Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
11 мая, источник: РИА "ФедералПресс"

«Больше инвесторов — больше социальных проектов»: в Новосибирской области создают территории опережающего развития

Министерство экономического развития Новосибирской области разрабатывает заявочные проекты на получение статусов территорий опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР) для городских поселков Горный и Линево.

Предполагается, что статус ТОСЭР сделает населенные пункты привлекательными для потенциальных инвесторов и поможет им выйти из категории моногородов, имеющих риски ухудшения социально-экономического положения.

Корреспондент «ФедералПресс» разбирался в причинах, побудивших минэкономразвития региона к оформлению заявок.

Гарантия на будущее.

Горный (Тогучинский район) и Линево (Искитимский район) выглядят как типичные моногорода. Небольшие по численности населения — 8 и 20 тысяч человек соответственно, и с одним-двумя предприятия, фактически градообразующего характера. Потому одна из первых причин, согласно которой конкретно Линево претендует на статус ТОСЭР, это, со слов начальника управления экономического развития, промышленности и торговли администрации Искитимского района Людмилы Пастушенко, «вполне естественное желание получить гарантию на будущее, что, в случае закрытия одного предприятия, будут функционировать другие».

И хотя основным предприятием в Линево остается Новосибирский электродный завод (НовЭЗ), чье поступательное развитие вполне обнадеживает — достаточно вспомнить недавнее выступление директора по производству и техническому развитию компании «Энергопром» Игоря Рыбянца на инвестиционном совете Новосибирской области, где было заявлено о проекте модернизации производства в 1,2 млрд рублей. С другой стороны, «Домостроительный комбинат», еще одно линевское предприятие, числится в списке банкротов и с каждым месяцем увеличивает долги по зарплате перед своими работникам почти на 3 млн рублей.

Что же будет в случае получения статуса ТОСЭР? Как сообщают в пресс-службе правительства Новосибирской области, помимо роста инвестиционной привлекательности, Линево и Горный получат пониженную ставку по налогу на прибыль организаций, применение пониженных тарифов страховых взносов для работодателей от фонда оплаты труда на 5 лет, освобождение от уплаты налога на землю и на имущество в течение 10 лет. «Еще будут привлекаться средства некоммерческой организации “Фонд развития моногородов” на создание инженерной и транспортной инфраструктуры в моногородах, которая позволит обеспечить всех потенциальных инвесторов необходимыми ресурсами, а также даст возможность не взимать дополнительной платы за технологическое присоединение к вновь создаваемым инженерным сетям», — ответили в пресс-службе на запрос корреспондента «ФедералПресс».

Что до инвестиционной направленности, то Линево больше тяготеет к промышленности и сельскому хозяйству. В Горном, по мнению Ольги Зеленченко, начальника управления экономического развития, промышленности и торговли Тогучинского района, ожидают инвесторов по части добычи полезных ископаемых и из строительной отрасли. «В планах создание индустриального парка, благо заявки на проекты уже имеются — в частности, завод по переработке базальтовых порфиритов. Что до инвесторов, то совершенно неважно из какого они региона или страны, главное — желание развивать бизнес и работать на благо Новосибирской области», — говорит госпожа Зеленченко. Логика здесь простая: будет больше инвесторов — больше отчислений пойдет в областную казну, будет больше социальных проектов для работников и жителей Горного и Линево, что в свою очередь, сократит отток населения в Новосибирск и Бердск.

Песок всему виной.

Разрабатываемые заявки по Горному и Линево от министерства экономического развития региона будут поданы в июле и августе соответственно — так сообщает пресс-служба правительства Новосибирской области. В федеральном министерстве экономического развития, как рассказала пресс-секретарь ведомства Елена Лашкина, «в заявках от Новосибирской области ждут обоснования целесообразности создания ТОСЭР с учетом действующих режимов налоговых льгот».

«Так же важным критерием, согласно Постановлению Правительства РФ от 26.04.2017 № 494, является наличие потенциальных резидентов территории опережающего социально-экономического развития, подтвердивших в письменной форме готовность реализовать инвестиционные проекты на территории предполагаемой к созданию территории опережающего развития», — объяснили в пресс-службе министерства экономического развития РФ.

По этой причине несколько раз в региональных и федеральных СМИ упоминалось акционерное общество «Салаватстекло», готовое на территории Горного построить стеклоплавильный завод к 2019 году. Однако в самой компании, отвечая на звонок корреспондента «ФедералПресс», грустно заметили, что к предполагаемому сроку «завода не будет». «Причина очень проста — отсутствует песок нужного состава для стеклоплавильного производства. Тот песок, что имеется в Новосибирской области, необходимо обогащать, но для строительства обогатительной фабрики потребуются инвестиции больше, чем для стеклоплавильного завода. И не подумайте, это проблема не только Новосибирской области, хороший песок отсутствует и в Кузбассе, и в других сибирских регионах и даже на Дальнем Востоке и в Северном Казахстане. Ближайшее месторождение хорошего песка — это Ульяновск, поэтому проще развивать производство в Башкортостане, чем иметь совершенно неудобное логистическое плечо для доставки сырья в Новосибирскую область», — говорит главный инженер «Салаватстекло» Сергей Киреев.

С его слов, проект завода в Горном был частью негласной договоренности с правительством Новосибирской области. Предусматривалось, что в обмен на участие в качестве резидента в будущей ТОСЭР, «Салаватстекло» получит и удобный рынок сбыта и преференции по части ведения бизнеса.

Пока же единственным крупным производителем стекла и стеклянной посуды остается завод «Экран», входящий в «РАТМ Холдинг». Интересно, что на «Экране» тоже испытывают неудобства в связи с закупкой песка в Ульяновске. Возможное решение проблемы — как раз появления хорошего конкурента, например «Салаватстекло». «Присутствие в регионе второго потребителя стекольного песка сможет создать благоприятную обстановку для нового инвестора, который уже для двух заводов сможет вложить деньги в завод по обогащению песка, и из некачественного песка, например, возле Новосибирска, сможет путем переработки сделать качественный песок», — рассуждает председатель совета директоров АО «Завод «Экран» Павел Бобошик.

«Расселение не панацея».

Привлечение инвесторов в моногорода — задача сложная и каждый регион старается исходить из своих возможностей. Потому как бывают ситуации, когда город, после потери градообразующего предприятия, продолжает оставаться «черной дырой» для любого бизнеса. За примерами далеко ходить не надо: Салаирский кряж, выходящий к Линево, берет свое начало от одноименного города в Кемеровской области, где в 2013 году было закрыто горнорудное производство, численностью в тысячу человек. Да, в стороне не остался собственник предприятия — компания «Кузбассразрезуголь», трудоустроившая часть работников на другие свои предприятия, и помогла администрация Кемеровской области в развитие проекта по открытию швейной фабрики «Салаир», куда перешли на работу еще 100 человек. Однако сегодня, кроме швейной фабрики, других производств в Салаире не наблюдается — так рассказали в экономическом отделе администрации Салаирского городского поселения.

Немногим лучше ситуация в Анжеро-Судженске, другом моногороде Кемеровской области, так же как и Салаир, входящем в первую категорию от Министерства экономического развития РФ с «наиболее сложным социально-экономическим развитием». Улучшение выражается в наличии пула представителей малого и среднего бизнеса для которых было создано районное отделение кемеровского филиала организации «Опора России». Хотя сам председатель районного отделения «Опоры России» Евгений Сергеев констатирует, что предприниматели уезжают из города. «С другой стороны, те, кто остаются, бьются за свое место до последнего. В этом мне видится спасение для наших моногородов — в патриотизме, в любви к родному краю со стороны бизнесменов. Отчасти стимулируют инвесторы из соседних регионов, как например “Салаватстекло”, которому предлагали зайти в Анжеро-Судженск, да сырья здесь оказалось мало. А так бы и местные производители подтянулись бы», — размышляет Сергеев.

В такой ситуации, как советуют федеральные эксперты, помогут не создание территорий с преференциями для бизнеса, а расселение жителей моногородов в областные центры. «Бесконечное вливание бюджетных средств в поддержку местных производителей или сферы услуг видится неэффективным из-за того, что такой бизнес зачастую неконкурентен на отечественном и международном рынке», — прокомментировал для газеты «Коммерсант» финансовый аналитик группы компаний «Финам» Тимур Нигматуллин.

Однако в Новосибирской области уже был опыт с расселением рабочего поселка после закрытия основного предприятия. «В девяностые в поселке Шахты остановилось предприятие и тогдашняя администрация Тогучинского района совместно с областными властями пыталась расселить жителей, но мало кто захотел уезжать, даже если предлагали работу и жилье, с родного места. В итоге, мы до сих пор ищем жителям работу, потому что там работать негде и видим, что из поселка никто не собирается уезжать. Так что предложение по расселению — не панацея, оно просто не работает», — рассказывает Ольга Зеленченко.