Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
1 июля, источник: IrkutskMedia.ru

Министр финансов Иркутской области: Нам удалось избежать настоящего секвестра

Наталия Бояринова рассказала корр. ИА IrkutskMedia о росте доходов и расходов бюджета региона, а также о финансовых перспективах области.

Источник: IrkutskMedia.ru

Секвестр в чистом виде Иркутской области не коснулся, сообщила министр финансов региона Наталия Бояринова. В своем интервью корр. ИА IrkutskMedia глава областного Минфина рассказала, за счет чего выросли доходы, на какие цели пойдет возросшая расходная часть, а также о планах министерства на ближайшее время.

— Наталия Вениаминовна, на последней сессии Законодательного Cобрания Иркутской области были внесены корректировки в бюджет региона. За счет чего удалось повысить доходную часть областной казны?

— В первую очередь мы увеличили доходную часть на 1,5 млрд рублей за счет средств налоговых и неналоговых поступлений. Мы пересмотрели прогноз поступлений по налогу на добычу полезных ископаемых в связи с благоприятной ситуацией с ценами на золото на мировых рынках. Из-за введения ежеквартальной периодичности внесения выросли доходы по плате за негативное воздействие на окружающую среду. Также учитывая хоть и не большую, но положительную динамику по налогу на доходы физических лиц, мы подняли еще почти на 435 млн рублей поступления по этому доходному источнику. Второе увеличение доходной части — более 2 млрд рублей — за счет целевых средств, которые мы либо уже по факту получили из федерального бюджета, либо те, которые будут предоставлены в рамках межбюджетных трансфертов.

— Расскажите, пожалуйста, об изменениях, которые коснуться расходной части бюджета?

Расходная часть тоже выросла. Пропорционально весь объем целевых средств, которые мы получаем из федерального бюджета, был заведен с учетом переходящих остатков прошлого года в расходную часть. Это почти 2,9 млрд рублей. Еще 1,5 млрд рублей, на которые мы увеличили наши собственные доходы, распределили на исполнение наших расходных полномочий. Более 800 млн было направлено на оказание мер социальной поддержки населению в связи с ростом численности получателей, и почти 600 млн рублей дополнительно мы направили в виде субвенций на общее и дошкольное образование в части выплаты заработной платы нашим педагогам и работникам детских дошкольных учреждений.

— А что касается муниципалитетов?

На поддержку муниципальных образований за счет перераспределения внутри бюджета дополнительно предусмотрели почти 1,2 млрд рублей. 680 млн рублей мы распределили в виде дотации на сбалансированность и 500 млн рублей направляем в муниципальные образования как субсидии на выравнивание. Это нужно чтобы максимально обеспечить прохождение подготовки муниципальных образований новому к отопительному сезону, образовательных учреждений к новому учебному году и для выполнения тех расходных обязательств, которые установлены для муниципальных образований федеральным законодательством.

— Весной нас пугали секвестром, однако серьезных сокращений не произошло. Страхи по поводу секвестра были необоснованны, или же все-таки была такая опасность, но ее удалось избежать?

— Эти опасения сохраняются и на сегодняшний день. Если позволите, я разобью ваш вопрос на две части. Произошел секвестр или нет? Как такового секвестра не произошло, но внутри всех государственных программ произошел пересмотр основных мероприятий, куда мы выделяем деньги. По ряду мероприятий у нас все-таки произошло сокращение с перераспределением высвобождающихся финансовых ресурсов на более приоритетные направления, которые определяли профильные министерства самостоятельно и выносили на рассмотрение межведомственной комиссии при Правительстве.

Опасение это или чрезмерная осторожность по поводу секвестра? Не секрет, что наши доходы на треть зависят от налога на прибыль, и мы не можем сказать, как он будет вести себя до конца года. Это основной налог, который подвержен очень серьезной волатильности в связи с изменениями на сырьевом и валютном рынках. Та стабилизация, которая произошла в нефтяном секторе в мае и начале июня, последние события в Англии сразу повлияли на валютные и сырьевые рынки и на стоимость барреля нефти, которая пошла вниз. От этого зависит налогооблагаемая база трех наших крупнейших нефтедобывающих компаний, которые осуществляют деятельность в Иркутской области. Те мероприятия, которые мы выполняем в рамках антикризисного плана, позволят нам нарастить доходную часть бюджета и нивелировать эти риски, но не все зависит от Правительства региона — не смогут в полной мере обезопасить нас от влияния внешних факторов сырьевая и экспортная зависимость экономики региона, изменения на валютном и сырьевом рынках будут оказывать существенное влияние на бюджет региона.

— Финансирование по государственным программам также было скорректировано. Расскажите, пожалуйста, на основе каких соображений были увеличено либо уменьшено финансирование той или иной госпрограммы?

— В первую очередь это программа по социальной поддержке населения. По аналитике, которую мы сделали в прошлом году, более 683 тысяч граждан Иркутской области пользовались теми или иными мерами социальной поддержки. Это наши пособия многодетным, малоимущим и приемным семьям, а также ветеранам труда и труженикам тыла. Второе направление — инвестиционная составляющая, которая выросла почти на 600 млн рублей. Это завершение и продолжение строительства школ в селе Анга Качугского района, поселке Нерха Нижнеудинского района. Строительство и капремонт школ в Черемхово, Саянске, Иркутске и поселке Магистральном в Казачинско-Ленском районе. Плюс дополнительно были предусмотрены средства на капитальный ремонт центральных районных больниц в Усть-Удинском и Тайшетском районах. Предусмотрели дополнительные средства на капремонт Усольского роддома. Плюс предусмотрели средства на осуществление дорожной деятельности. Дороги во многих территориях в разной степени пригодности. Дополнительно 340 млн рублей направили на эти субсидии.

— В ходе корректировки удалось распределить 1,5 млрд рублей на строительство и ремонт социальных объектов. По какому принципу выбирались объекты, вошедшие в перечень?

— Решения по объектам, которые мы включили в уточнение, совместно принимались Правительством Иркутской области и депутатами Законодательного Собрания. Здесь мы уделяли особое внимание объектам с высокой степенью готовности, которые при вложении определенных ресурсов будут вводиться в этом году. Перечень незавершенного строительства сейчас очень большой, по ряду объектов сейчас идут работы, и мы планируем, что в ближайшее осеннее уточнение, если будет такая возможность, мы будем дополнительно выделять ресурсы. В настоящее время мы приступаем к формированию трехлетнего бюджета на 2017−2019 годы и в его рамках уже будем предусматривать средства на продолжение и завершение объектов, которые не попали в июньскую корректировку.

— Планируется ли увеличение доходной базы в ближайшие полгода, и если да, то каким образом?

— Через полторы недели после уточнения сложно говорить о том, будет ли корректировка в плюс. Традиционно на осенних сессиях Заксобрания мы увеличиваем доходную часть бюджета, но об это можно будет говорить чуть позже. Как минимум по итогам девяти месяцев, чтобы понимать, как ведут себя основные бюджетообразующие налоги.

— В прошлом году очень тяжело принимался бюджет региона. Как вы сейчас оцениваете ту напряженность? Насколько опасения по поводу дефицитного бюджета были обоснованы?

— Это было абсолютно обоснованно. Если бы мы из дефицитного бюджета уже вышли в профицитный, тогда можно было бы говорить, что мы перестраховались. На сегодня даже июньская корректировка не позволила нам сбалансировать бюджет хотя бы в ноль, не говоря уже о профиците. Дефицит бюджета сейчас — 8,1 млрд. Мы вынуждены будем кредитоваться, чтобы ресурсами извне покрывать расходы уже заложенные в бюджете. Стоит добавить, что удержание на экономически безопасном уровне объема госдолга позволило рейтинговому агентству Standart & Poor’s в мае текущего года подтвердить рейтинг, который у нас есть, и пересмотреть прогноз с негативного на стабильный.

— Когда принимали региональный материнский капитал, у Правительства были опасения. Учитывая сегодняшнюю экономическую конъюнктуру, сможет бюджет Иркутской области взять на себя дополнительные социальные нагрузки?

— Сложно сказать. Конечно, какие-то обязательства придется брать, но мы должны знать, за счет чего мы будем их исполнять. Те решения, которые принимались, будут находить отражение в бюджете 2017 года. Искусство финансистов — сформировать бюджет таким образом, чтобы покрыть возрастающие задачи государственной политики при ограниченных финансовых возможностях.

Спасибо за интервью, Наталия Вениаминовна!

Напомним, доходная часть бюджета Иркутской области 2016 года увеличена на 3,8 млрд рублей, расходная — почти на 4,6 млрд рублей. Закон, предусматривающий такие изменения главного финансового документа области, принят сегодня на 39-й сессии регионального парламента. Таким образом, прогнозируемые доходы утверждены в объеме 105,4 млрд рублей, расходы — 113,5 млрд рублей.

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 деньподписки за59рублей
Оплатите подписку, чтобы участвовать в обсуждении новостей