и квартиры, но и автомобили.

— Эта проблема не только Алматы. В своих презентациях я рассказываю, какие две тенденции доминировали в мировом градостроительстве последние 50 лет. Первая — модернистское планирование города. Если раньше дома в городах строились так, как нравилось их владельцам, то модернисты стали очень четкое разграничивать по функционалу целые районы: одна часть города — для офисов, вторая — для жилых массивов, третья — под учреждения образовательная, четвертая — больничная зона и так далее.

У модернистов был функционально-технократический подход к развитию городов. Для них главное — чтобы здания правильно «работали», чтобы в трубах была вода, а в вентиляцию поступал свежий воздух. Словом, сплошной функционализм.

Вторая тенденция — приспособление городов в первую очередь под нужды автомобилистов.

Проблема обеих этих парадигм в том, что они не предусматривали и не отстаивали интересы человека. Их не интересовало, в какой среде живет житель, как передвигается, какие ощущения испытывает в городской среде. Это не казалось важным ни модернистам, ни пособникам автомобилизации. А это неправильно.

F: Исходя из этого, какие главные проблемы Алматы вы бы назвали?

— Город с его быстрым ростом и высокими темпами развития, с его очень широкими улицами необычайно быстро оказался заполонен машинами. Автомобилизация произошла так стремительно, что захлестнула город как цунами. Невероятное количество личного автотранспорта — огромная проблема для Алматы. Машины здесь занимают каждый уголок, каждый свободный кусочек земли, и вытеснили людей из общественных зон.

К сожалению, это «восстание машин» никем не контролировалось. Никто не просчитывал, как будет меняться среда обитания людей из-за роста числа автомобилей. Ни в чью ответственность не входило обеспечение благоприятного общественного пространства в городе.

У Алматы есть сильная сторона — его топография: природа, горы. Но она же играет и против жителей, которые оказались в географической яме. И при текущем уровне автомобилизации Алматы задыхается. Загрязнение воздуха — одна из главных проблем города, которая не может не отражаться негативно на здоровье горожан.

Как меняются городские традиции

F: Какие пути решения проблемы вы видите?

— Проблему загрязнения воздуха в Алматы надо решать комплексно. В качестве рецепта я вижу баланс двух мер. Во-первых, применительно к автомобилям надо использовать новые технологии. А это — более очищенный бензин с малым содержанием загрязняющих веществ. Также в машины надо устанавливать специальные фильтры, чтобы содержание вредных примесей в их выбросах снижалось. Тут вам на руку играет и развитие современных технологий в автопроме — он будет постоянно совершенствоваться, будут развиваться экологичные машины, и скоро мы забудем о старых детройтских автомобильных технологиях 1904 года.

Однако только этих мер будет недостаточно. Поэтому, во-вторых, в городе надо сокращать количество автомобилей. Многие города, которые, как и Алматы, страдали от загрязнения воздуха, пошли по этому пути. Не избежать этого и Алматы.

Две эти меры надо принимать одновременно.

Кстати, пик автомобилизации мир уже пережил — в 2009. С тех пор количество автомобилей сокращается. Это случилось в совершенно разных по уровню жизни и развитию экономики странах — в Индии, Китае, Австралии, США и других. По мере того, как города расширяются за счет естественного роста населения, а также из-за притока людей из других городов и сельской местности, мы всё больше понимаем: нам нужны более продуманные, интеллектуальные системы обеспечения горожан мобильностью, современными возможностями добираться из точки А в точку Б. А за счет использования личных автомобилей оптимальной мобильности в городах не добиться — только с развитием общественного транспорта.

F: Но Казахстан — страна восточная. Мы очень любим автомобили. И не простые, а очень большие, джипы. Как мы поменяем менталитет и сократим количество машин?

— Интересно, что я слышу этот аргумент в каждом городе, где работаю. Везде находятся люди, которые говорят мне: «Вы должны знать, что мы особенно очень любим машины». Но посмотрите на тот же Мельбурн. Это — очень большой и одноэтажный город. Но там, куда бы люди не направлялись, они предпочитают ходить пешком, а не садиться за руль. Или вспомним Нью-Йорк. В этом очень большом и современном городе жители добились того, что смогли забыть старую американскую традицию вождения и приобщились к общественному транспорту. Все города разные. Но когда они сокращают количество автомобилей, то становятся прекрасными, а их жители говорят: «Мы любим так жить и не скучаем по автомобилям. Мы не скучаем по торчанию по полтора часа в пробках за рулем». И теперь в этих городах люди не представляют, как можно жить по-другому.