Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
25 января 2016, источник: РБК

20$ за баррель: почему Ирану и Саудовской Аравии выгодна дешевая нефть

Снятие санкций с Ирана и низкие цены на нефть выгодны не только Тегерану, но и его основному оппоненту, Саудовской Аравии. Они готовы потерпеть, чтобы остановить «сланцевую революцию».

Источник: Reuters

Дешевая нефть как благо

Изменение объемов поставок иранской нефти на мировой рынок может привести к 30-процентной негативной корректировке цен на углеводородное топливо. Такой сценарий развития рынка обозначили в своем прогнозе в 2012 г. эксперты МВФ, анализируя потенциальное влияние вводимых против Ирана санкций на развитые экономики стран ОЭСР. Тогда Саудовская Аравия заявила о готовности предотвратить резкое повышение цен на нефть, предложив заместить исчезающие иранские объемы на рынке за счет своих производственных мощностей. В итоге цены не взлетели до заоблачных высот. Рынок был успокоен.

В сегодняшних условиях возвращение Ирана на нефтяную сцену как никогда важно для Саудовского королевства. И это несмотря на напряженные отношения между двумя странами и предстоящие попытки Тегерана вернуть назад нишу на рынке, частично занятую саудитами в период санкций. Эр-Рияду сейчас выгодно увеличение количества излишек нефти на рынке. В ситуации, когда хранилища нефти по всему миру фактически заполнены до краев, дополнительные объемы углеводородов из Ирана означают дальнейшее давление на цены и их удержание в диапазоне $20−30 за баррель. Этот ценовой порог, по всей видимости, останется на таком уровне, пока на рынке сохраняется избыток нефти, а любое повышение потребления перекрывается объемами добычи.

С 2014 г. Саудовская Аравия прикладывает серьезные усилия для создания рыночных реалий, при которых будут заморожены дорогостоящие нефтяные проекты и замедлено развитие альтернативной энергетики. Главной целью стратегии по поддержанию низких цен являются американские производители сланцевой нефти, которые значительно наращивали добычу в условиях высоких цен. Именно они были и пока остаются главной угрозой для позиций саудовских производителей на мировом нефтяном рынке.

Поэтому в 2016 году главной интригой нефтяного рынка станет способность Эр-Рияда нанести сокрушительный удар по американским «сланцевым революционерам», которые научились выживать в условиях поэтапного снижения цен.

Иран: время перемен

Безусловно, иранская нефть возвращается на рынок в других условиях, которые значительно отличаются от периода высоких цен лета 2012 года, когда санкции приостановили экспортные потоки углеводородов из Исламской республики. Сегодня Иран не получит сверхдоходов от продажи нефти и ему будет сложнее привлекать зарубежные инвестиции и технологии для своих нефтяных проектов.

Однако, несмотря на избыток предложения на рынке, для Ирана низкие цены на нефть, сокращение расходов и свертывание инвестиционной деятельности нефтяными компаниями по всему миру являются благом.

У Тегерана появляется шанс быстрее вернуть утраченные позиции в условиях, когда рыночная доля производителей дорогостоящей нефти будет сокращаться.

Сегодня, по разным оценкам, Тегеран имеет подушку запасов порядка 80 млн баррелей нефти и газового конденсата. Половина из них хранится в танкерах, а вторая половина в нефтяном терминале на острове Харг. Неопределенность того, с какой скоростью Исламская республика будет избавляться от своих запасов, будет создавать дополнительную нервозность на рынке. Хотя, скорее всего, Иран будет использовать эти запасы в течение всего года как некий стратегический резерв в борьбе за нишу на рынке.

За год до введения санкций, иранские нефтяники прогнозировали рост производства нефти свыше 5 млн баррелей в сутки к концу 2015 г. Сегодня Исламская республика добывает чуть больше половины этого объема и, по прогнозам аналитиков Wood Mackenzie, сможет удвоить производство не раньше 2025 г. Сами иранцы считают, что это произойдет уже в 2020 г. Ключевым вопросом станет возвращение в Иран иностранных инвестиций, технологий и компаний, а также их способность «возродить» производство нефти и газа. В первую очередь, Ирану предстоит поменять систему взаимоотношений с зарубежными инвесторами, предложив более привлекательные контрактные условия. Ближайшие два-три года покажут, насколько это Ирану удается. У Тегерана могут возникнуть сложности с привлечением инвестиций и технологий для ряда энергетических проектов до выборов президента Исламской республики в 2017 году, которые во многом решат судьбу дальнейшего развития страны.

Саудовская Аравия: что могут короли

Роль ОПЕК, членами которой являются Иран с Саудовской Аравией, в период борьбы за долю на рынке при низких ценах не имеет особого значения. Как и не имеет значения, контролирует ли Саудовская Аравия как главный член картеля действия его остальных членов. Сегодня все производители, включая Россию, стремятся сохранить долю на рынке и получить прибыль от экспорта углеводородов даже при падающих ценах. При этом, большинство участников рынка ориентируется на действия саудитов, как главных экспортеров нефти на рынок, традиционно имеющих крупнейшие резервные мощности. Вопрос в том, насколько у Эр-Рияда хватит терпения и финансовых резервов, чтобы дождаться не только реального коллапса целого сектора компаний, задействованных в добыче сланцевой нефти в США, но и отбить охоту у инвесторов финансировать их деятельность в ближайшем будущем.

В этой связи, примечателен анализ фискальной «подушки безопасности» Саудовской Аравии, опубликованный в марте 2015 г., в котором оцениваются сроки «выживания» Королевства за счет внутренних финансовых ресурсов, хранящихся на счетах Центрального банка и других государственных пенсионных и инвестиционных структур при двух ценовых сценариях: $60 за баррель и $20 за баррель. Из расчетов следует, что при цене на нефть в $60 Королевство способно сохранить стабильность бюджета без дополнительных заимствований от 4 лет и 6 месяцев до 8 лет 4 месяцев, а при $20 — от 2 лет 3 месяцев до 4 лет и 6 месяцев.

Недавнее поднятие цен на топливо на внутреннем рынке Саудовской Аравии, решение властей отменить субсидии на воду и электрическую энергию и планируемое IPO национальной компании Saudi Aramco не стоит считать отчаянными шагами Эр-Рияда, направленными на срочный поиск ресурсов для сохранения экономической стабильности. Напротив, в Королевстве готовятся к продолжительному сохранению низких цен на нефть, необходимых для успешного завершения осады американского «сланцевого бастиона». В этом контексте, стоит вспомнить слова министра нефти Саудовской Аравии Али ибн Ибрагим ан-Нуайми, сказанные им в декабре 2014 г. о том, что Королевство не будет сокращать добычу, даже если цена рухнет до $20 за баррель.

До недавнего времени, проблема заключалась в том, что несмотря на сокращение активности в секторе добычи сланцевой нефти, североамериканские нефтяники показали способность к выживанию при низких ценах, чего не ожидали саудовские стратеги.

США: крах нефтяных «доткомов»

Несмотря на поэтапное снижение цен на нефть с 2014 г., американский сланцевый сектор сохранил добычу, сменив стратегию производства, снизив расходы, удешевив технологии и хеджировав финансовые риски. По разным оценкам, производство сланцевой нефти рентабельно при цене на нефть не ниже $60−65 долларов за баррель. По данным американской RBN Energy, сланцевый сектор может продолжать держаться на плаву при цене не ниже $40 за бочку. В ценовом режиме $20−30 это будет уже сложно. За год количество работающих буровых установок уменьшилось на 60%, сокращение рабочих мест составило порядка 100 тыс. человек. Сланцевый сектор рос во многом благодаря рынку высокодоходных облигаций и низким ставкам ФРС.

Несмотря на апокалиптические настроения среди ряда инвесторов, связанные с быстрым ростом рынка «мусорных облигаций» и проблемами ликвидности на нем в конце прошлого года, катастрофы похожей на ипотечный кризис 2008 г. в США вряд ли предвидится. Однако проблема заключается в том, что компании-разработчики сланцев составляют порядка 15% заемщиков, использующих данный рынок для финансирования своей деятельности. Более того, долговая нагрузка производителей сланцевой нефти в пять раз превышает их годовой доход. В случае продолжительного сохранения цен на нефть ниже $30 за баррель, крах сланцевого сектора неизбежен. Если, конечно, не последует поддержки со стороны правительства США, как это делается, например, в отношении производителей сельскохозяйственной продукции.

Даже в случае полномасштабного кризиса в секторе сланцевых производителей, у саудитов нет гарантий, что этот сектор не возродится после смены ценовой конъюнктуры на нефть. Подобное уже происходило после бума «доткомов», закончившегося крахом интернет компаний в США в начале 2000 годов. Правда, в случае американских интернет-компаний развитие технологий и инноваций позволило им вернуть позиции. Крах сланцевых производителей может стать толчком ко второй волне сланцевой «революции». Вопрос в том, насколько быстро финансирование вернется в этот сектор.

Большинство экспертов сегодня прогнозирует повышение цен на нефть до $40−50 до конца 2016 г. Но ни у кого нет гарантий, что за этим «отскоком» не последует новое падение, учитывая то, что запаса прочности у Саудовской Аравии хватит, как минимум, еще на пару лет. Значительное сокращение инвестиций в нефтедобычу, рано или поздно приведет к новому росту цен. Но не всем производителям удастся дожить до этого времени.

Шамиль Еникеев, Директор Международного энергетического центра Европейского университета в Санкт-Петербурге, директор Оксфордского международного центра. Точка зрения автора может не совпадать с мнением редакции РБК.

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 деньподписки за59рублей
Оплатите подписку, чтобы читать все комментарии и участвовать в обсуждении новостей
Нефтяная игра: рынок пытается понять замысел Ирана. Реплика Алексея Бобровского
18 января 2016© Ньюстюб