Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Семейный киднеппинг: как «похищают» собственных детейВ российском законе нет понятия семейного похищения - поэтому если один из родителей прячет ребенка, не существует практически никаких способов этому противостоять
9 июня 2016, источник: "Российская газета"

Свердловские бизнес-инкубаторы «подстригут» под одну гребенку

Бизнес-инкубаторы Свердловской области подстригут под одну гребенку: в ближайшее время для офисно-производственных зданий такого типа разработают общую концепцию, предполагающую одинаковые условия для бизнес-старта.

Источник: Reuters

Всего в регионе девять бизнес-инкубаторов: в 2007 году областное правительство создало первые в Реже, Екатеринбурге и Карпинске, а затем вводили по одному объекту в год — в Верхней Салде, Заречном, Новоуральске, Краснотурьинске и Невьянске. Самый молодой появился в 2014 году в Асбесте.

На эти цели направляли деньги из бюджетов разных уровней, поэтому и сегодня условия размещения в инкубаторах существенно отличаются. Речь не только о цене аренды, но и о наборе услуг, в том числе платных.

Например, где-то кроме офисов есть ремонтный цех, в другом месте резидентам предлагают при необходимости организовать склад, зато в третьем традиционно бесплатные для начинающих предпринимателей бухучет и юридические консультации предлагают за деньги, а в четвертом им вообще придется выложиться еще и за телефон, Интернет и уборку помещений. Как говорится, почувствуйте разницу.

Чтобы устранить неравенство, в прошлом году была создана единая управляющая компания «Бизнес-инкубаторы Свердловской области».

— Наша задача — разработать набор бесплатных услуг, одинаковый хоть для Асбеста, хоть для Невьянска, хоть для Режа. Как правило, это льготное размещение с предоставлением мебели, оргтехники, телефонной связи, доступа к Интернету, охраной и парковкой. А также возможность проводить мероприятия в конференц-зале и переговорных комнатах, получать консультации юристов, ведение бухгалтерского и налогового учета, — рассказывает директор УК Илья Джаваев.

По его словам, базовая стоимость аренды будет определяться индивидуально по критериям рынка, но система компенсаций станет единой. Предполагается, что в первый год нахождения в инкубаторе предприниматель оплатит лишь 60 процентов, во второй — 80, в третий — все сто. Кроме того, со следующего года вступит в силу нововведение -10-процентная скидка за каждое созданное рабочее место. Но максимальная скидка не должна превышать 60 процентов от базовой стоимости.

Стартаперы почему-то в очередь не выстраиваются: сегодня в 231 помещении всех девяти свердловских инкубаторов разместились 153 резидента.

На наглядном примере это так: самое маленькое из пока еще свободных помещений в Свердловском областном бизнес-инкубаторе (СОБИ), что находится в Екатеринбурге, — 29 квадратных метров. Рыночная стоимость месяца аренды этого офиса — 12 600 рублей. Резидентам оно предлагается почти на пять тысяч дешевле.

Вот только стартаперы почему-то в очередь не выстраиваются: сегодня в 231 помещении всех девяти свердловских инкубаторов разместились 153 резидента. Что интересно, именно в СОБИ самая низкая заполняемость площадей: в январе была всего 18 процентов, сейчас около 30 (пять резидентов на 17 кабинетов). И это при том, что инкубатор существует восемь лет. Собственно, все нововведения и направлены на то, чтобы казенные помещения не пустовали.

— Почему так мало резидентов? Изначально, когда в 2007 году открылся бизнес-инкубатор, их было много. Но тогда здание принадлежало управлению снабжения и сбыта Свердловской области, — объясняет Геннадий Мельников, управляющий СОБИ. — С изменением законодательства оказалось, что помещения здесь можно распределять только по результатам аукциона, но это противоречит закону о бизнес-инкубаторах. В конце прошлого года здание передали в собственность области, поэтому расселять резидентов пришлось заново — по новой системе.

С другой стороны, офисы для стартапов в Екатеринбурге и Краснотурьинске создавались с привлечением федеральных денег, поэтому условия размещения в них самые жесткие. Так, сюда не попадут компании, оказывающие финансовые, страховые, бытовые или медицинские услуги, занимающиеся розничной или оптовой торговлей, строительством, ремонтом транспорта или перевозкой пассажиров и грузов, распространением наружной рекламы, общественным питанием, операциями с недвижимостью, добычей полезных ископаемых и некоторыми другими видами деятельности. При этом всем известно, что чаще всего люди начинают свое дело именно с торговли и смежных сфер. В екатеринбургском инкубаторе обосновались производственные стартапы, они специализируются на разработке и модернизации горнодобывающего оборудования, литье из твердосплавных материалов, нетрадиционной энергетике, изготовлении одежды для химзащиты и т. п. Очевидно, что таких, в принципе, немного.

Все бы ничего, но на содержание бизнес-инкубаторов тратятся несопоставимые с размером бизнеса бюджетные деньги. Екатеринбургский — единственный, который находится в собственности Свердловской области (бенефициаром невьянского и зареченского является региональный Фонд поддержки предпринимательства, остальные в ведении муниципалитетов и местных фондов). По словам управляющего СОБИ, каждый месяц на оплату счетов уходит около 120 тысяч рублей. По подсчетам директора УК, в год содержание обходится примерно в четыре миллиона рублей. Вкладывая такие деньги, власти хотели бы получить и соответствующую отдачу. Но выяснить, как год от года менялись объемы производимой резидентами продукции и их налоговые отчисления, нам не удалось.

— К сожалению, в динамике таких данных нет: раньше их просто никто не собирал. Еще не все резиденты предоставляют нам такую информацию, хотя в договорах у них этот пункт прописан, — ответил на вопрос «РГ» Илья Джаваев.

Тем не менее общие цифры оптимистичны: по итогам прошлого года бизнес-инкубаторы Среднего Урала произвели продукции на 800 миллионов рублей. Наиболее экономически эффективной можно считать карпинскую площадку: при относительно небольшом размере и заполняемости лишь на 65 процентов на ее долю пришлось более половины оборота всех девяти инкубаторов — 412 миллионов рублей. По количеству созданных рабочих мест лидирует тоже Карпинск.

Если рассматривать проект с точки зрения востребованности, то на 100 процентов заполнен только один инкубатор — в Реже. Что привлекает в такие офисы резидентов, действующих и потенциальных? По словам большинства стартаперов, требуется немногое — оборудованное рабочее место и высокая скорость Интернета. Хотя есть и те, кто недоволен отсутствием в здании столовой или отдаленностью от центра города.

— Наоборот хорошо: в центре негде поставить машину, у бизнес-инкубатора же всегда свободна охраняемая парковка. Этот момент может быть решающим фактором, — возражает Александр Ланских, резидент с трехлетним стажем.

В принципе, управляющие инкубаторов готовы подумать и над организацией доставки предпринимателей к месту работы на служебном транспорте — главное, чтобы было кого возить.

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
31 день подписки от 59 рублей
Оплатить подписку