Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
31 марта, источник: Газета Коммерсантъ

Генпрокуратура занялась сертификацией

Передача полномочий МАК вызывает все больше вопросов.

Источник: Фотоархив ИД «Коммерсантъ»

Как выяснил «Ъ», затянувшийся процесс передачи полномочий Межгосударственного авиационного комитета (МАК) по сертификации авиатехники Росавиации вызвал вопросы Генпрокуратуры. Ее проверка подтвердила данные «Ъ» о том, что за полтора года Минтранс так и не разработал соответствующие нормы и не заключил необходимые международные соглашения.

В Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК) неофициально признают, что ситуация ставит под угрозу и без того непростой экспорт самолета SSJ 100: поставки ирландской CityJet могут остановиться уже в апреле. По неофициальной информации, вопрос уже поднят на уровень президента РФ.

О том, что Генпрокуратура провела проверку работы Минтранса по передаче Росавиации полномочий МАК по сертификации авиатехники, сообщили источники «Ъ». По их данным, генпрокурор Юрий Чайка пришел к выводу, что за полтора года после того соответствующего решения правительства Минтранс так и не издал нормативные акты, которые позволили бы Росавиации выполнять новые функции.

Генпрокуратура также выяснила, что Минтранс до сих пор не заключил международные соглашения в области летной годности с иностранными авиавластями и не упорядочил полномочия вновь созданного Авиационного регистра (подчиняется Росавиации).

В результате авиавласти ЕС отказались принимать при поставке самолетов экспортную документацию, выданную Росавиацией

Среди других претензий — отсутствие законодательства, регулирующего работу организаций техобслуживания самолетов, зарегистрированных за рубежом, но эксплуатируемых в РФ.

По словам собеседников «Ъ», в результате производители вынуждены дублировать заявки на прохождение сертификации в Росавиации и МАК, который уже фактически не имеет таких полномочий.

Так, в 2016 году МАК выдал ОАК 13 сертификатов на авиатехнику, опасаясь срыва поставок SSJ 100 за рубеж на сумму более $1 млрд.

По данным собеседников «Ъ», господин Чайка уже сообщил о ситуации президенту Владимиру Путину с просьбой обязать правительство принять меры для ускорения процесса

В Минтрансе, МАК и Росавиации на запросы «Ъ» не ответили, в Генпрокуратуре обсуждать вопрос отказались.

Перераспределение функций МАК началось в конце 2015 года, когда премьер распорядился передать полномочия комитета по сертификации самолетов и их деталей Росавиации, Минпромторгу и Минтрансу. Но оперативно реорганизовать систему не удалось, лишь в марте 2016 года Росавиация сообщила об учреждении новой структуры для сертификации — ФАУ «Авиационный регистр РФ».

В ноябре правительство передало функции МАК по сертификации разработчиков и изготовителей, полученные Минпромторгом в ноябре 2015 года, Росавиации, которая займется и типовой сертификацией авиатехники, и сертификацией производства.

По данным участников рынка, экспортные сертификаты для европейских властей действительно по-прежнему выдает Авиарегистр МАК по поручению Минпромторга. В «Гражданских самолетах Сухого» (входят в ОАК) подтвердили, что пока подают заявки на выдачу экспортных сертификатов в Минпромторг.

Но в ОАК, говорят источники «Ъ», знакомые с позицией корпорации, уверены, что с середины апреля (когда полномочия министерства по сертификации официально перейдут Росавиации) экспорт самолетов SSJ 100 в Европу, в том числе для ирландской CityJet, прекратится

При этом ОАК планировала в 2017 году сертифицировать за рубежом дополнительные опции и улучшенные взлетно-посадочные характеристики самолета. Но EASA остановило работы до получения разъяснений от Росавиации.

Собеседники «Ъ» в авиапроме добавляют, что возлагать ответственность только на Минтранс неправильно, поскольку Росавиация также мало что сделала для подготовки к получению полномочий, зато «активно запрещала эксплуатантам самолетов взаимодействовать с МАК». Впрочем, в проекте постановления коллегии Росавиации об итогах ее работы в 2016 году говорится, что уже состоялись встречи по вопросам сертификации с авиавластями США, Европы, Китая, Бразилии.

В 2016 году в Росавиацию, по ее данным, поступили заявки на обязательную сертификацию от 281 заявителя, ведомство «валидировало сертификаты типа ERJ 170, Legacy 550, Challenger 350, провело комплекс работ с вертолетом Ми-171 для его поставки в Китай, сертифицировало главные изменения на вертолеты Ми-38−2, “Ансат”, Ми-171, Ка-226». В марте глава Росавиации Александр Нерадько провел рабочую встречу с руководством авиавластей Италии, в ходе которой «был намечен план дальнейшей совместной работы».

Главный эксперт Института экономики транспорта и транспортной политики НИУ ВШЭ Федор Борисов согласен, что России нужно «реально активизировать усилия по созданию нормативной базы для сертификации авиатехники», а также «подтвердить эффективность ее действия за рубежом». Иначе срыв экспортных поставок станет реальностью.

Елизавета Кузнецова