Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Икона стиля и «главная мама страны»: какой запомнят Мишель ОбамуВ пятницу утром Белый дом покинет Мишель Обама, которая была его хозяйкой на протяжении последних восьми лет
29 сентября 2016, источник: "Российская газета"

Свердловская область стала лидером по числу банкротов

По данным уполномоченного по защите прав предпринимателей при президенте РФ Бориса Титова, Средний Урал стал лидером в стране по темпам роста числа банкротств: если в среднем по России в 2015 году этот показатель составил 15 процентов, то в Свердловской области он достиг 33-х.

По мнению бизнес-омбудсмена, это одно из наглядных проявлений кризиса в экономике. Как правило, количество банкротов заметно увеличивается через год-два после его начала, когда у бизнеса заканчиваются силы и ресурсы, накопленные в тучные годы.

Типичный пример предприятия, которое требуют признать несостоятельным, — гранитный карьер. Компания, базирующаяся неподалеку от Екатеринбурга, занимается производством щебня и песчано-щебеночной смеси. Казалось бы, продукция вполне востребованная: сейчас в разгаре сезон дорожного ремонта, может быть, по его завершении карьер и расплатился бы с долгами. Однако налоговая служба недавно подала банкротный иск: сумма требований заявителя всего лишь около 650 тысяч рублей.

— Такой процесс мы наблюдали в 90-е годы, когда массово рушились промышленные предприятия, — продолжает Борис Титов. — Сегодня вновь невыгодно производить — заводы душит повышение издержек: запредельные проценты по кредитам, рост налогов на базе увеличения кадастровой стоимости, тарифов… По нашим данным, электроэнергия подорожала на четверть за счет транспортировки. Бизнес попал в тиски. Нужно принимать срочные меры, прежде всего на федеральном уровне. Создавать новую экономику, базирующуюся не на экспорте природных ресурсов, а на большом количестве предприятий реального сектора, малом и среднем бизнесе, сельском хозяйстве.

Свердловский бизнес-омбудсмен Елена Артюх с коллегой во многом согласна, но проблему банкротств рассматривает диалектически:

— В мировой практике банкротство — это естественный механизм очищения конкурентного пространства от тех субъектов, которые не смогли встроиться в рынок, грамотно просчитать риски, — говорит она. — С другой стороны, затруднения в расчетах между юридическими лицами или по контрактам со стороны государственных и муниципальных заказчиков, сложности в получении кредитов усугубляют ситуацию даже для самых добросовестных и устойчивых компаний. Не исключаю, что количество банкротств будет увеличиваться и в 2017 году тенденция сохранится.

Конечно, в случае, когда одна коммерческая структура банкротит другую (таких заявлений в первом полугодии 2016 года поступило 645, а годом ранее — 504), омбудсмену делать нечего. А вот если налицо нарушение прав бизнеса со стороны органов госвласти или местного самоуправления, например, предприятие давно исполнило муниципальный заказ, но за работу ему не заплатили, из-за чего оно не в состоянии перечислить налоги, выдать зарплату, перевести средства контрагентам, уполномоченный может вмешаться.

— Было несколько таких историй, например, в Нижнем Тагиле в подобную ситуацию попало предприятие из сферы строительства, — рассказывает Елена Артюх. — Тогда удалось провести переговоры с муниципальным заказчиком и убедить его рассчитаться как можно скорее, иначе начнется процедура банкротства. Ведь гибель предприятия — это потеря рабочих мест и масса других социальных и экономических проблем для территории.

Привлечь внимание профильных ведомств необходимо еще до банкротства — то есть при первых же симптомах болезни.

Чиновники уверяют: государство тоже готово прийти на помощь добросовестным компаниям, оказавшимся в сложной финансовой ситуации, но имеющим потенциал для финансового оздоровления. Так, если беда в нехватке оборотных средств, то могут выручить институты поддержки, допустим, Фонд развития промышленности. Но важно понимать, что это не массовые инструменты. Если затруднения касаются взаимоотношений с банками, свердловский губернатор Евгений Куйвашев советует представителям бизнеса, имеющим понятные и действительно жизнеспособные проекты, обращаться в областное министерство инвестиций и развития. Но нужно стремиться привлечь внимание профильных министерств и ведомств еще до банкротства — то есть при первых же симптомах болезни. Не стоит забывать и о торгово-промышленной палате, созданной для того, чтобы помогать бизнесу в расширении рынков сбыта.

Надо полагать, область протянет руку помощи главным образом крупным заводам. А как обстоят дела в небольших муниципалитетах, где расположены в основном мелкие и средние предприятия, за которые некому вступиться?

— В сельской местности тарифы для товаропроизводителей растут катастрофическими темпами: киловатт-час электроэнергии стоит уже шесть рублей. Растут акцизы на топливо и налог на добычу полезных ископаемых. Внутри страны энергоресурсы становятся очень дорогими, это подавляет предпринимательскую активность, — считает глава Арамильского городского округа Владимир Герасименко. — Хотя в Арамили объем промпроизводства за первое полугодие вырос на 15 процентов — это достигается за счет появления новых производств. Например, мы открываем новый завод по антикоррозионной обработке деталей.

По словам главы, сейчас в Арамили нет явных банкротов: все местные компании держатся на плаву. В то же время процентов 20 из них стремятся уйти в тень, уменьшить издержки за счет снижения официальной зарплаты. Однако все их ухищрения в муниципалитете как на ладони, и местные власти раз в месяц вызывают таких бизнесменов на комиссии.

— На своей территории я вижу все, в том числе сколько предпринимателей работает «в гаражах». Если будет принят закон о самозанятости, владельцы таких производств, не использующие наемный труд, могли бы увеличить ВВП процента на полтора, — продолжает Владимир Герасименко. — Мы в своем муниципалитете, как бы тяжело ни было для бюджета, пошли на то, чтобы предоставить беспроцентную рассрочку оплаты аукционной стоимости земельного участка. Это хорошее подспорье, потому что речь идет о десятках миллионов рублей. Плюс у нас минимальная налоговая ставка на землю. Таким образом, те 20 миллионов рублей, которые мы недобираем в бюджет, остаются в распоряжении малых и средних предприятий и идут на модернизацию, вкладываются в производство.

Между тем.

В Арбитражный суд Свердловской области в первом полугодии 2016 года поступило 1094 заявления о признании должника банкротом — почти на 80 процентов больше, чем за тот же период 2015-го (611). Но при уточнении оказалось, что такой колоссальный рост обусловлен прежде всего вступлением в силу закона о банкротстве физических лиц (по этому поводу поступило 444 заявления). Таким образом, на долю предприятий пришлось 650 исков — это все же больше, чем в прошлом году. В первом полугодии 2014-го, когда кризисные явления были еще не столь заметны, подано 517 заявлений. Как уточнили в областном арбитраже, к производству в этом году принято 1037 заявлений (в том числе 433 по физлицам).

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 деньподписки за59рублей
Оплатите подписку, чтобы читать все комментарии и участвовать в обсуждении новостей