Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
27 марта, источник: Sputnik.by

Беларусь получила первую партию иранской нефти: сколько это стоит

Закупленная в феврале в Иране партия нефти прибыла на Мозырский НПЗ по железной дороге. Sputnik анализирует логистику поставок, экономические и политические выгоды для Беларуси.

Источник: Sputnik.by

Первая партия иранской нефти объемом около 80 тысяч тонн в минувшие выходные дни поступила для переработки на ОАО «Мозырский НПЗ».

Как сообщили Sputnik на предприятии, нефть была доставлена по железной дороге в цистернах из порта Южный (Одесса, Украина).

В середине февраля Национальная иранская нефтяная компания (NIOC) подтвердила факт заключения сделки с Беларусью о поставке в республику 600 тысяч баррелей нефти с отгрузкой до конца месяца. С белорусской стороны контракт был подписан компанией Beloil Polska — дочерней структурой «Белоруснефти» и Белорусской нефтяной компании. Тогда же в NIOC отметили, что это первая закупка Беларусью иранской нефти после снятия с Тегерана международных санкций в минувшем году.

Цена логистики и выгода Минска.

Как пояснили Sputnik белорусские участники рынка нефтепереработки, основная выгода для республики, если учитывать только экономический контекст, — это крайне низкая цена нефтяного сырья. Это связано с тем, что вышедший из-под санкций Тегеран стремится вернуться на мировой рынок. Страна не подписала соглашение ОПЕК и, в отличие от большинства игроков рынка, продолжает наращивать добычу. Чтобы вновь завоевать экспортные рынки, Тегеран соглашается не только на более низкие цены, но и на различные схемы поставок и оплаты.

Сколько стоила иранская нефть для Беларуси по контракту, без учета доставки, не сообщается. Однако стоит вспомнить, что российская нефть для Беларуси из-за реализуемого в РФ налогового маневра продолжает дорожать.

Белорусские трейдеры также заметили, что в последнее время, когда Минск активно занялся поиском нефтяной альтернативы, стало «модным» вспоминать опыт 2011 года, когда осуществлялись поставки из Венесуэлы. Тогда статистика фиксировала цену венесуэльской нефти для Беларуси под 900 долларов за тонну, что конечно, было немыслимо дорого.

Традиционно при поставках нефти трубопроводом логистика занимает очень небольшую долю в конечной цене сырья для НПЗ — 10−15 долларов на тонне. Однако в случае поставок по железной дороге на достаточно протяженное расстояние — через всю Украину и небольшой белорусский отрезок — стоимость доставки возрастает до 30−50 долларов за тонну, что уже существенно.

В то же время, для Минска играет большую роль и готовность морских терминалов к скидкам на перевалку нефти в цистерны. В случае с портом Южный эти скидки доходят до 75% к действующим тарифам.

Очевидно, что этот фактор стал решающим при выборе порта прибытия танкера, ведь изначально обсуждалась не только Одесса, но и латвийский Вентспилс.

Почему Азербайджан сменился на Иран?

В октябре 2016 года через порт Южный Беларусь осуществила поставки партии нефти из Азербайджана. Было поставлено 84 тысячи тонн, которые затем прибыли на мозырский НПЗ по железной дороге.

Если анализировать данные госстатистики, всего в 2016 году белорусские НПЗ переработали 18,6 миллиона тонн нефти, из которых только 18,1 миллиона тонн были поставлены из России. Очевидно, что остальной объем — порядка 500 тысяч тонн — пришелся на другие страны, и это, скорее всего, Азербайджан.

По инсайдерским данным, азербайджанская нефть стоила для Минска по 30 долларов за баррель, что существенно ниже рыночных цен.

Однако затем Баку подписал меморандум ОПЕК и с 2017 года стал сокращать добычу сырья. В таких условиях продавать Минску нерыночно дешевую нефть страна отказалась.

Можно предположить, что контракт с Ираном был конкурентоспособным сотрудничеству с Азербайджаном.

Между тем, белорусским специалистам хорошо известен опыт Польши, которая в последнее время покупает иранскую нефть миллионами баррелей и имеет трубопроводы к своим НПЗ. По данным Wall Street Journal, когда на мировых рынках нефть стоила в районе 40 долларов за баррель, Польша контрактовала иранскую нефть по 17−20 долларов за баррель.

Сегодня белорусские эксперты не исключают, что еще одним маршрутом доставки иранской нефти в Беларусь может стать даже не литовская Клайпеда, а польский Гданьск.

Расстояние от Гданьска до МНПЗ составляет около 800 километров — столько же, сколько и до Клайпеды. Кроме того, сделку с Ираном обслуживает именно польская «дочка» БНК и «Белоруснефти».

Выйти к трубе.

Безусловно, улучшить логистику поставок иранской нефти в Беларусь мог бы новый совместный проект с Украиной по задействованию магистрального нефтепровода «Одесса-Броды».

Тогда стоимость доставки сократилась бы более чем в два раза.

Активно обсуждать этот вариант в Байнете стали на минувшей неделе, когда компания «Укртранснафта» заявила о завершении вытеснения водного консерванта и заполнении технологической нефтью отрезка «Мозырь-Броды» нефтепровода «Дружба».

Участок «Мозырь-Броды», соединяющий украинскую ветку «Дружбы» с Мозырским НПЗ, использовался в 2011—2012 годах для поставки в Беларусь сначала венесуэльской, а затем азербайджанской нефти, которая доставлялась танкерами в порт Южный (Одесса). После того, как Беларусь свернула этот проект, участок «Мозырь-Броды» был законсервирован.

Однако пока иранская нефть по этой трубе не потекла. «Мозырь-Броды» был заполнен нефтью Urals, которая, в свою очередь, была вытеснена из отрезка нефтепровода «Одесса-Кременчуг», и это делает на данный момент невозможным использование нефтепровода под иранскую нефть, которая отличается от Urals по своим техническим характеристикам, хотя и гораздо ближе к ним, чем Azeri light.

Политические дивиденды.

Беларусь начала поиск альтернативных поставок нефти в республику после того, как во втором полугодии 2016 года Россия, на фоне газового спора, начала секвестр нефтяных поставок в республику.

В 2017 году, по данным Транснефти, республика получит только 16 миллионов тонн нефти — по 4 миллиона тонн в квартал. Это на 8 миллионов тонн меньше, чем нужно белорусским НПЗ.

Белорусские эксперты отмечают, что «договариваться всегда легче, когда уже есть опробованная и действенная альтернатива». В данной связи они вспоминают нефтяной конфликт 2011 года.

После того, как РФ увидела готовность и способность Минска привезти нефть из Венесуэлы, нефтяной спор был разрешен, причем на максимально выгодных для Минска условиях. Это привело к свертыванию в 2012 году венесуэльского проекта.