Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
15 ноября, источник: Forbes

Под каблуком: как штамп в паспорте влияет на выбор модели бизнеса

Правда ли, что бизнес по франшизе ведут либо женатые, либо разведенные на пороге нового брака.

Не секрет, что собственный бизнес многие воспринимают, как способ самовыражения альфа-самцов, тогда как франчайзинг — это эквивалент «маминой юбки» в бизнесе. Мы решили проверить, так ли это.

Чтобы выяснить, как влияет возраст и семейное положение на выбираемую модель бизнеса, и влияет ли вообще, мы спросили наших текущих франчайзи — 37 предпринимателей из разных городов России — об их семейном положении, количестве детей, участии близких родственников в бизнесе. Дополнительно мы узнавали о том, что именно респондентам дало общение с франчайзером и почему они изначально выбрали именно эту форму бизнеса.

В ходе исследования выяснилась интересная вещь. Франчайзинг как модель бизнеса выбрали для себя либо семейные мужчины (63%), либо разведенные, но которые планируют вновь вступить в брак.

В первом случае, формулировка «дома мы делаем все вместе» плавно перетекала в установку «мне нужно, чтобы кто-то направлял и помогал мне в бизнесе». Для разведенных аргументация в пользу франчайзинга была такой: «бизнес с разделенной ответственностью — это прообраз будущей жизни с умной, но требовательной женой». В любом случае, волков-одиночек, пребывающих в статусе убежденных холостяков, среди наших франчайзи практически не оказалось, или они это умело скрыли.

Удивило, что франчайзинг многие его участники считают разновидностью «бизнес-семьи», хотя эта формулировка здесь применима с очень большой натяжкой, особенно в плане разделения ответственности.

На самом деле деньгами, причем своими, здесь рискуют в первую очередь сами франчайзи. Действительно, покупая франшизу они, главным образом, избавляются от головной боли при закупках и получают административно-юридическую поддержку, но все финансовые риски от прибыли до банкротства лежат в любом случае на них.

Иными словами, франчайзер не пойдет вместе с франчайзинговой точкой в кредитную кабалу, и не будет ждать его из долговой ссылки как декабриста.

Тем не менее, сама возможность к кому-то обратиться за элементарной консультацией в бизнесе уже психологически настраивает людей на эмоционально-позитивную волну. «Мне легче, потому что я не один», «я могу поговорить с кем-то, кто заинтересован в моем успехе», «мне проще делиться деньгами, если я могу поделиться хоть какой-то ответственностью», — это варианты ответов франчайзи на вопрос о психологических преимуществах франчайзинга.

Специалистов франчайзинговой компании практически все франчайзи воспринимают, как «членов семьи на удаленке». Особенно ярко это проявляется в регионах, где людям вообще свойственна привязанность к личным контактам, даже если те изначально носят деловой характер. Более 75% семейных пар, являющимися нашими франчайзи, находятся именно в регионах, и в половине случаев в их бизнесе участвует не только супруг, но и другие члены семьи.

Например, брат может заниматься доставкой, мама проверять товар, а сестра контролировать остатки.

Позвонив консультанту, чтобы узнать нюансы хранения свежемороженых креветок, региональный франчайзи может запросто полчаса рассказывать о здоровье своей тещи, или о проблемах своего сына в школе. Но все это без мыслей о дополнительных оптовых скидках, а из-за обычного человеческого желания поделиться переживаниями и подсознательно получить взамен психологическую поддержку. Вот одна из наших реальных франчайзинговых бизнес-историй.

Евгению 36 лет, сам он москвич, а супруга и ее родители из Твери. Евгений с женой совместно приняли решение открыть несколько магазинов по франшизе, чтобы в деле были заняты и супруга, и ее родственники. Обязанности разделили следующим образом: Евгений отвечал за заказы и доставку, жена — за торговлю, а родственники — за все остальное.

Никогда раньше продуктовой розницей мы не занимались, поэтому для нас франшиза — это такая опция семейного бизнеса под руководством «старшего товарища.
Евгений
Бизнесмен

Но далеко не всегда франчайзи-семьянины находят поддержку у своих родственников. Один из наших франчайзи открывал магазин специально для своих двух сестер, которые, как он предполагал, будут заниматься торговлей. Он был крайне удивлен, когда они отказались, и ему пришлось заниматься всем в одиночку.

В тот момент, когда его мечта о семейном бизнесе рушилась, ему была крайне необходима моральная поддержка, которую мы и оказывали. Другой франчайзи пришел к нам со словами: «Я открываю магазин для своей жены, и хочу, чтобы в вашем лице у нее был наставник». В конечном счете именно супруг занимался львиной долей всех дел и обращался к менеджерам даже по малейшим вопросам.

Можно ли сказать, что франчайзинг является своего рода таблеткой от предпринимательской неуверенности и осторожности? Отчасти да, но это тот случай, когда осторожность скорее можно считать добродетелью предпринимателя, а не его слабостью.

В этом смысле франчайзинг уместнее рассматривать, как некую психологическую подушку безопасности. Поэтому неудивительно, что большинство наших франчайзи — семейные люди или вовсе пары, которые создают общий бизнес и относятся к франчайзеру как к старшему товарищу.

Конечно, всегда можно наломать дров и под чутким руководством партнера, но эмоционально гораздо проще переживать взлеты и падения, когда есть гарантированная поддержка. Почти как в семье.