Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
29 сентября 2016, источник: "Российская газета"

Челябинские заводы отказались от производства тракторов

Несколько машиностроительных компаний Южного Урала, специализирующихся на производстве сельхозтехники, в этом году подали заявки на включение в госреестр получателей субсидий.

Бюджетное вспомоществование могло бы компенсировать расходы компаний на уплату утилизационного сбора, введенного в феврале 2016 года, однако ни одно из предприятий получить господдержку пока не может.

Между тем финансовое положение заводов вызывает тревогу. В первом полугодии машиностроители распродавали запасы прошлогодней техники со складов, поэтому удерживали цены на прежнем уровне. Теперь же они обязаны платить утильсбор с каждой новой машины, сходящей с конвейера. В среднем он достигает 30 процентов от отпускной цены, что априори делает бизнес нерентабельным.

— Новые меры защиты внутреннего рынка привели к сокращению объемов производства в четыре раза: если до того момента, как государство обратило на нас внимание, мы производили две тысячи тракторов в год, то к концу этого года в лучшем случае выпустим 500, — сетует гендиректор одного из таких предприятий Владимир Андрющенко.

По его словам, розничные продажи обрушились в тот момент, когда цена на популярный на Урале мини-трактор подпрыгнула с 230 до 300 тысяч рублей из-за необходимости уплаты утильсбора. В основном продукцию завода приобретали люди небогатые — владельцы личных подсобных хозяйств, которые после скачка цен предпочли отремонтировать старую технику или переключились на импортные агрегаты, оказавшиеся вдруг дешевле отечественных.

На российском рынке сложилась парадоксальная ситуация: меры, призванные поддержать отечественных производителей, именно им нанесли едва ли не смертельный удар.

Надо сказать, что этот удар предприятие все же выдержало и продолжило бороться за место на рынке: переориентировались на выпуск навесных орудий — щеток, сеялок, ковшей — в первую очередь для своих же тракторов, что на какое-то время позволило сохранить объемы. Увеличение ассортимента способствовало значительному расширению сферы применения техники, не ограничиваясь только сельским хозяйством. И все же, по словам директора, диверсификация производства обеспечила лишь временную передышку, а впереди тупик, потому что продолжать изготавливать навесное оборудование, прекратив производить сами трактора, бессмысленно.

— В столь сложной ситуации мы даже решили сами заняться сельским хозяйством, — рассказывает Владимир Андрющенко. — Я не шучу: в этом году мы засеяли один гектар земли картошкой, чтобы найти применение нашему комплексу по выращиванию картофеля, завоевавшему золотую медаль ВДНХ. Сегодня его продажи просто встали.

По словам топ-менеджеров, на российском рынке сложилась парадоксальная ситуация: меры, призванные поддержать отечественных производителей, именно им нанесли едва ли не смертельный удар.

— Недорогое импортное оборудование оказалось в более выгодном положении, так как оно дешевле нашего, в итоге селяне его и покупают, а от местной техники отказываются, — рассказывает Владимир Охрименко, руководитель еще одной южноуральской компании-производителя сельхозтехники. — Что только ни придумываем сегодня — предлагаем навесное оборудование, обслуживание на выгодных условиях, бесплатную доставку продукции потребителям, но цифры на ценнике правят бал.

При этом в региональном минсельхозе, наоборот, отмечают рост спроса на сельхозмашины отечественного производства.

Необходимо адекватно и комплексно оценить эффект от внедрения утилизационного сбора, чтобы избежать еще больших разрушительных последствий.

— Импортная техника в связи с разницей курсов валют стала очень дорогой в обслуживании, она невыгодна в эксплуатации, — поясняет начальник управления по развитию сельхозпроизводства регионального минсельхоза Александр Завалищин. — В начале года у нас были проблемы с поставками тракторов из Санкт-Петербурга, мы обращались в министерство сельского хозяйства РФ с просьбой обеспечить своевременную поставку, и вопрос был решен.

По его словам, проблемы местных производителей сельхозтехники хорошо известны в министерстве, однако помочь им чиновники не могут: предприятия не отвечают ряду критериев отбора получателей субсидий. У некоторых слишком мал процент локализации производства, так как в основном закупаются китайские комплектующие, у других недостаточно дилерских центров.

— Мы никого не бросаем, со своей стороны продолжим добиваться включения местных предприятий в госреестр для получения ими субсидий, — заверил Александр Завалищин.

Как сообщил председатель комитета по промышленной политике челябинского регионального отделения «Опоры России» Денис Константинов, представители малого и среднего бизнеса в машиностроительном комплексе вынуждены сокращать объемы производства в первую очередь из-за отсутствия финансов у заказчика. Дополнительные сборы в бюджет стали той последней каплей, которая подтолкнула некоторые предприятия к банкротству. По его словам, необходимо адекватно и комплексно оценить эффект от внедрения утилизационного сбора, чтобы избежать еще больших разрушительных последствий.

— К сожалению, сегодня чиновники формально относятся к изучению общественного мнения перед тем, как дать добро на подписание нормативного акта: никто не отвечает на вопрос, какие последствия возможны для разных групп предпринимателей, — говорит Денис Константинов. — В подавляющем большинстве случаев оценка регулирующего воздействия законопроектов проводится настолько поверхностно, что активные члены общества уже перестают в нее верить. Поэтому мы видим такие результаты.

Комментарий

Сергей Кравчук, председатель комитета по машиностроительному комплексу Союза промышленников и предпринимателей Челябинской области:

— В целом в машиностроении тренд по-прежнему отрицательный, хотя благодаря девальвации позитивные моменты тоже есть. Рынок сжался по разным сегментам от 20 до 50 процентов. Иностранцы ушли с отечественного рынка, и многие предприятия воспользовались этим. Однако планировать что-либо очень сложно, долгосрочных контрактов нет. Волатильность рынка велика, сохраняется тенденция сокращения заказов.