Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
12 декабря 2017, источник: Комсомольская правда, (новости источника)

Министр здравоохранения края Дмитрий Матвеев: В Перми построят пять новых детских поликлиник

В прямом эфире программы «Открытым текстом» на радио «Комсомольская правда — Пермь» состоялся разговор с и. о. министра здравоохранения края Дмитрием Матвеевым на тему «Медицина в Прикамье: как выводить отрасль из кризиса?».

Источник: Комсомольская правда

Проблемы «девятки» одним щелчком пальцев не решить.

— Дмитрий Александрович, на прошлой неделе практически вся Пермь обсуждала открытое письмо врача-анестезиолога Кирилла Дедюкина, в котором он рассказал о ситуации в МСЧ № 9 и предложил не продлевать контракт с главврачом больницы Евгением Камкиным. Скажите, то, что написано в письме, соответствует действительности?

— Письмо основано на эмоциях. По большому счету, понять доктора можно — проблем в МСЧ № 9 много, они копились годами и десятилетиями. Но поводом для письма стало то, что хотя администрация делает правильные шаги, пытается что-то улучшить в положении больницы, — недостает общения между руководством и коллективом с разъяснением позиции и выбором приоритетов. Коллектив в МСЧ № 9 профессиональный, с ним надо советоваться и решения принимать совместно.

Мы договорились, что в ближайшее время внутри больницы соберется координационный совет, который будет учитывать мнение абсолютно всех заинтересованных лиц перед принятием важных решений. При этом надо понимать, что проблемы, накопившиеся за годы, невозможно решить по щелчку пальцев, за один день. Мы готовы помочь медицинскому учреждению решать проблемы, но в соответствии с приоритетами. А приоритеты должны определить администрация с коллективом.

— В письме было сказано, что у врачей МСЧ № 9 не просто маленькие зарплаты, но они еще и ниже, чем средние по городу.

— Зарплаты в МСЧ № 9 не самые большие по городу, но и не самые маленькие. Они примерно такие же, как в среднем по краю. У врачей зарплата в среднем 42 — 43 тысячи, у медсестер — 23 — 24 тысячи, у младшего медперсонала — 15 — 16 тысяч. Здесь основной вопрос в том, что непонятна система начисления. Медики не всегда понимают, как начисляется зарплата, почему она такая. Этот процесс мы должны сделать максимально открытым и объективным. Мы должны сделать так, чтобы каждый медик понимал, за что и почему ему начислена такая сумма — за конкретно выполненную работу, за понятные ему показатели.

— А разве зарплата не должна быть одинаковой в одинаковых больницах? Или в условных МСЧ № 2 и МСЧ № 9 врачи получают разную зарплату?

— Реальная картина такова, что есть средняя зарплата врачей по краю. По результатам 9 месяцев этого года она составляет 44 тысячи. Но если посмотреть по разным больницам, она может быть от 30 до 60 тысяч — в среднем по больнице. И можно понять, если врачи в учреждениях первого уровня получают зарплату меньше, чем в высокотехнологичных медицинских центрах, относящихся к третьему уровню. Но на одном уровне зарплаты должны быть сопоставимы.

В чем тут проблема? Главный фактор — работа администраций. Во многих медицинских учреждениях производятся неэффективные расходы, к примеру, покупают дорогостоящие расходные материалы при наличии аналогичных, но более дешевых. Чем грамотнее работает администрация, чем больше она следует принципу минимальной достаточности, тем больше денег на зарплату. Сейчас перед нами стоит задача — подтянуть все больницы к одному уровню зарплаты. Разумеется, к более высокому.

— А министерство не может взять на себя функцию такого «зонтичного» управляющего, чтобы координировать расходы больниц?

— Мы сейчас в слабых больницах вводим внешнее управление. В рамках пилотного проекта больницы трех городов КУБа (Кизеловского угольного бассейна) — Губахи, Гремячинска и Кизела — были присоединены к пермской МСЧ № 4, фактически стали ее филиалами — для того, чтобы привлечь грамотную администрацию на три не самых благополучных учреждения. Этот проект пока в стадии реализации, есть много подводных камней. Пытаемся решать проблемы по мере возникновения.

Главное, что в результате для жителей трех муниципальных образований стала гораздо более доступной помощь узких специалистов, потому что врачи из Перми выезжают в эти города и принимают пациентов в местах их проживания. Мы вынуждены были так сделать, потому что узких специалистов в больницах КУБа давно не было. Со временем планируем перевести деятельность в плановое русло, будем находить врачей и привлекать на территорию КУБа. Такая потребность есть и в других территориях края, поэтому работа в этом направлении будет продолжаться.

Медицинская помощь должна оказываться там, где она может оказываться.

— К нам обратились слушатели с такой историей. В Чусовском районе есть поселок Верхнечусовские Городки, который находится в 60 километрах от Чусового. Но дороги до райцентра оттуда практически нет, надо добираться до трассы через паромную переправу. И в этом поселке был круглосуточный стационар. Но главный врач Чусовской больницы счел, что круглосуточный стационар экономически неэффективен. Теперь приходится отправлять пациентов на машине скорой помощи из поселка в Чусовой. Неужели это выгоднее? Не говоря уже о состоянии больных, которых везут по плохой дороге.

— Экономика точно не главнее медицинской составляющей. У нас есть четкая позиция — медицинская помощь должна оказываться там, где она реально может оказываться и есть все условия для оказания в соответствии с медицинскими стандартами. А то отделение на 5 коек, которое находилось в Верхнечусовских Городках, не могло оказывать помощь в условиях круглосуточного стационара. Потому что стационар — это место, где пациенту требуется круглосуточное врачебное наблюдение. А в больнице Верхнечусовских Городков по ночам оставалась дежурить медсестра. То есть мы не могли обеспечить качественное наблюдение. И все больные с острой патологией и так доставлялись в Чусовой.

— Так, возможно, надо было насытить поселок врачами, и тогда стационар мог бы справляться с работой и не надо было бы увозить больных в Чусовой?

— У нас нет самоцели закрывать или объединять учреждения. У нас цель оказывать эффективную медицинскую помощь. Каждая ситуация разбирается, выслушивается мнение специалистов, учитывается потребность населения. Если в больнице проводится 10 операций в год — нет смысла держать там хирурга, потому что хирург, делающий в год 10 операций, потеряет квалификацию. Надо смотреть, для чего стационар используется — скорее всего, люди стараются получить туда направление, потому что там бесплатные медикаменты. Так для этого есть дневные стационары, которые способны обеспечить лечение нетяжелых больных.

— В Перми не хватает поликлиник. Краевые власти обещали начать строительство новых лечебных учреждений. Можете рассказать, что делается в этом направлении?

— В Перми в ближайшие 2 — 3 года будут построены пять новых детских поликлиник. Большинство существующих поликлиник располагается в приспособленных помещениях. И их мощность в два раза ниже, чем потребность. Поэтому появятся новые детские поликлиники в Орджоникидзевском районе, в Мотовилихе — на улице Звонарева, 6, в Свердловском районе — на улице Лодыгина, в Индустриальном районе. Уже начато строительство в Кировском районе, на улице Шишкина, 20.

Также строится детская поликлиника в Соликамске. Там уже возведена коробка, запущено тепло, начинаются внутренние работы. И аналогичная поликлиника будет построена в Кудымкаре.

Из медучреждений для взрослых решается вопрос со строительством поликлиники Ленинского района. Она включена в бюджет, выделены деньги. Определили участок — по улице Ленина, 16. Управление капитального строительства сейчас делает эскизный проект. Будет 4 — 5-этажное здание, рассчитанное на 400 посещений в смену. Следующим летом приступим к реализации.

— Есть ли возможность оказывать медицинскую помощь по принципу территориальной близости, а не по административному подчинению территории? Например, жителям Троицы и Старых Лядов удобнее ездить в больницу в Новые Ляды, чем в Верхние Муллы. А жителям правобережной части Добрянского района — в Ильинский район.

— Амбулаторно-поликлиническую помощь по полису ОМС пациент может получать в любой поликлинике, куда напишет заявление о прикреплении. А вопрос маршрутизации пациентов в больницы мы пока рассматриваем на уровне министерства. Здесь многое надо менять.

— Благотворительный фонд «Дедморозим» собирает деньги на лечение больных детей. Понятно, что нужны деньги для лечения за границей. Но была ситуация, когда ребенку требовалась операция в Санкт-Петербурге, и больница отказалась делать ее бесплатно, потому что она муниципальная, то есть другого подчинения. Как-то странно собирать деньги на лечение в России, вы не находите?

— Вопросы оплаты лечения на территории России можно решать разными способами, используя все возможности. Если мы говорим о лечении, которое входит в перечень обязательного медицинского страхования, то независимо от того, где помощь оказывается, человек предъявляет свой полис ОМС, по нему проводится лечение, а потом наш ФОМС оплачивает его.

Есть больницы, которые подчиняются федеральному министерству. Там есть федеральные квоты на лечение, за них платит федеральный бюджет. И третья ситуация, когда в больнице другого субъекта Федерации медицинская помощь по какой-то причине не оплачивается по полису ОМС. В таком случае есть возможность оплаты ее из бюджета. Этот вопрос надо индивидуально решать. В ситуации с тем ребенком либо больница неправильно трактовала свою позицию, либо у нас кто-то недоработал. Произошло какое-то взаимное непонимание. Официально говорю — все вопросы с лечением на территории России решить можно.