Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
10 марта 2016, источник: Ведомости

Росимущество хочет изменить схему приватизации

В Росимуществе считают, что лучше не спешить с большой приватизацией, рассказали «Ведомостям» четыре федеральных чиновника: если уж продавать, то только прозрачным размещением на публичном рынке, продав столько, сколько рынок сможет взять.

Источник: Reuters

Прямая же сделка со стратегическим инвестором несет огромные риски, пересказывают позицию руководителя ведомства Ольги Дергуновой собеседники «Ведомостей»: при текущей конъюнктуре продать «красиво, прозрачно и по нормальной цене» почти нереально.

О решении продать в этом году доли в пяти крупных госкомпаниях — «Роснефти», «Башнефти», ВТБ, «Алросе», «Совкомфлоте» — президент Владимир Путин объявил в январе. Россия решила устроить распродажу лучших активов при такой плохой конъюнктуре, удивлялись опрошенные Reuters инвестбанкиры и консультанты.

Дергунова разделяет эти сомнения. «Она говорила, что размещение на бирже задаст низкий ориентир для стоимости госактивов, но продажа “стратегам” может стать еще худшим вариантом, поскольку приведет к переделу собственности», — рассказывает федеральный чиновник.

На совещаниях, по словам их участников, Дергунова предлагала более скромную приватизацию: разместить на рынке часть госпакетов, в случае с «Роснефтью» — 4−5%. Цена будет низкой, но при продаже «стратегам» она будет ненамного выше — а так хотя бы удастся избежать обвинения в непрозрачности, объясняет человек, знающий позицию Дергуновой. Она опасается стать ответственной за возможно слабые результаты приватизации, полагают два чиновника, обсуждавших с ней проблему.

Представитель Росимущества и Дергунова отказались от комментариев.

Минфин рассчитывает выручить от приватизации 700−800 млрд руб.: около 300 млрд руб. — от продажи контрольного пакета «Башнефти» (60,16%) и 18,9% «Алросы», еще примерно 500 млрд — за 19,5% «Роснефти». Это главный аргумент сторонников приватизации: без нее при $40 за баррель нефти на удержание дефицита бюджета в 3% ВВП уйдет слишком много резервов.

У Morgan Stanley более скромный прогноз: бюджет получит от приватизации 300 млрд рублей.

Эти суммы виртуальные, парирует Росимущество: гораздо больше принесет повышение эффективности управления бюджетными средствами, а поступлений от небольших размещений хватит на то, чтобы заткнуть бюджетные дыры, рассказывают участники обсуждения.

«Поступления от продажи “Роснефти” существенны лишь в теории. Западные инвесторы в условиях санкций покупать не будут (хотя формально это не запрещено), можно ждать денег от китайских инвесторов, но они любят пользоваться слабой позицией продавца. Российских инвесторов, у которых есть такие деньги, сейчас мало — это неизбежно вызовет ассоциации с приватизацией 90-х», — пересказывает логику Дергуновой один из них.

У Дергуновой сильные противники. На приватизации настаивает министр экономического развития Алексей Улюкаев — из-за этого у них с Дергуновой конфликт. Три чиновника говорят, что Улюкаев пытается оттеснить ее от приватизационной повестки. Например, выбором инвестбанков поручено заниматься директору департамента корпоративного управления Минэкономразвития Оксане Тарасенко, которая координирует свои действия напрямую с Улюкаевым. Представитель Минэкономразвития не прокомментировал это по существу.

«Решения о способах продажи будут приниматься после обсуждения с инвестконсультантами», — сказал представитель Минэкономразвития.

Первый вице-премьер Игорь Шувалов и помощник президента и председатель совета директоров «Роснефти» Андрей Белоусов также считают продажу стратегическим инвесторам выполнимой задачей. В феврале Белоусов сказал, что основной вариант продажи «Роснефти» — стратегическому инвестору, и лучше продать весь пакет в 19,5%, это даст премию. По словам двух чиновников, это жесткая позиция Белоусова — продавать именно большие пакеты ради премии, а небольшие размещения на рынке и есть продажа за бесценок.

«Никто не хочет продавать на низком рынке. Другое дело, что деваться некуда», — объясняет высокопоставленный чиновник. А продажа стратегическим инвесторам будет абсолютно прозрачна, обещает он: «Об этом позаботятся».

Продажа на рынке однозначно будет прозрачнее и будет нести институциональную пользу, говорит президент «Финама» Владислав Кочетков: расширится free-float.

На публичном рынке можно будет привлечь «копейки», говорит гендиректор БД «Открытие» Юрий Минцев: в России нет длинных денег, должны быть договоренности с глобальными инвестфондами — так размещалась сама Московская биржа еще до санкций. Так что чиновники правы — надо надеяться на «стратегов» и предлагать контроль, но оценивать премию сейчас — гадание на кофейной гуще.

И продавая на рынке, и продавая иностранному стратегическому инвестору, России придется смириться с низкой ценой, скептичен топ-менеджер иностранного инвестбанка. Все покажут переговоры с инвесторами, успокаивает чиновник: «Нужно посмотреть, готовы ли они нам заплатить значительно больше рынка за контроль. А если не готовы, будем двигаться в сторону меньших пакетов».

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
31 день подписки от 59 рублей
Оплатить подписку