Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
27 марта, источник: ГТРК "Южный Урал"

Жильцы ветхих домов беспокоятся за свою безопасность

Губернатор отчитал подчиненных за нерасторопность в вопросах сноса ветхого жилья и расселения жильцов.

Уповать на высшие силы, похоже приходится и сотням жителей ветхих домов, которые не сегодня-завтра развалятся. Безнадежные дома — это те, что ремонтировать и достраивать бесполезно. Их надо только сносить. В Челябинске своего часа ждут первые двадцать домов. Напомним, весь реестр таких сооружений от глав городов и районов губернатор требовал еще в ноябре. Но не все это услышали. Мэров-«двоечников» отчитали прямо на заседании.

Дом бабы Наташи разваливается на глазах: сегодня рухнул подоконник, а завтра, того и гляди, упадет потолок. Пенсионерка и дочь-инвалид Оксана то и дело посматривают наверх. То ли от страха, то ли с надеждой на небеса. Ведь больше помогать некому. «Дом настолько старый, что вот позавчера дали отопление, трубы у соседей не выдержали, все вот здесь у нас бежало и текло!», — вспоминает пострадавшая.

Если здесь и бежит вода, то не из крана, а из батареи. В каждой квартире не по одному ведру. Вещь нужная, а главное — многофункциональная. Подставить туда, где протекает, сходить на ближайшую колонку. Наконец, просто сходить в туалет.

Так живут десятки людей в Челябинске, и сотни, если не тысячи, в других городах и поселках. Кыштым, Карабаш, Усть-Катав и Сатка — программа по переселению есть. А самого переселения нет. «Наводите порядок, разбирайтесь с дисциплиной исполнительной элементарной!», — возмущен губернатор Борис Дубровский.

Их жизнь — словно в карточном домике. Когда потолок держится на честном слове, все, что остается — это верить честному слову чиновников. Но обещанного годами ждут. «Живем мы — туалет у нас на ведрах, мы выносим это все на улицу, за водой мы ходим тоже на колонку», — рассказывает одна из жительниц.

Маша — мать троих детей. Старшему — 12 лет, младшему, Егорке, всего два года. Пока муж на работе, девушка все думает, что значит — быть домохозяйкой, когда дом — смертельно опасное место, а хозяйство в нем — смертельно опасное занятие. «На втором этаже тетя Валя живет, они говорят, что могут на нас упасть! Там у них стена вот так надулась, они могут на нас рухнуть», — боится Маша.

Тем временем, ее соседка, Людмила Александровна Ауштрас, отдирает доску от пола и показывает то, что скрыто. «Здесь канализация. То есть заливает постоянно», — отметила женщина.

Даже современная техника пока не может передать всю гамму едких запахов в подъезде. О том, что запахло жареным, жители поняли 12 сентября. Когда рухнула стена соседнего дома. Дом признали ветхоаварийным, а жильцов расселили еще до того, как здание обрушилось. Однако и сейчас оно представляет угрозу для жителей окрестных домов. Это место превратилось в настоящий притон.

Александр Шмагановский каждый день ходит в школу этой дорогой. Дом старается обходить стороной. В окнах часто мелькают тени. В роли привидений — люмпены или просто бомжи. Завсегдатаи этих мест. «Ходят люди, нищие такие. Дети, бывает, некоторые залезают с той стороны, где окно разбито. Там раньше заделывали — “старшаки” разломали», — рассказал юноша.

Здесь впору снимать мистический триллер, а то и фильм ужасов. И декораций не надо. У нищих это — стол, а эти тряпки — похоже, их неизысканный гардероб. Таких построек здесь — целый микрорайон. Жители мрачно шутят: с наступлением сумерек из челябинцев они превращаются в жителей какого-нибудь Сайлент-Хилла. Который к тому же вот-вот взорвется. «Если сейчас вот так нечаянно труба с газом рухнет. А я, допустим, пошел со спичкой, задержался тут — и все взрыв же будет! Это очень опасно. А люди чего: вот упор поставили, и все», — пояснил местный житель Вячеслав Кожан.

Неизвестно, чем бы все кончилось, если бы губернатор не отчитал подчиненных. Те не то, что переселить — даже план, откуда и куда, не представили. «Есть конкретное поручение: даже не снести дома, а предоставить информацию до 20 ноября. Если мы не можем такими примитивными вещами заняться, месяц нам не хватает, чтобы предоставить информацию, о том, снес я или не снес, что мне остается? Мне это непонятно!», — негодует Борис Дубровский.

Пламенная речь губернатора сдвинула дело. В области начали спешно готовиться к переселению людей из бараков. Оказывается, в Челябинске этот процесс запустили еще два года назад. Создали реестр. И теперь медленно, но верно сносят дома. «Из 30 домов, которые сегодня необходимо снести, 20 уже приведены в соответствующее состояние, то есть снесены. По 10 есть решения», — заявил глава города Евгений Тефтелев.

У бабы Наташи и Маши появилась надежда. Вот уже несколько лет для них нет желаннее слов «переезд» и «новое жилье». А соседнее полуразрушенное здание вот-вот начнут разбирать.

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 деньподписки за59рублей
Оплатите подписку, чтобы участвовать в обсуждении новостей