Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
18 марта, источник: Капитал

Как ситуация на Донбассе повлияет на курс гривны

Торговая блокада неконтролируемых территорий приведет к падению валютной выручки. Изначально годовые потери оценивались в $2 млрд, но в лучшем случае они могут составить до $1 млрд. В ближайший месяц это не приведет к сильным валютным колебаниям — курс может двинуться максимум на 30−50 копеек, но уже осенью рынок может дестабилизироваться.

ЦБ: $ 57.5660   -0.09 € 68.5553   -0.52 ММВБ: $ 57.3925   -0.11 € 68.1850   -0.47
Источник: Капитал

С четверга полностью прекращено торговое сообщение с неконтролируемыми территориями Донбасса. Через линию соприкосновения будут транспортироваться только гуманитарные грузы, в частности, продукты питания и медикаменты. Блокада продлится до момента освобождения украинских предприятий в ОРДЛО.

Власть признает, что блокада чревата экономическими потерями, но это был вынужденный шаг — Украина и так уже не контролирует крупнейшие предприятия региона. Министр финансов Александр Данилюк оценил негативное влияние транспортной блокады в 1,3−2% ВВП.

Разрыв производственных цепочек с компаниями на неконтролируемой территории будет ощутим уже в ближайшие месяцы.

«Фактические потери более-менее реально будут подсчитаны через один — полтора месяца, если до этого момента не будет снята блокада. Вероятно, мы получим падение экономики во II квартале, в первую очередь в добывающей и перерабатывающей промышленностях», — говорит старший аналитик ГК Forex Club Андрей Шевчишин.

В Нацбанке уверены, что остановка торговли с ОРДЛО приведет к потере экспорта.

«Этот фактор будет влиять на валютный курс, экономическую активность и инфляцию. НБУ придется корректировать и ключевую процентную ставку. Наш прогноз по инфляции — 9,1% в 2017 году — делался без учета блокады. Поэтому мы будем вынуждены проводить более жесткую монетарную политику в сравнении с тем сценарием, который представляли раньше», — заявил директор департамента монетарной политики и экономического анализа НБУ Сергей Николайчук.

Потери наступили.

Еще в начале марта глава НБУ Валерия Гонтарева сообщила об угрозе замедления роста ВВП до 1,5% к концу года.

«На состояние текущего счета будет давить возможное сокращение экспорта металлургической продукции и увеличение импорта энергетического угля. Сальдо текущего счета может ухудшиться на $2 млрд. Это негативно повлияет на динамику межбанка», — говорила она.

По ее словам, на неподконтрольной территории находится несколько металлургических предприятий, а их взнос в валютный рынок не больше 3% от продажи валюты металлургами.

«Но цепочка переработки существует, поэтому мы (потери. — Ред.) спрогнозировали еще на этапе начала блокады», — объясняла глава НБУ.

Экспертные оценки потерь также не превышают $2 млрд.

«Я допускаю, что если история с блокадой будет продлена на 3−4 месяца, мы можем потерять в выручке $1−2 млрд. Это плохо, но на фоне того, что за 2016 год объем торгов на межбанке составил примерно $62 млрд, это не катастрофа», — считает член исполнительного комитета Украинского общества финансовых аналитиков Виталий Шапран.

Он говорит, что решение о блокаде неконтролируемых территорий назрело давно, но его оттягивали из-за сезонного фактора — ждали конца отопительного сезона, когда сокращается потребность в угле.

Большая часть недополученной экспортной выручки придется на металлургов. В апреле они сократят производство на 15−20%, но потери несут с февраля.

«Группа ИСД оценила потери экспорта с 13 февраля по 6 марта в $55,7 млн. Таким образом, годовые потери экспорта могут составить $750 млн только у ИСД. “Метинвест” не публиковал данные о возможных потерях, но можно предположить, что они также будут значительными, особенно по Енакиевскому метзаводу. Только ГМК может недополучить за год $1,5 млрд валютной выручки», — подсчитал господин Шевчишин.

Руководитель аналитического отдела ИК Concorde Capital Александр Паращий более оптимистичен в своих прогнозах. По его мнению, валютная выручка официально уменьшится на $1 млрд за год. Часть потерь экспорта металлургической продукции будет компенсирована ростом экспорта руды.

Предложение валюты на рынке уже снизилось из-за остановки производства ряда металлургических предприятий в ОРДЛО, но курс этого даже не заметил.

«Пока оцениваем сокращение поступлений валютной выручки на $5−7,5 млн в день, или на 3−5% от среднесуточных уровней продажи валюты на межбанке в этом году. При нормальном функционировании валютного рынка, это не является катастрофическим», — успокаивает Андрей Шевчишин.

По его оценкам, сокращение поступлений будет сопровождаться дополнительным импортным спросом на $2−3 млн в день, что суммарно формирует дисбаланс на уровне 6,5% от текущих среднесуточных показателей продажи валюты.

Фактор курса.

Финансисты оценивают вероятность девальвации гривны выше среднего. Но она не будет носить ярко выраженного характера, ведь у национальной валюты есть запас прочности.

«Как мы видим по нынешней динамике безналичного рынка, моментального эффекта на курс валюты ситуация с блокадой не оказывает», — говорит директор казначейства Банка Кредит Днепр Олег Куринной.

Но пока гривна не девальвирует, а, наоборот, укрепляется.

Курсовые позиции безналичной гривны зависят от традиционных сезонных факторов: валютные поступления от агропроизводителей, которым необходима гривна для оплаты проведения посевной кампании, и сокращение закупки импортного газа в связи с завершением отопительного сезона.

«С учетом этих тенденций, мы ожидаем достаточных валютных поступлений в ближайшее время. О возможности удержания более-менее стабильных позиций валютного рынка говорит и намерение Нацбанка продолжить валютную либерализацию. Речь идет об обещании смягчить норму обязательной продажи валютной выручки с 65% до 50%», — считает Олег Куринной.

Он считает, что в благоприятный для гривны период весны — лета 2017-го валютные поступления будут достаточны.

По мнению Александра Паращия, в ближайшее время на межбанковском валютном рынке курс гривны может просесть не более, чем на 30−50 копеек. Что касается долгосрочного влияния блокады на валютный рынок, то аналитики говорят об угрозе осенью, когда повысится спрос на валюту за закупки не только газа, но и угля. «Необходимо будет находить альтернативные каналы покупки энергоресурсов, для чего необходимы дополнительная валюта», — отмечает Олег Куринной.

Влияние на курс национальной валюты окажут факторы, прямо не связанные с блокадой ОРДЛО, например, мировые цены на продукцию украинского экспорта. Ведь пока именно за счет высоких мировых цен на сталь и зерно украинская экономика не замечает проблемы Донбасса. По мнению Виталия Шапрана, благодаря внешним ценам во второй половине февраля объемы торговли валютой на межбанке выросли. «Если в самом начале года объемы колебались в диапазоне $130−160 млн в день, то во второй половине февраля — начале марта объемы могли достигать почти $200 млн в день», — говорит Шапран. В марте НБУ уже дважды проводил аукционы, на которых выкупил $37,3 млн.

«Влияние блокады на курс не столь значительно, как влияние мировых цен на сталь и руду. Если цены просядут (а этого ожидают многие аналитики), то курс нацвалюты к осени может достичь и 30 грн за доллар. Многое будет зависеть и от политики регулятора, будет ли он перекрывать нехватку валюты регулярными продажами на межбанке или нет», — прогнозирует Александр Паращий.

При стабильно растущих ценах на основную экспортную продукцию Украины, экономика страны и в этом году может показать неплохой результат. «Важно понимать, что на курс гривны влияет много факторов, а не исключительно энергетическая отрасль. И в первую очередь фундаментальным фактором валютной стабильности является общий уровень развития экономики, уровень платежеспособного спроса населения, конкуренция между импортными товарами и локальными производителя», — считает председатель правления Альтбанка Игорь Волох.

Гораздо большее влияние на курс гривны, а также экономику страны может иметь возможная военная эскалация конфликта.

«Меня больше волнует военная реакция ОРДЛО, чтобы они не напали на Мариуполь и Авдеевку. Именно такая дестабилизация будет сказываться негативно на экономике, а общая паника будет бить по фундаментальным факторам», — предупреждает Виталий Шапран.